Суббота, 26 ноября, 2022 | USD: 60,48 EUR: 62,88

«Мы надеемся в следующем году получить российскую вакцину от ротавируса»

https://pixabay.com/ru/

Глава Роспотребнадзора Анна Попова — о риске заболеть гриппом, защите россиян от инфекционных угроз извне и новых препаратах.

https://pixabay.com/ru/

В России снижается темп прироста заболевших COVID-19, заявила в интервью «Известиям» на ВЭФ главный санитарный врач России Анна Попова. По ее словам, это говорит о том, что летняя волна подъема заболеваемости позади. Поэтому дополнительные ограничения пока не требуются, достаточно рекомендаций. В сентябре возможен подъем заболеваемости гриппом, и важно сделать прививку от него, потому что к нам придут другие штаммы. Также глава Роспотребнадзора рассказала, каких инфекций стоит опасаться россиянам и от чего защитит новый санитарный щит.

Перешли через пик

— Каждый день статистика сейчас показывает по 40–50 тыс. новых заболевших коронавирусом. Стоит ли опасаться дальнейшего роста? Каковы ваши прогнозы по заболеваемости COVID-19 в России?

— У нас снижается темп прироста заболевших. Если пять недель назад он составлял 69%, то на предыдущей неделе равнялся 21%.

Рост наблюдается в 66 субъектах. Стабильный уровень заболеваемости на прошлой неделе зафиксирован в двух. И 17 регионов демонстрируют снижение. Максимальное отмечено в Санкт-Петербурге — на 26%, затем идет Московская область, где заболеваемость снизилась на 19%. В Москве — почти на 17%. Это значимое снижение. Оно говорит о том, что мы преодолели летнюю волну. Преодолели с особенностями эпидпроцесса, характерными для «Омикрона», представленного превалирующими вариантами BA.4, BA.5. В России более 95% всех выявленных за прошедший период заболевших были инфицированы именно этими вариантами «Омикрона».

У нас значимое количество зарегистрированных случаев, но из них небольшая доля тяжелых и госпитализаций. А также практически единичные случаи первичных пневмоний.

Отмечу, что Приморье уже вторую неделю находится в фазе снижения заболеваемости. Здесь очень малое количество госпитализаций, нет летальных случаев. Это классический пример правильно проведенных мероприятий. Вводить какие-либо дополнительные ограничения на этом фоне не требуется.

Наша задача — максимально проинформировать о том, как правильно себя вести. Носить маски в общественных местах, мыть руки, обрабатывать помещения. Правильно — и это делается на сегодняшний день — проводить дезинфицирующую обработку транспорта, мест общего пользования. Правильно задействовать утренний фильтр в образовательных учреждениях, в школах и университетах. Детей нужно осмотреть: нет ли среди них заболевших, нет ли температурящих. Это короткий, неполный перечень того, как правильно. Если мы будем его соблюдать, нам ничего не страшно.

— Обычно осенью, когда все возвращаются из отпусков, а дети — из летних лагерей, начинаются болезни. Можно ли ожидать, что осенью вырастет число заражений COVID-19?

— Так случается каждый год. Эпидемиологические основания для этого абсолютно бесспорны: собираются детские, рабочие коллективы. Мы уже видим, что растут пороги по острым респираторным вирусным инфекциям не гриппозной и не ковидной этиологии. Лидером среди возбудителей, которые вызывают такие состояния, на сегодняшний день является риновирус. Высок уровень пораженных парагриппом и аденовирусом. Это то, что сегодня уже циркулирует. После 10–15 сентября будет определенный подъем. Меры, о которых я уже сказала, защищают от всех респираторных вирусов. Если их применять и использовать, человек будет здоров в течение всей осени. Если, конечно, еще и привьется от гриппа.

— Можно ли сказать, что COVID-19 стал сезонным вирусом, как грипп, или все-таки это всесезонное заболевание?

— Скорее всего, он и будет сезонным заболеванием, к этому сегодня есть все предпосылки. Он встроится в перечень тех вирусов, о которых я уже сказала. Но для COVID-19 пока очень важно, что волны вызываются новыми вариантами.

— Какой сейчас самый распространенный штамм?

— Сейчас максимально распространен «Омикрон»: BA.4, BA.5. Отмечу, что несколько дней назад ВОЗ признала «Дельту» вирусом, уже не вызывающим особых опасений, потому что его присутствие в человеческой популяции на земном шаре стало очень маленьким.

— Уже началась прививочная кампания против гриппа. Стоит ли ожидать эпидемии этой осенью?

— В этом году есть основания ожидать серьезного подъема, потому что сменился штаммовый состав. В трехвалентной вакцине изменены два компонента — это много. Остался прежним вакцинный штамм от вируса гриппа A/H1N1 пандемического 2009 года. Двумя другими компонентами стали штаммы гриппа A/H3N2 и гриппа B «Австрия».

В четырехвалентной вакцине еще один вирус гриппа B остался прежним. В России есть и трехвалентная, и четырехвалентная вакцины. Но все-таки считается, что замена двух компонентов из трех — это достаточно много для того, чтобы понимать: если мы не привились, то иммунитета, который мы обрели раньше, не хватит, чтобы защититься. Нужно прививаться.

Старым по новенькому

— Одной из громких тем, касающихся вирусов, в этом году стала оспа обезьян, случаи которой были и в России. Стоит ли нам ее опасаться, есть ли риск распространения?

— В России был один случай, больше их нет. Мы полностью готовы как на границе, так и в лечебной сети. Мы провели все необходимые занятия, консультации с медицинскими работниками, чтобы не пропустить случаи заражения. У нас есть достаточное количество тест-систем, новый вакцинный препарат против натуральной оспы, который буквально на днях должен пройти регистрацию. Мы ждем этого решения. Есть химический препарат для лечения, который подан на регистрацию.

Сегодняшняя ситуация показывает, что каких-то особых рисков нет. Чтобы не пропустить тех заболевших, кто вдруг не захочет обратиться к врачу, мы проводим мониторинг присутствия вируса оспы обезьян или его частиц в сточных водах. Делаем это с июня. Пока находок нет.

— Какая возможна профилактика помимо вакцинации?

— Заразиться оспой обезьян можно только при тесном контакте. Инфицирующим материалом является содержимое везикулы — пузыречка, который образуется на коже или на слизистой. Если вы сможете сделать так, чтобы к вам на поврежденную кожу или на слизистую не попало это содержимое, вы ни за что не заболеете. Мне кажется, это несложно.

— Еще один вирус, про который заговорили, тоже из Китая — генипавирус «Ланъя». Что это такое? Есть ли угроза россиянам?

— Ланъя — это место в Китае, отсюда и название. Генипавирусы — тоже достаточно известная группа вирусов, один из них, Нипах, какое-то время назад наделал много шума. В «Векторе» мгновенно создали тест-систему и готовы сделать вакцину. Но сегодня рисков нет. Для вирусов, о которых вы сейчас говорите, пока не зарегистрированы случаи передачи от человека к человеку. Напомню, информация была не о случае — это была статья, где анализировали уже накопленное количество случаев. Это не новость, а аналитика.

Написано кровью

— Через несколько недель Госсанэпидслужба отмечает вековой юбилей. Если вернуться назад и посмотреть на пройденное за эти 100 лет, что вы могли бы назвать самым важным?

— Опыт и знания, которые накоплены нашими предшественниками, бесценны. Мои коллеги четко знают наше правило: всё, что написано об эпидемиологии и гигиене, зачастую написано кровью, а иногда и жизнью. Поэтому то, что нам передали, мы очень бережно храним, развиваем.

Этот опыт особенно важен в сегодняшних условиях. Мы сталкиваемся с новыми вирусами, потому что мы кардинально поменяли образ жизни в человеческом сообществе: быстро перемещаемся по миру, меняем его под себя. Мы вырубаем леса, нарушаем природное присутствие тех или иных возбудителей, которые столетиями существовали в животных. Словно говорим: «А вот они мы, попробуйте». И они пробуют. Теперь мы должны найти способ сохранить жизнь и здоровье в этих нами же измененных условиях.

Санитарная служба считает днем рождения 15 сентября 1922 года — выход декрета Совнаркома о санитарных органах республики. Что изменилось за 100 лет в России? Если посмотреть справочники — у меня такие есть на столе, я их очень люблю смотреть, — понимаешь, что было сделано до тебя. Например, 1909 год. Есть статистические данные по губерниям — количество умерших. Но речь даже не о количестве, хотя там многие тысячи, а о перечне нозологий и инфекций. От чего умирали? Оспа натуральная, тиф сыпной и возвратный, холера, чума в полный рост, полиомиелит и так далее. Я уже не говорю об испанке — высокопатогенном гриппе.

Сегодня для нас эти слова — экзотика. Даже полиомиелит врачи не помнят. Вакцинация — это важно, но до нее были противоэпидемические мероприятия, выстроенные в систему, и они до сих пор работают и продолжают развиваться.

Если вспомнить холеру в Великую Отечественную войну — не было же эпидемических потрясений значимых. Я приведу пример, когда наша великая Зинаида Виссарионовна Ермольева в 1943 году в Сталинграде боролась с наступлением холеры. Она развернула производство холерного бактериофага под бомбежкой, буквально в подвале, и тем самым спасала армию.

Есть совсем свежие примеры. Так, вакцина против краснухи, появившаяся на рубеже тысячелетий, помогла снизить заболеваемость в России в 16,5 тыс. раз. Сейчас у нас регистрируются только единичные случаи.

Очень важный блок — гигиенический. Мы же пьем воду, едим продукты, дышим воздухом. В начале века количество нормируемых показателей, которые определяли в воде, было не больше пяти, а сегодня мы нормируем в ней и антибиотики, и гормоны, и пестициды. Раньше это было просто немыслимо.

Щитом и тестом

— Недавно был запущен проект «Санитарный щит». Звучит очень серьезно и глобально.

— Потому что угрозы серьезные и глобальные. Пандемия нам только что это показала. Предпосылки были очевидны, мы об этом говорили. Россия, если говорить о COVID-19, прошла этот период значительно лучше многих стран. По показателю количества заболевших на 100 тыс. населения мы не поднимались выше 59-го места.

Учитывая риски, которые есть сегодня в мире, стране нужно быть защищенной, потому что рисковать экономическим, общественным благополучием, в случае возникновения и реализации такой угрозы, никто не должен и не хочет. Поэтому поручением президента сформирован проект «Санитарный щит», включающий несколько уровней защиты как географически, так и по отношению к популяции.

В первую очередь это границы. На границе мы переоборудуем свои пункты пропуска, чтобы можно было проводить экспресс-тестирование. Мы уже делаем экспресс-тесты на целый ряд инфекций. Причем совсем другую линейку, чем мы предполагали изначально. Плюс информационная система, которую мы запустили, сейчас стоит в большинстве пунктов пропуска. С помощью нее оценивается риск для каждого пассажира, если это необходимо, для каждого рейса в зависимости от того, откуда он вылетел.

Затем реагирование. Мы делаем новые тест-системы, которые работают уже не за четыре часа, как ПЦР, а значительно быстрее. Это LAMP и изотермические тесты. Они позволяют получить результат за 40 минут – 1 час. Также внедряем новые подходы к разработке тестов для оценки иммунитета и систему реагирования на неизвестные возбудители. По этим вопросам идет очень тесное межведомственное взаимодействие.

Очень важно, что в санитарном щите сегодня есть вопросы коммуникации. Мы четко понимаем, что упустили инициативу на определенных этапах развития ситуации. Речь про инфодемию, когда непрофессиональная, неквалифицированная, а иногда умышленно вредная информация попадала к нашим гражданам, не давала им ни маски носить, ни прививаться. Сегодня мы работаем с социологами, психологами, чтобы выстроить эти коммуникации для разных уровней общества. Этого не было, но теперь это есть в «Санитарном щите».

— Современные вызовы предполагают новейшие научные разработки. Как с этим в Роспотребнадзоре? Что с импортозамещением?

— Говоря об импортозамещении, следует вновь упомянуть новые тест-системы. Они работают очень быстро, очень качественно решают разные задачи. Есть тест-системы, которые определяют вирусную нагрузку при ВИЧ-инфекции, при гепатите. А также ПЦР-тест-системы, определяющие устойчивость организма к антибиотикам, и еще ряд других.

Еще одно важное направление — производство сред. Мы занимаемся этим с 2014 года и на сегодняшний день полностью покрываем свои потребности. Наш институт в Оболенске производит 150 т сухих сред, которые абсолютно независимы от импорта. Ассортимент очень большой.

Тест-системы, вакцины мы можем делать исключительно сами. В том числе новые. Например, Ростовский институт микробиологии и паразитологии создал вакцину против ротавируса. Сейчас закончим клинические испытания и будем выпускать.

— Эта вакцина войдет в календарь прививок?

— На сегодняшний день у нас ротавирус стоит в календаре по эпидпоказаниям. Если есть необходимость, мы прививаем. От ротовируса прививают очень маленьких деток там, где есть риск.

— Когда можно рассчитывать на появление этой вакцины?

— Мы надеемся, что в следующем году сможем получить уже готовый препарат. А от оспы, думаю, будем готовы уже в течение ближайших недель получить новый препарат четвертого поколения. Новая вакцина будет против чумы, мы будем вводить ее в следующем году. Коллеги работают, мы ими гордимся.

Учить своим правилам

— Общественный совет при Роспотребнадзоре выступил за то, чтобы блокировать сайты с контрафактом. Роспотребнадзор это поддерживает? Как выявлять эти сайты?

— Вы делаете покупки в интернете, это удобно. А система защиты от недобросовестного продавца пока несовершенна. И то, что предлагает общественный совет, как раз направлено на ее совершенствование. Если продавец грубо нарушает права и продает опасную продукцию, особенно биологически активные добавки, то у регулятора должно быть право досудебной блокировки. Сейчас есть право блокировки такого сайта по решению суда, то есть остановить продавца можно будет месяца через полтора минимум. Всё это время реализация опасной продукции будет продолжаться. Нам нужно действовать быстрее. Но всё должно быть четко прописано, чтобы не нарушить права добросовестных предпринимателей, но для недобросовестных такое правило обоснованно.

— На ВЭФ основная тема — сотрудничество с азиатскими странами. Роспотребнадзор развивает его? Какие есть результаты?

— Мы каждый год здесь проводим встречи и объединяем наших коллег, стараемся предложить наши разработки, наши знания. Из самого актуального — мы делимся тестами по оспе обезьян. Они есть далеко не везде, но они нужны, поэтому мы их передаем. Если говорить о странах АТЭС, то мы передали им около 6 тыс. тестов и готовы передать еще, если нужно. Даже если сегодня в них нет нужды, то всегда хорошо, если в острый момент они будут под рукой. Точно так же было с тест-системами по COVID-19, потому что мы их сделали практически первыми в мире и достаточно быстро наработали. И вакцинные препараты Россия также передает.

Уже несколько лет работает на базе Дальневосточного федерального университета наш международный учебный центр по биологической безопасности. Мы активно делимся опытом, и больше 100 человек из стран АТР уже прошли обучение в этом центре. Наш опыт востребован. Мы очень плотно работаем с коллегами из Вьетнама, Таиланда.

Совершенно очевидно: всё новое и опасное в части микроорганизмов — начиная с холеры — возникало в Азии, частично в Африке. Там, где человек начал вторгаться в живую природу, соприкасаться с ней, он получал разные «подарки». Поэтому очень важно работать вместе для того, чтобы защищать здоровье граждан наших стран.

Елена Лория, Елена Лихоманова, Ксения Набаткина

“Известия”

<
Оборотная сторона

Оборотная сторона

Бизнес просит вернуть внеплановые проверки

>
Из-за нарушений на торгах суд аннулировал контракт комбината «Серна» на поставку питания в детсад №17 Петербурга

Из-за нарушений на торгах суд аннулировал контракт комбината «Серна» на поставку питания в детсад №17 Петербурга

Контракт комбината «Серна» на поставку питания в детсад №17 в Калининском районе

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru