Четверг, 23 мая, 2024 | USD: 90,19 EUR: 97,90

Обратный отсчет

Врачи учат мозг избавляться от страшных воспоминаний.

В Белгородской области запустили программу комплексной медико-психологической реабилитации детей, перенесших стрессовое расстройство. Своим опытом по восстановлению психики несовершеннолетних с коллегами поделились сотрудники НПЦ детской психоневрологии департамента здравоохранения Москвы. Одни из первых пациентов — дети, пострадавшие при обстреле Белгорода 30 декабря 2023 года. Специалисты отмечают положительные изменения в здоровье ребят. Подробности — в материале «Известий».

Скорректировать эмоции

С ребятами в Центре медицинской реабилитации детской областной клинической больницы занимаются психологи, которые прошли специальную подготовку. Для маленьких пациентов действует дневной стационар, причем те, кто живет далеко, имеют возможность наблюдаться в условиях круглосуточного стационара, поделилась детский реабилитолог Белгородской области Марина Резниченко.

— Чтобы попасть в центр, родители должны обратиться в поликлинику по месту жительства, к которой прикреплен ребенок. Педиатр или невролог продиагностируют пациента, определят, какая помощь требуется — медикаментозная или психотерапевтическая, выдадут направление, — рассказывает Марина Резниченко.

Врачи считают, что достичь положительных результатов можно в среднем за две недели. Этого срока хватает для того, чтобы провести тренинги психоэмоциональной коррекции, предоставить детям физиотерапевтическое лечение, провести занятия на тренажерах для тренировки выносливости и в зале лечебной физкультуры. Процедуры подбираются в зависимости от потребностей каждого ребенка.

— Практически каждый, кто поступает на реабилитацию, нуждается в психологической поддержке. На кого-то трагические ситуации действуют сильнее, на других слабее. Иногда родители даже не понимают, что происходит с ребенком, а у него уже появились изменения. Наша задача в том, чтобы предотвратить у детей развитие психосоматических заболеваний или других расстройств личности и поведения, а родителям помочь вовремя выявить проблемы, — комментирует Марина Резниченко.

Что такое биологическая обратная связь

Юные белгородцы уже успешно прошли первые занятия, в том числе с применением уникального немедикаментозного метода биологической обратной связи (БОС). Эта современная лечебная компьютерная технология позволяет вернуть к обычной жизни детей, попавших в трудные ситуации. Об этом рассказала главный внештатный детский специалист по медицинской реабилитации Минздрава, директор Научно-практического центра детской психоневрологии департамента здравоохранения Москвы Татьяна Батышева.

— Программа БОС помогает ребенку включать процессы саморегуляции, саморелаксации. Пациент учится расслабляться, контролировать свои эмоции и, соответственно, поведение, — отмечает Марина Резниченко.

Принцип действия метода в том, что реабилитологи с помощью специального прибора «Колибри», разработанного российскими специалистами, через игру максимально переключают внимание малышей от состояния тяжелого стресса. События в голове ребенка словно раскручиваются в обратном направлении и, проходя через критическую точку пережитого, возвращаются в прежнее, благополучное время.

По словам Резниченко, перед первым сеансом психолог проводит беседу с ребенком, выявляя индекс травмирующего события, а родитель тем временем заполняет анкету. Перед каждым тренингом БОС специалист определяет уровень тревоги при помощи быстрых тестов. Программа сначала используется для диагностики уровня стрессового состояния, а потом для лечения. Врач крепит к затылку маленького пациента датчики — электроды. Далее ребенок в форме игры выполняет интересные задания. Психолог между тем объясняет пациенту, что делать и как дышать в определенных ситуациях, задает ему вопросы.

— Один монитор стоит перед ребенком, а второй — перед врачом. Доктор дает задание, например собрать яркие, интересные и красивые пазлы. По мере того как собирается картинка, ребенок расслабляется, у него возникает мотивация досмотреть до конца, чтобы узнать, что получится. А врач тем временем с помощью датчиков отслеживает реакции пациента, — рассказывает Батышева.

Профессор подчеркивает, что картинка подобрана таким образом, что имеет особое влияние на головной мозг. Она дает информацию, которая сопряжена с эмоциональными ответными реакциями — дыханием, мышечными реакциями, частотой сердечных сокращений, изменениями пульса. Прибор подсказывает инструктору, в какой эмоциональной зоне находится ребенок: повышенная тревожность высвечивается красным, а успешное преодоление задания — зеленым. Врачи, оценивая эти детекторы эмоционального состояния, обучают маленького пациента навыкам саморегуляции, саморелаксации и самоконтроля, а также правильной концентрации. Маленький пациент учится расслабляться, контролировать свои эмоции и, соответственно, поведение, разъясняет Марина Резниченко.

— У детей немного иначе, чем у взрослых, проходит процесс адаптации к трудным жизненным ситуациям. В работе с ребенком нужно не акцентировать внимание на проблеме, а именно с помощью определенных игр и индивидуального подхода незаметно для него переключать ребенка, корректировать ситуацию, — дополняет Резниченко.

Действие прибора основано на электроэнцефалограмме, потому что она позволяет, оценивая альфа-ритмы головного мозга, «заглянуть» в его самые глубинные отделы. Таким образом специалисты анализируют работу мозга, определяют имеющиеся нарушения (тревогу, депрессию), воздействуют на нужные участки.

— Врачи работают с реакциями головного мозга, убирают острую проблему. В результате метод помогает не просто забыть про ужас и страх пережитой трагедии, а вычеркнуть ее на уровне подкорки, — комментирует Татьяна Батышева.

Важно, что нужный эффект достигается без использования тяжелых медикаментозных препаратов, подчеркивает эксперт.

— Сейчас практически всё оборудование, связанное с психологической реабилитацией, действует именно по принципу биологической обратной связи. Мы учим ребенка управлять своим организмом, потому что дети (а иногда даже и взрослые) этого не умеют. Для ребенка, пережившего трагедию, это необходимо, чтобы отрицательные эмоции не смогли начать свой разрушительный процесс, — комментирует профессор Батышева.

Избавить от фобий

Специалисты применяют и другие методы. Например, такая процедура, как электросон, разработанная еще в СССР, способствует нормализации вегетативной нервной системы. А с помощью метода микрополяризации специалисты воздействуют микротоками на участки мозга, улучшая его работу, воздействуют на проблемные зоны, пострадавшие от сильного стресса. В результате ребенок начинает избавляться от невротических реакций — страхов, нервных тиков и психогенного энуреза. Хороший эффект дают приемы лечебной физкультуры, массажа, дыхательной гимнастики.

Необходимость комплексной реабилитации детей возникла, когда специалисты пришли к выводу, что взрослые недооценивают весь трагизм психологических нарушений, которое возникают у детей на фоне различных стрессов. По словам Батышевой, стрессовые события зачастую оставляют глубокий след в психике ребенка, и с возрастом негативные последствия могут проявиться в виде тяжелых психосоматических заболеваний и психоневрологической патологии.

— Мы помогаем детям из Сирии, которые получили психотравмы и увечья во время военных действий. Неоднократно выезжали в Донецкую Народную Республику и Луганскую Народную Республику, — рассказывает Татьяна Батышева.

Когда 30 декабря в Белгороде случилась страшная трагедия, московские реабилитологи отправились на место происшествия. Стало понятно, что на приграничной территории детям требуется медико-психологическая помощь.

— Например, на приеме у специалистов побывал маленький москвич, который в день трагедии находился в Белгороде. Он не был непосредственно на месте ЧП, но слышал сигнал тревоги, спускался в подвал. Этого хватило, чтобы у ребенка развились фобии и проблемы со здоровьем. Если своевременно не избавить малыша от страхов и скрытых проблем, то они тяжелым грузом будут тянуться за ним всю жизнь, — рассказывает Татьяна Батышева.

Сейчас специалисты ведут работу и с девятилетней девочкой, история которой потрясла всю страну. Мама школьницы погибла, заслонив собой двух дочерей, маленькая сестренка получила тяжелую травму.

— Девочка проходит реабилитацию с помощью прибора «Колибри». Она большая умница, очень старается. Уже виден великолепный эффект. Надеемся, что использование немедикаментозных средств реабилитации максимально позволит ребенку восстановиться, — комментирует Батышева.

Врач подчеркивает, что восстановление душевного равновесия на раннем этапе определяет судьбу маленького человека на долгие годы.

— В моей практике были дети, которые пережили бесланскую трагедию. Тогда психологи по ряду причин отработали не со всеми пострадавшими. Порой родители не обращались за помощью, недооценив состояние ребенка. Недавно к нам пришел 25-летний уроженец Беслана с жалобой на тяжелейшие панические атаки. Их причина в том, что после тяжелого стресса состояние не было скорректировано, — рассказывает профессор.

В этом случае работа с последствиями психотравмы заняла огромное количество времени, но профессор отмечает, что психоэмоциональное расстройство превратилось в тяжелое хроническое заболевание. Поэтому важно действовать как можно раньше.

Об этом специалисты столичного Научно-практического центра детской психоневрологии говорили с белгородскими коллегами — для них провели образовательную программу, обсудили с врачами глубинные последствия стрессовых ситуаций.

— Детям свойственна такая защитная реакция, когда ребенок уходит от проблемы и неосознанно прячет ее глубоко в себе. Но при этом на бессознательном уровне идет колоссальная разрушительная работа. Это может вылиться в серьезное посттравматическое расстройство, — предостерегает Татьяна Батышева.

Предполагается, что весной программа медико-психологической реабилитации заработает на всех приграничных территориях.

— Мы должны помочь детям, иначе очень скоро столкнемся с огромным всплеском психосоматических расстройств, которые будет сложно диагностировать. Самое главное, они будут с трудом поддаваться коррекции, — предостерегает Батышева.

По словам эксперта, после психотравмы дети часто жалуются на боли в животе и на головные боли. Ученые пришли к выводу, что такие проявления чаще всего возникают, когда ребенок вспоминает о тяжелом событии или проходит мимо места, где разыгралась трагедия. Напомнить о былом кошмаре способны даже цвет дома, похожий пейзаж. На фоне хронического стресса страдает иммунная система, развиваются различные заболевания.

— Особая группа риска — это подростки. Они могут уйти от переживаний в различные виды зависимостей — компьютерную, алкогольную, наркотическую. А взрослые будут ошибочно искать причины проблемы в переходном возрасте, влиянии сверстников. Но это крик организма, призыв о помощи. Важно вовремя «подхватить» ребенка, чтобы своевременно восстановить его психику, — продолжает эксперт.

Примирить с собой

Реабилитологи уверены в том, что работать с проблемой детей, переживших психотравмирующую ситуацию, должен не только психолог. Подобраться к болевой точке, не акцентируя на ней внимание, помогают и другие профессионалы, в частности специалисты по лечебной физкультуре.

— Двигательная и познавательная функции взаимосвязаны. Грамотная физическая нагрузка способствует расслаблению и, соответственно, переключению психики. Мышцы дают ответную положительную реакцию, — разъясняет Татьяна Батышева.

Специальные тренажеры также разработаны с помощью метода биологической обратной связи. Оборудование помогает мозгу акцентироваться на положительных моментах, вытесняя негативные воспоминания. Это особенно важно в тех ситуациях, когда по каким-то причинам ребенок не может восстанавливаться с помощью других методов.

— Мы проводили реабилитацию слепого сирийского мальчика, получившего тяжелое ранение в ходе боевых действий. Ребенок никак не мог смириться со слепотой. Он даже отказывался от реабилитационного процесса, потому что считал, что обязательно прозреет и всё станет как прежде. Но ему необходимо было принять себя таким, какой он есть, — рассказывает эксперт.

Такое принятие важно, чтобы научиться жить с теми последствиями, от которых уже невозможно избавиться. Это было сложно, учитывая языковой барьер, но российские врачи преодолели трудности. Они подыскали ключ к пациенту с помощью спорта — ранее ребенок занимался карате.

— Мы помогли мальчику освоить пара-карате. Когда ребенок раскрылся, научили его ходить с белой тростью и потом, провожая домой, дали ему с собой много таких тростей. Сирийская трагедия затронула многих: только во дворе, где жил тогда наш юный пациент, в результате взрыва потеряли зрение пятеро детей, — говорит Батышева.

Врачи поручили мальчику не просто передать белые трости товарищам, но и научить ребят ходить с этим приспособлением.

— Это позволило ребенку осознать, что он может теперь помогать другим. Теперь он стал на своей родине ориентиром и опорой для таких же ребят, попавших в тяжелую ситуацию, — рассказывает профессор.

Татьяна Батышева подчеркивает, что правильно проведенная реабилитация зачастую действительно помогает многим пациентам поверить в себя и строить свою жизнь по-новому. Белгородские врачи отмечают, что опыт нарабатывается с каждым днем. Если система помощи детям оправдает себя, то количество специалистов будет увеличено.

Фото: pixabay.com

Евгения Бородина

“Известия”

<
Брендовая идея

Брендовая идея

В РФ ждут машины из Азии, Африки и с Ближнего Востока

>
Купи — сдай

Купи — сдай

Теневой оборот на рынке студенческих работ может достигать 10 млрд рублей

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Mail.ru