Суббота, 4 февраля, 2023 | USD: 70,38 EUR: 76,73

Оправдывают средства

Студентам-целевикам поставят требования по успеваемости.

Правительство утвердило постановление, по которому для студентов, учащихся в вузах по договору о целевом обучении, смогут устанавливать требования к успеваемости. Это коснется лишь дисциплин и модулей, необходимых для будущей работы. В случае неуспеваемости договор может быть расторгнут. Зачем понадобилось это положение, как заказчики решают проблему неуспеваемости и популярно ли целевое обучение среди абитуриентов — в материале «Известий».

Какие требования установят студентам

«По соглашению сторон договором о целевом обучении могут быть установлены требования к успеваемости гражданина, заключившего договор о целевом обучении», — говорится в тексте постановления правительства РФ, подписанного 23 ноября. Положение действует с 1 сентября 2023 года.

Эти требования необязательны, но возможны. Их устанавливают в отношении тех дисциплин, модулей и практик, которые понадобятся при профессиональной деятельности. Всё это прописывается в договоре о целевом обучении.

В постановлении говорится, что нельзя после первой же сессии обвинить студента в том, что он не исполняет договор в части требований к успеваемости — должно пройти как минимум две промежуточные аттестации.

Если же студент откровенно не справляется с требованиями к своей успеваемости, то договор о целевом обучении может быть расторгнут либо могут быть сокращены меры поддержки. В то же время будущий работодатель должен помочь студенту, если вдруг он не справляется с обучением, а когда это вмешательство не помогает — договор расторгают.

Отметим, что недавно премьер-министр Михаил Мишустин подписал распоряжение об установлении квот приема на целевое обучение в вузах на 2023 год. Такие абитуриенты поступают по направлениям от работодателей, учатся бесплатно, а после получения диплома должны отработать как минимум три года.

Самая большая целевая квота — в медицинских специальностях. Так, по специальности «Лечебное дело» доля целевиков составит 75%, по «Педиатрии» — 76%, по дефицитным направлениям ординатуры (в том числе детская онкология, детская хирургия, анестезиология-реаниматология, акушерство и гинекология, скорая медицинская помощь и т.д.) — 100%.

Серьезные целевые квоты — в сферах самолето- и вертолетостроения, эксплуатации железных дорог, проектирования авиадвигателей и радиоэлектронных систем, а также в культурных специальностях.

Зачем нужны требования к успеваемости

Исполнительный директор ЦТР «Гуманитарные технологии» Кирилл Кузнецов заметил, что на ряд специальностей можно попасть по целевому набору по минимальным проходным баллам.

— Отчасти это происходило из-за того, что про целевой набор мало кто знает, — сказал он «Известиям». — Если иметь в виду, что входные требования ниже, чем у всех остальных абитуриентов, то можно предположить, что и выпускник из такого набора чаще всего будет уровнем ниже. При этом у него есть обязательства отработать, а у компании — его трудоустроить. Возникает проблема, когда компания-работодатель обязана брать этого специалиста, но не хочет.

Однако постепенно, говорит Кузнецов, требования ужесточаются. В этом случае студент должен понимать, что попадает он в вуз не на какую-то «халяву», а должен стать квалифицированным специалистом.

Замдиректора научно-исследовательского центра по науке ФИРО РАНХиГС Айрат Сатдыков замечает, что требование к успеваемости — еще один шаг по усилению позиции заказчиков. Изначально в законе на организации возлагались значительные обязательства и по материальной поддержке учащегося, и по предоставлению практики, и его последующем трудоустройстве, но инструменты воздействия на образовательную организацию или учащегося практически отсутствовали.

— Затем были введены поправки, обязывающие учащегося отработать по окончании обучения три года на предприятии, и вот теперь заказчик может как-то влиять на качество подготовки, — сказал он «Известиям».

Вице-президент ТПП РФ, заведующий базовой кафедрой ТПП РФ «Управление человеческими ресурсами» РЭУ им. Г.В. Плеханова Максим Фатеев считает решение правительства рациональным.

— Заказчик, потенциальный работодатель, должен иметь уверенность в том, что выпускник будет соответствовать предъявляемым требованиям, — сказал он «Известиям». — Проблема необходимости своеобразного мониторинга успеваемости обусловлена и уровнем подготовленности абитуриентов, участвующих в программе целевого обучения.

Однако Фатеев замечает, что есть много примеров, когда не очень хорошо обучающийся студент впоследствии становится хорошим специалистом.

Ректор МГМСУ им. А.И. Евдокимова, академик РАН, главный стоматолог Минздрава России Олег Янушевич рассказал, что в университете ведется мониторинг успеваемости студентов-целевиков и студентов, которые проходят по общим основаниям.

— Могу сказать, что целевые студенты реже отчисляются, успеваемость у них чуть лучше, чем у обычных студентов, но и у контрактных студентов показатели на уровне, — сказал он «Известиям». — Какого-то статистически явного перевеса у целевиков не наблюдается, разве что они чуть более дисциплинированны и организованны, что позитивно отражается на учебе.

Член-корреспондент Российской академии образования, ректор Российского государственного университета нефти и газа им. И.М. Губкина Виктор Мартынов заметил, что в среднем показатели успеваемости студентов, обучающихся по целевому набору, не отличаются относительно остальных студентов, а качество подготовки соответствует уровню, которое обеспечивает вуз.

— Но установление требований к успеваемости, на наш взгляд, необходимо, — заявил он «Известиям». — Недостаточно установить определенные баллы по ЕГЭ и профориентационно направить выпускника школы. После поступления в университет кардинально меняется социокультурная среда обучаемых, появляется много соблазнов, идет период взросления, выявляются пробелы в полученных знаниях. Очевидно, что не каждый сможет с этим справиться.

Мартынов отмечает, что среди самых сложных моментов почти для всех студентов становится слабая подготовка по предметам, которые не вошли в требуемый перечень ЕГЭ при поступлении, тем более что в университетах студенты сталкиваются с таким понятием, как межпредметность, когда решение учебной задачи, отражающей реальную производственную, строится на базовых знаниях из смежных с точки зрения производства областей.

— В нашей практике оправдал себя подход, когда за каждой группой целевых студентов, направленных определенным предприятием, закрепляется куратор — молодой преподаватель, который имеет прямой контакт с кадровой службой предприятия и администрацией университета, оперативно реагирующий на возникающие проблемы, — рассказал Мартынов. — Тем не менее мы — за нормативное установление требований к успеваемости студентов-целевиков, которое улучшит возможность контроля и обеспечит качество подготовки.

Начальник учебно-методического управления РУТ (МИИТ) Андрей Пушкин замечает, что Российский университет транспорта и сейчас направляет заказчикам целевого обучения результаты успеваемости целевиков по итогам каждого семестра.

— Многие заказчики уже сейчас прописывают в договоре критерии успеваемости, по которым студенту может быть назначена дополнительная стипендия или другие меры поддержки, — рассказал он «Известиям». — В случае наличия задолженностей представители организации-заказчика проводят беседы с родителями и обучающимися, обсуждают причины, совместно с университетом ищут пути содействия в повышении успеваемости.

Руководитель Базового центра подготовки кадров АНО НАРК Ольга Клинк замечает, что это дополнительный рычаг для работодателя, который и ранее имел возможность запрашивать информацию о том, как учится студент, но что делать дальше с этой информацией, было не определено.

Популярно ли целевое обучение

Максим Фатеев говорит, что сейчас нельзя говорить о высокой эффективности реализации программы целевого набора.

— Даже выделяемые квоты на целевое обучение нередко бывают заполненными только частично, и конкурс по ним значительно ниже общего конкурса — как правило, 1,5–2 человека на место, — рассказал он. — Конечно, при таком конкурсе нельзя рассчитывать на привлечение абитуриентов с высокими баллами ЕГЭ. Как правило, это абитуриенты, недобравшие баллов для поступления на бюджет на общих основаниях. На примере нашего университета средние баллы зачисленных по целевой квоте составляют 65–75, а при приеме на условиях общего конкурса — от 85 и выше. Это очень существенная разница.

Кирилл Кузнецов считает проблемой непопулярности целевого обучения «крайне запутанную» ситуацию с поступлением.

— Каждый год правила обновляются: то несколько волн, то одна волна, — сказал он. — Каждый раз эти изменения пугают абитуриентов и их родителей — и выбирается какой-то надежный, проторенный вариант. Целевое обучение таким вариантом пока не является.

Виктор Мартынов подчеркивает, что целевой набор позволяет планировать выпуск необходимого количества специалистов заданного качества подготовки для конкретных регионов и производств.

— Мне в принципе не слишком близка идея выпуска специалистов «на свободный рынок», — сказал он. — Образование — это сложный дорогостоящий процесс, в организации которого участвует большое количество профессионалов, и очевидно, что весь этот массив должен быть направлен на конечный результат — трудоустройство необходимого количества и качества специалистов на конкретные рабочие места и производства.

По его словам, интерес абитуриентов к программам целевого набора — это интерес не к упрощению поступления, а к гарантированному трудоустройству по профилю обучения, так как даже наиболее востребованные вузы обеспечивают рабочими местами не более 90% выпускников.

Олег Янушевич замечает, что в медвуз по целевому набору поступить проще, но нельзя сказать, что это в целом выгоднее для студента.

— Это точно более ответственно, потому что потом необходимо будет отработать не менее 3–5 лет в конкретном месте после окончания университета, — сказал он. — В период приемной кампании, как мне кажется, не меньше 30% мест нужно оставлять для обычного бюджетного поступления, а 70% отдавать на целевой прием — это оптимальное, на мой взгляд, соотношение.

Андрей Пушкин из РУТ говорит, что интерес абитуриентов к целевому обучению ежегодно остается стабильным, но в 2022 году наблюдался небольшой спад — вероятно, в связи с повышением доступности поступления на бюджетные места из-за увеличения общих объемов контрольных цифр приема по образовательным программам высшего образования. По его словам, в Российском университете транспорта обучается порядка 5 тыс. студентов по целевому набору, что составляет более 37% от общего количества студентов. Основной заказчик — ОАО «РЖД».

Пресс-служба МФТИ, который работает с ЦНИИмашем, РКК «Энергия», РКС и т.д., отмечает, что целевой набор становится интересен абитуриентам, которые хотят попасть в вузы с высоким проходным баллом (в Физтехе самый высокий в прошлом году — 97,1). Квота дает такую возможность.

— Самое главное, чтобы как можно больше крупных предприятий участвовали в поиске талантливых абитуриентов и как можно больше ребят знали о целевом наборе, — сообщили в МФТИ. — На нашем собеседовании некоторые абитуриенты впервые узнают о такой возможности и здесь же могут напрямую пообщаться с представителями организаций.

Как улучшить целевое обучение

Фатеев считает, что нужно делать упор не столько на прием в рамках целевой квоты, сколько на развитие именно целевого обучения, то есть когда работодатели знакомятся уже со студентами, проводят с ними собеседования, заключают договоры, предусматривают меры поддержки на время обучения, а после окончания — трудоустраивают.

— Этот механизм предусмотрен действующим постановлением, но практически не реализуется в действительности, — сказал он. — А именно в этом случае потенциальный работодатель будет уверен, что к нему придет действительно хороший специалист.

По его мнению, для расширения практики целевого набора у организаций должны быть планы стратегического развития как минимум на пять лет, понимание, какие кадры понадобятся к этому сроку.

— Но в современных условиях высокой турбулентности и стрессовости развития экономики трудно обеспечить высокую эффективность и массовость целевого обучения, — считает Фатеев. — Однако следует согласиться с мнением, что постепенно ситуация может измениться: к этой системе привыкнут, появится необходимый механизм реализации программы, технологичность и в части заключения договоров о целевой подготовке, и в части их выполнения.

По мнению Кирилла Кузнецова, должна появиться какая-то понятная информация для родителей абитуриента о системе поступления, включая целевой набор и требования по нему.

— Как только такая информация появится, целевое обучение будет, конечно же, востребовано, — говорит Кузнецов. — Мне кажется, это очень хорошая и правильная идея, когда компания ищет себе специалиста и готова вкладываться в его развитие. Многие компании так и делают, и, кстати говоря, они сами на себя берут эту роль, работая с абитуриентами и проводя раннюю профориентацию.

Как принять решение студенту

Сатдыков отмечает, что каждый абитуриент и его семья должны принимать взвешенное решение в зависимости от имущественного положения, от доступности образовательных траекторий и рабочих мест в регионе.

— С одной стороны, целевое обучение — это практика на предприятии, гарантированное трудоустройство и, возможно, поддержка со стороны предприятия в виде стипендий или предоставления жилья, — сказал он. — С другой стороны, это необходимость отработать три года после окончания обучения на предприятии или штрафные санкции.

Кирилл Кузнецов подчеркивает, что в вопросе выбора целевого обучения значительно вырастает ответственность профориентационной работы. Это не тот случай, когда выбор профессии можно делать случайным образом или конъюнктурно.

— Мы, работая с абитуриентами, сначала показываем направление, а потом говорим, какие в нем есть варианты — в том числе в целевом наборе, — говорит Кузнецов. — Здесь не должна работать обратная логика, когда сначала абитуриент выбирает только направления с целевым набором. Нужно все-таки смотреть, к чему человек склонен, что ему интересно, каковы мотивы, ценностные установки.

При этом бояться целевого обучения в той сфере, которая абитуриенту нравится, не стоит, говорит он, с учетом сложностей с трудоустройством у молодых людей возможность сразу после университета пойти на работу, пусть даже не самую высокооплачиваемую, является хорошим этапом.

Виктор Мартынов советует, кроме ответа на вопрос «кем я хочу быть и где жить?», ознакомиться с предприятием — тем более сейчас множество профориентационных мероприятий в школах и регионах.

— Не следует гнаться за призрачной идеей, которая имеет туманные перспективы, — сказал он. — Главное, определить свою готовность связать свою жизнь со стабильностью, профессией, отраслью, регионом, карьерным ростом. Тогда всё получится.

Ольга Клинк подчеркивает, что человек должен понимать, что он подписывает договор, который будет определять его жизнь и трудовую деятельность на ближайшие 4–9 лет в зависимости от срока обучения и отработки. И понимать, что, выбирая что-то, он может закрыть для себя иные возможности. Призывает она и подумать: получится ли выплатить за обучение в случае расторжения договора, избавив себя от отработки?

— Здесь серьезно возрастают требования к системе профориентации, к профессиональным пробам, которые позволили бы будущим абитуриентам выбирать соответствующее направление подготовки, профессию, специальность, — говорит Клинк. — Важно иметь возможность попробовать будущую профессию на зуб, перед тем как ты примешь решение.

Фото: pixabay.com

Сергей Гурьянов

“Известия”

<
Не всякий случай

Не всякий случай

Банкам могут запретить брать комиссию за кредстраховки в свою пользу

>
Возвращайтесь поскорей

Возвращайтесь поскорей

Как будет осуществляться реабилитация наркоманов

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru