Понедельник, 20 мая, 2024 | USD: 90,99 EUR: 98,78

В британском парламенте призвали к пересмотру санкционного списка россиян

В британском парламенте обсудили, насколько эффективны санкции против России. Участники слушания признали, что ограничения работают недостаточно, предложили изменить подход к санкциям и пересмотреть санкционные списки.

Санкции Великобритании против России недостаточно эффективны и предоставляют лазейки для их обхода, заключили участники слушания в комитете по Казначейству британской палаты общин на тему «Работают ли финансовые санкции Великобритании против России». Слушание прошло 30 апреля (РБК ознакомился с его материалами). До конца марта комитет принимал письменные комментарии от любых заинтересованных сторон, поступило три десятка писем, в том числе от Ассоциации британских страховщиков, Юридического общества Англии и Уэльса, Ассоциации сектора финансовых услуг Великобритании UK Finance и др. Основные тезисы участников слушания — в материале РБК.

Российская экономика растет вопреки санкциям

Целью экономических санкций против России было «создать много экономических проблем в России, однако спустя два с лишним года российская экономика по-прежнему способна зарабатывать деньги и расти», заявила председатель комитета Хэрриет Болдуин.

Директор Центра по изучению финансов и безопасности лондонского Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI) Том Китиндж на это возразил: есть разница между ситуациями, когда десять заводов производят грузовики для гражданского сектора и когда те же десять заводов производят грузовики для военных. Он предположил, что вторая ситуация — это не совсем «производительный» рост.

«Работают ли они [санкции] сейчас? Можно рассуждать и так, и так. Недавно один представитель офиса президента Украины Зеленского сказал мне, что они замечают ухудшение качества некоторых технологий в беспилотниках, которые они сбивают, разбирают на части и анализируют. Они бы предположили, что это потому, что санкции оказывают свой эффект. Но работают ли они так, чтобы остановить весь тот поток военных товаров, которые Россия получает из стран — союзников Украины (США, Европа, Великобритания)? С этой точки зрения санкции не работают», — заявил эксперт RUSI.

Вопросы исполнения

«Санкции не могут работать, если они не приводятся в исполнение должным образом», — подчеркнула на слушании юрист правозащитной организации Redress Наталия Кубеш.

По словам Китинджа, Великобритании этого как раз недостает. «В Великобритании производственный сектор не боится санкций. Если вы банк, вы боитесь санкций, потому что ваши конкуренты или вы сами сталкивались с большими штрафами. Но если вы из обрабатывающего сектора, ваш образ действий — производить больше вещей и продавать больше вещей по всему миру. До вас уже должно было дойти, что если продажи в Казахстан или Армению внезапно растут, то это не причина идти в паб и праздновать», — сказал он.

Кубеш считает, что в британском санкционном режиме до сих пор имеется лазейка, за счет которой остаются безнаказанными те, кто «косвенно участвует в нарушении санкций или продолжает осуществлять сделки с нарушителями». «США гораздо более настойчивы в преследовании таких лиц», — отметила она. Кроме того, Кубеш указала на то, что из-за несовпадения западных санкционных режимов есть люди, «которые попали под санкции США и Евросоюза, но могут свободно вести дела в Великобритании».

«Мы не можем отказаться вести бизнес с Евразийским экономическим союзом. Но я думаю, что нам нужно гораздо четче дать понять производителям и экспортерам Великобритании, что если вы видите увеличение торговли с этими странами, то в контексте банковского мира появляется повод подать заявление о подозрительной транзакции, поставить красный флажок», — сказал Китиндж.

«Нам нужно начать смотреть на санкции как на инструмент в экономической войне, которую мы ведем с Россией», — добавил эксперт. По его мнению, нужно создать единое агентство, которое будет аккумулировать всю информацию для того, чтобы обеспечить надлежащее исполнение санкций.

Санкции недостаточно понятны участникам рынка

Ассоциация UK Finance и Институт дипломированных бухгалтеров Англии и Уэльса (ICAEW) обратили внимание комитета на отсутствие четких разъяснений британских санкционных регуляторов относительно критерия «контроля» над фирмой. «Если критерий владения был хоть как-то прояснен в дополнительных материалах OFSI (Управление по осуществлению финансовых санкций Великобритании. — РБК), то оценки относительно контроля представляют значительные трудности для компаний — особенно там, где идет речь о формальных и неформальных договоренностях», — написал в своем комментарии ICAEW.

Если лицо попало в санкционный список OFSI, то все компании, которые ему принадлежат на основе права собственности или находятся под его контролем, тоже попадают под те же санкционные ограничения. Но поскольку такие структуры сами по себе могут не фигурировать в санкционном списке, некоторые «недальновидные» институты могут обработать транзакции в интересах компаний, которые «могут быть на несколько слоев ниже подсанкционной организации» (когда собственность или контроль не видны тривиальным образом), объясняет UK Finance.

Зачастую «много слоев» отделяют потребителя продукта от конечного бенефициарного собственника. Поэтому истинная идентификация собственности и каких-либо связей с организацией, находящейся в санкционном списке, «может оказаться затруднительной, поскольку некоторые фирмы слишком удалены от общей корпоративной структуры, так что не очень понятно, кто находится на вершине (то есть является конечным бенефициаром. — РБК)», подтверждает Ассоциация британских страховщиков. «Страховщики вынуждены сами определять, не пытаются ли такие фирмы активно обходить санкции», — указывает ассоциация.

Призывы к ревизии санкционного списка

Можно было бы провести некую ревизию перечня лиц, внесенных в британский санкционный список в феврале и марте 2022 года, и проверить, все ли тогдашние решения были правильными, сказал Китиндж на слушании. «Я бы призвал к ревизии того, что уже сделано, чтобы удостовериться, что мы действительно бьем по нужным целям», — отметил эксперт.

С этим согласны в юрфирме Peters & Peters Solicitors, которая в разное время защищала интересы подсанкционных клиентов из Египта, Сирии, Мьянмы, Белоруссии, с Украины, из России. Юрфирма утверждает в комментарии для комитета, что британские персональные санкции «в настоящее время не достигают желаемого эффекта, а в некоторых случаях и вовсе контрпродуктивны».

Среди российских бизнесменов, попавших под санкции Великобритании, есть те, кто, по утверждению юристов Peters & Peters, «в той степени, в которой они способны (учитывая серьезные личные риски в ряде случаев), публично или в частном порядке критиковали российские действия на Украине, некоторые ушли со своих должностей или вышли из российских активов еще до введения против них санкций».

По их мнению, власти Великобритании уделяют этому мало внимания. «Быть россиянином или с российским наследством, имея в прошлом бизнес в России, как кажется, является достаточным основанием для наложения санкций, без дальнейшего анализа», — указывают в Peters & Peters.

Британские юристы Данкан Хендерсон и Джошуа Рэй из юрфирмы CANDEY в своем комментарии пишут, что многие люди, попавшие под британские санкции, «по-видимому, являются средними россиянами с профессиональными ролями в невоенных, негосударственных институциях» — «очень далекими в социально-экономическом плане от олигархов». «С любой точки зрения такие люди несут не больше ответственности за военные действия на Украине, чем средний британский или американский гражданин нес за войну в Ираке», — полагают они.

Потолок цен на нефть работает слабо

«Нарушается ли ценовой потолок направо и налево? Оформляются ли ложные свидетельства [о продаже нефти по цене в пределах потолка]? Происходят ли случаи перевалки нефти с судна на судно в море [ship-to-ship transfer, STS]? Расширяется ли теневой флот танкеров? Да, конечно», — заявил Китиндж. «Мы должны признать, что есть много стран, которым Россия продает свою нефть и которые не интересуются тем, что происходит на Украине, и заплатят за нефть столько, сколько нужно», — добавил он.

Международная группа клубов взаимного страхования судовладельцев (International Group of P&I Clubs), страхующая 87% судов в мире, заявила комитету, что потолок цен на нефть, установленный странами G7 на уровне $60 за баррель, «становится все более неисполнимым по мере того, как суда и ассоциированные услуги перемещаются в область параллельного рынка». По ее оценкам, около 800 танкеров ушли из-под страховой защиты International Group of P&I Clubs «как прямое следствие введения ценового потолка».

Страны за пределами G7 не обязаны соблюдать ценовой потолок, напоминает лондонская площадка страхования и перестрахования судов и грузов Lloyd’s of London. Поэтому участники торговли российской нефтью могут приобретать страховку и регистрировать суда вне G7 и режима ценового потолка. Поскольку стороны контрактов по морскому страхованию (перестрахованию) простираются за пределы стран G7, «трудно реализовывать, контролировать и приводить в исполнение механизм потолка цен на российскую нефть».

Что будет с замороженными суверенными активами России

Запад приближается к точке признания того, что активы Банка России, преимущественно хранящиеся у Euroclear в Бельгии, «должны быть использованы на пользу Украины», считает Китиндж. «Проблема в том, что эти активы главным образом находятся в Евросоюзе, а не в Великобритании или США», — указал он.

По его словам, есть три уровня ресурсов, которые могут быть использованы: налог на прибыль с активов Банка России, прибыль от активов и, наконец, сами активы. «Есть хорошие юридические аргументы в пользу того, что изъятие самих активов будет соответствовать праву», — сказал эксперт.

Кубеш добавила, что правовая доктрина контрмер набирает вес и может быть использована для конфискации российских суверенных активов.

Однако UK Finance предупреждает, что, поскольку страны G7 не являются сторонами конфликта между Россией и Украиной, «любая конфискация этими сторонами будет основана на так называемом обязательстве «относительно всех» (erga omnes) — коллективной контрмере», а применение коллективных контрмер — «неустоявшаяся область права и почти точно приведет к разбирательствам в иностранных судах». Кроме того, такая конфискация, считают в ассоциации, несет риск ответных мер со стороны России в отношении британских активов на ее территории, а также риск вывода активов других стран из Великобритании в качестве меры предосторожности.

«Мы обеспокоены тем, как повлияет конфискация или экспроприация активов на репутацию Великобритании как безопасного места для инвестиций частных лиц или коммерческих организаций», — добавляет ICAEW. Вместо конфискации активов можно было бы ввести налог на импорт российской нефти (включая нефтепродукты, произведенные из нее в третьих странах), а также обложить налогом российскую выручку остающихся там западных компаний, а собранные таким образом деньги направить Украине, предлагает старший лектор по экономике Ланкастерского университета Рено Фукар, чье письмо также поступило в комитет.

Фото: pixabay.com

“РБК”

<
Украинский генерал оценил риск утраты «города-ключа» к Донбассу

Украинский генерал оценил риск утраты «города-ключа» к Донбассу

Замглавы разведки Украины предположил, что май станет ключевым месяцем и выразил

>
СМИ: Опрос показал, что между Собяниным и Бегловым петербуржцы предпочитают мэра Москвы

СМИ: Опрос показал, что между Собяниным и Бегловым петербуржцы предпочитают мэра Москвы

Недавний опрос, проведенный авторами Телеграм-канала «Мюсли Лаврова» показал,

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Mail.ru