Среда, 30 ноября, 2022 | USD: 60,75 EUR: 63,30

Назад в будущее

Фото: Новый Взгляд

Зачем Минфин возвращает бюджетное правило.

Фото: Новый Взгляд

Одним из важнейших столпов отечественной экономики XXI века стало накопительство запасов, сформированных за счёт нефтегазовых доходов, на чёрный день, чтобы пережить очередной кризис. Традиция прервалась только в феврале 2022 года с отменой бюджетного правила. Но этот перерыв завершается.

Бюджетное правило возвращается: Минфин готов вновь покупать валюту на нефтегазовые сверхдоходы. Нужно только утвердить концепцию до внесения проекта федерального бюджета на 2023–2025 годы, то есть до 1 октября. ЦБ в своём недавнем докладе о перспективах денежно-кредитной политики на ближайшие 3 года тоже прямо указывает на возврат к бюджетному правилу в следующем году.

Само по себе бюджетное правило выглядит максимально скучно для стороннего наблюдателя. Это просто покупка валюты на доходы, полученные с продажи нефти дороже определённого уровня, и перемещение ее в запасы. Сейчас так формируется ФНБ – пресловутая «кубышка». Но в реальности бюджетное правило несёт в себе большие перемены для каждого россиянина. Оптимисты видят в его возврате конец экономического кризиса, а пессимисты – откат к прежней политике бездействия и консервации экономики: чем больше денег идёт в запасы на чёрный день, тем их меньше остаётся на текущее развитие. Если в начале марта 2022 года запасы ФНБ опускались до $154,82 млрд, то к 1 июля превышали $210,6 млрд – рост на 36% за 4 месяца. Вместе с экспертами разберемся, чем на самом деле может все это может обернуться для рядового гражданина.

Только дешёвый рубль спасёт бюджет

В конце прошлого года 75% непродовольственных товаров в рознице были импортными. Да и отечественные зачастую производятся на импортном оборудовании. Для импортозамещения (реального, а не в отчётах чиновников) нужны большие инвестиции. Ещё в 2021 году опросы предпринимателей, проведённые Институтом Гайдара, показали, что нехватка инвестиций – одно из важнейших ограничений промышленного роста. Впереди только нехватка квалифицированных кадров. На помощь государства особенно надеяться не приходится, ведь поступления нефтегазовых доходов в экономику сократятся. Предположительно, в кубышку пойдут доходы, полученные от продажи нефти дороже $60 за баррель. И покупать ЦБ на эти деньги будет китайские юани вместо долларов, евро, британских фунтов и японских йен, как делал это раньше. Доктор экономических наук, директор Института психолого-экономических исследований Александр Неверов считает, что это плохой знак для экономики страны.

Возврат к бюджетному правилу означает, что за эти полгода так и не найдены инструменты использования дополнительных нефтегазовых доходов в качестве долгосрочных инвестиций в развитие экономики. Логичнее было бы привязать бюджетное правило к долгосрочным программам импортозамещения. А так, по сути, делается заявка на сохранение финансово-экономической модели 2012-2020 гг., только с разворотом на Восток вместо Запада. Все бы ничего, вот только экономического роста при данной модели, даже на уровне среднемировых показателей, наша экономика не демонстрировала, а реальные доходы населения снижались. Вряд ли ее консервация – это действенный ответ на текущую ситуацию.

Новые подходы не найдены, зато бюджетное правило непременно скажется на курсе рубля. Всё просто: чем больше государство скупает валюты, тем дешевле становятся рубли. Старший экономист Инвестиционного Банка «Синара» Сергей Коныгин даёт прогноз по изменению курса рубля после ввода нового бюджетного правила.

По нашим оценкам, один миллиард долларов покупок/продаж валюты приводит к сдвигу курса рубля к доллару на 1 рубль. Движение в курсе рубль-доллар будет происходить за счет кросс-курса юань-доллар. Мы считаем вероятным ослабление рубля до 70-75 рублей за доллар в течение полугода.

Сырьевая зависимость усиливается

Однозначно в выигрыше от ослабления рубля будет бюджет. Как утверждает финансовый аналитик ГК «CMS» Владимир Сагалаев от курса рубля зависит, будет ли федеральный бюджет исполнен с дефицитом, или же денег хватит.

Сильный рубль негативно сказывается на бюджете России, так как одним из основных источников его пополнения являются выплаты валютных экспортеров. Например, при курсе доллара ниже 70 рублей бюджет РФ будет дефицитным, а при курсе 50–55 рублей за доллар бюджет может недополучить 1,6 трлн рублей или 1, 2% ВВП за 2022 год. Поэтому возврат к механизму с накоплением позволит ослабить курс на 10–20 рублей, что крайне необходимо в трудных экономических условиях. По прогнозам и расчётам Минфина, дополнительные доходы от продажи энергоресурсов в 2023 году по новому бюджетному правилу могут составлять 2,5–4,5 трлн рублей.

Заодно дешёвый рубль должен быть выгоден производителям, которые отправляют свою продукцию на экспорт – в последнее время из-за подорожания их продукции в долларах и евро у них было немало проблем. А значит должно расти отечественное производство и процветать импортозамещение. Но эксперты в целом не разделяют такого оптимизма. Независимый аналитик Дмитрий Милин уверен, что из экспортёров в плюсе станутся разве что сырьевые компании.

Ослабление рубля на руку правительству (так как увеличивает доходы бюджета) и сырьевым компаниям. Текущий курс рубля не помогает и не мешает импортозамещению. Санкции сократили возможности закупки промышленного оборудования, но одновременно ограничили доступной импортных товаров для конечного спроса, освободив многие рыночные ниши от импортных товаров.

А Сергей Коныгин рассказывает, что ослабление национальной валюты оказывает слишком кратковременное влияние на промышленность.

По данным промышленного производства, количество индустрий в июне, которые выигрывали от импортозамещения, уменьшился вдвое по сравнению с весенними цифрами. Эффект импортозамещения скоротечен. При ослаблении рубля часть промышленного импульса вернется. Однако по опыту 2015 г., импортозамещение не будет являться основным драйвером экономики.

Получается, что от бюджетного правила выиграют нефтяники и государственный бюджет. А вот промышленность – не очень. От сырьевой зависимости правительство не только не уходит, но даже поощряет. А ведь столько слов было сказано о необходимости быть самостоятельными и независимыми в условиях, когда многие страны отказываются от российских ресурсов. Но Дмитрий Милин говорит, что никакого кардинального разворота к сырьевой зависимости не будет.

Возврат к бюджетному правилу не означает «отказа от интенсивного развития экономики и сохранение сырьевой зависимости», по одной простой причине: политики, направленной на интенсивное развитие экономики и отказ от сырьевой ренты не было. Отказ от жизни за счет «сырьевой ренты» осуществляет Запад вне зависимости от воли российских властей. Просто сейчас временно за счет роста стоимости энергоносителей образовался огромный профицит внешней торговли. А интенсивное развитие экономики начинается с резкого снижения налогообложения на весь бизнес без исключения. Все остальное – это политика, направленная на увеличение изъятия «коррупционной ренты» с бизнеса, за какие «благие намерения» это бы не выдавалось. Помощь части бизнеса по «списку» – это способ заработка чиновников и ничего более.

Россия – «китайский вассал»

Раньше правительство закупало доллары, евро, фунты, японские йены и китайские юани. Теперь про валюты западных и близких к ним по духу стран можно забыть: Россия уже потеряла в заморозке $300 млрд. Что же остаётся? Юань и валюты других дружественных стран. Но по мнению управляющего директора AM Capital Алексея Мурашева, выбор тут исключительно виртуальный.

Что касается валюты, которая будет закупаться в Фонд, то выбор у финансовых властей небольшой. Курс турецкой лиры слишком волатилен и непредсказуем, чтобы всерьёз рассматривать её в качестве альтернативы доллару и евро. Аналогично можно оценить и индийскую рупию. Если они и войдут в финальную валютную корзину, то им, наряду с иранскими реалами, отведут небольшую долю, необходимую для прямых взаиморасчётов с торговыми партнёрами. Доллары и евро, вероятно, тоже останутся, так как их роль во внешних операциях по-прежнему высока. Китайский юань выглядит перспективно, с учётом того, что за ним стоит мощная экономика Поднебесной, он начинает играть важную роль в торговле и его курс достаточно стабилен за счёт монетарной политики ЦБ Китая.

Изображение Мао Цзедуна на купюрах скоро может стать таким же привычным, как и Бенджамина Франклина. Но где гарантии того, что Китай рано или поздно не ограничит для России расчёты в юанях? Доцент Экономического факультета РУДН Владимир Григорьев считает, что чрезмерное увлечение юанем может быть пагубным.

Не следует наращивать резервы в юанях в тех объёмах и пропорциях, которые были у доллара и евро. Во-первых, это действительно поставит Россию в зависимость от КНР. Во-вторых, китайский юань, несмотря на статус резервной валюты, бесконечно далек от уровня использования доллара и евро в международных резервах и расчётах. И маловероятно, что у него будет такой уровень использования. В-третьих, Китай предпочитает выражать России моральную поддержку, тщательно воздерживаясь от любых действий, которые могут всерьёз разозлить Запад. Связано это с тем, что Китай не равноценен США и Западной Европе, как экономическая величина, и не равноценен США, в отличие от России, в военном плане. Китай всерьёз опасается западных санкций в сфере финансов и технологий, поэтому чрезмерное наращивание резервов в юанях ничего России не даст.

Александр Неверов тоже считает, что альтернатив у юаня сейчас никаких нет. Сейчас нет – в будущем они могут появиться.

Пока не будет создан пул резервных валют БРИКС или единая валюта ЕАЭС, то других резервных валют кроме юаня и чуть позже индийской рупии не существует. Аналогом сейчас выступают именно юани, рупии, использование национальных валют в расчетах между странами. В перспективе – пул резервных валют БРИКС. Есть мнение в экспертных кругах, что при наличии политической воли резервную валюту БРИКС можно сделать за год.

Дмитрий Милин относится к сбережениям в юанях вполне лояльно. Но вовсе не потому, что они могут принести пользу.

С накоплением юаней или без накопления Россия впадает в зависимость от Китая, становиться китайским вассалом. Китай не может иметь друзей, он может иметь только вассалов. Да и соотношения размеров экономики никаких других взаимоотношений не оставляют, особенно в ситуации, когда экономика Китая бурно растет, а экономика РФ стагнирует более 10 лет, а сейчас под санкциями еще и сильно сократится.

Есть ли свет в конце тоннеля?

Бюджетное правило несёт в себе усиление зависимости от нефтегазовых доходов и от Китая, снижение курса рубля, ничего хорошего не сулит с точки зрения импортозамещения – не самая весёлая перспектива. Но вместе с этим Алексей Мурашев находит действительно позитивные моменты.

Накопленные от нефтегазовых доходов средства – не только инструмент поддержки экономики в кризисные периоды, но и способ борьбы с «голландской болезнью». Проще говоря, они позволяют направить ресурсы в те сферы, которые традиционно недополучают финансирование, например, социальную.

Жаль, что иного способа повысить уровень соцобеспечения нет. Тем более, что проекты, финансируемые за счёт ФНБ, порой вызывают вопросы. Так, например, Минтранс хочет потратить $30,8 млрд на развитие железнодорожной инфраструктуры: для развития связей с Китаем будет построено 3000 км новых железнодорожных путей. Но на Россию придётся только 369 км. Остальные появятся в Казахстане, Монголии и Китае. Деньги ФНБ уходят в другие страны.

Проблемы, связанные с возобновлением бюджетного правила очевидны, и лежат на поверхности. Но ЦБ и Минфин упорно идут в этом направлении – просто жить за счёт нефти и газа, пока они дорогие, проще, чем заниматься инвестициями в реальный сектор экономики.

Виктория Павлова

“Новые Известия”

<
НАТО обновляет планы военного нападения на Россию

НАТО обновляет планы военного нападения на Россию

Коллективный Запад готовится к открытому боевому противостоянию нашей стране,

>
Ни риса, ни сои, ни кукурузы

Ни риса, ни сои, ни кукурузы

Засуха в Китае грозит голодом всему миру

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru