Пятница, 3 февраля, 2023 | USD: 70,04 EUR: 76,96

Сроки вышли

Почему ЕС не хочет покупать газ по «длинным» контрактам.

США готовы поставлять в Европу сжиженный природный газ по цене около $380 за 1000 кубометров, или почти в два раза ниже нынешних рыночных. С таким заявлением выступил топ-менеджер газовой компании EQT Тоби Райс. Условием для этого является наличие долгосрочных контрактов. Хотя вопреки сложившемуся мнению рынок СПГ в отличие от нефти также работает на основе длительных соглашений, европейцы таковые заключать не торопятся. Во-первых, ожидая изменения конъюнктуры, а во-вторых, держа в уме декарбонизацию в будущем. В связи с этим рассчитывать на долговременное и значительное снижение европейских цен на газ не приходится. Подробности — в материале «Известий».

Скрыть от посторонних газ

Американские мощности и потенциал развития производства природного газа достаточно высоки. Добыча газа в США в последние десятилетия резко выросла из-за сланцевой революции. Если в середине 2000-х годов добывалось чуть больше 500 млрд кубометров газа, то в начале 2020-х — более 1 трлн. В 2022 году рост составил около 3% по сравнению с предыдущим и установил очередной рекорд — во многом из-за сверхвысоких глобальных спотовых цен на газ, которые большую часть прошлого года превышали $1000 за тысячу кубометров.

За этот период США в полной мере удовлетворили свой внутренний спрос на газ (который до начала 2010-х годов обеспечивался в том числе и импортом) и начали экспортировать свою продукцию за рубеж. По понятным причинам практически весь американский экспорт может идти только по морю, для чего нужны трубопроводы к морским портам, специальный танкерный флот и многочисленные терминалы по сжижению и регазификации. Всё это значительно увеличивает себестоимость газа для промышленного потребителя за рубежом.

В 2010-е годы США стали наращивать экспорт за рубеж. Однако в этот период основной их целью были азиатские страны. Дело в том, что Европа получала большую часть газа из России, Алжира, Норвегии и других стран по трубопроводам, что на тот момент обходилось значительно дешевле. В Азии, где неоткуда было получить достаточных объемов по трубе, СПГ требовался здесь и сейчас. В особенности это касалось Японии, которая в полной мере обеспечивала свой импорт сжиженным газом и в меньшей степени Китая, чье потребление росло семимильными темпами год от года. В Восточной Азии уже существовали или строились терминалы по регазификации, а рост спроса мог в полной мере поглотить предлагаемые Америкой поставки.

Что касается Евросоюза, то после поднятия темы «энергетической зависимости от России» страны также заинтересовались американским газом, который из-за сланцевой революции быстро дешевел. В то время как с Россией и другими поставщиками нужно было полагаться на долгосрочные контракты, которые не учитывали глобальную ценовую конъюнктуру. Цены на американский газ на американских же хабах в моменте оказывались в разы ниже, чем на трубопроводный по контрактам, а во второй половине 2010-х они начали падать и на распределительных узлах и в самой Европе (хабе TTF). Был сделан вывод о том, что такая ситуация сложилась надолго, если не навсегда, и спотовый рынок сможет решить все проблемы европейских потребителей.

Однако для переключения на импорт СПГ требовались совершенно другие инфраструктурные мощности. Ряд стран, особенно сильно настаивавших на экономическом разрыве с Россией (например, Польша) озаботились этим с прошлого десятилетия. Другие начали это делать в экстренном режиме в 2022 году. В любом случае создание такой инфраструктуры требует многомиллиардных инвестиций, и даже после этого газ останется относительно дорогим.

Добыча под прессом

На противоположном берегу Атлантического океана тоже хотели другого. Американская нефтяная индустрия начиная с конца прошлого десятилетия оказалась под двойным прессингом. С одной стороны, в нефтегазовые месторождения были в период низких ставок вложены огромные деньги. Несмотря на рост производства, не все инвестиции оправдались, а некоторые нефтяные компании в последние годы были вынуждены объявить о банкротстве.

С другой стороны, пришедшая к власти в 2021 году администрация Джо Байдена с самого начала поссорилась с нефтяниками и газовиками, решив сделать ставку на зеленую энергетику и борьбу с изменением климата. Сразу же был введен ряд ограничений, начиная с запрета бурения на федеральных землях. Не менее важно, что администрация морально поддерживала усилия ESG-активистов среди инвесторов и банкиров, считавших инвестиции в углеводородную экономику вредоносными. Поток инвестиций в разработку нефти и газа в США в 2019–2021 годах значительно упал.

Хотя потенциал для роста добычи вообще в Северной Америке остается значительным (рост экспорта на 500 млрд кубометров в год выглядит явным преувеличением, но есть месторождения, где можно нарастить производство), с транспортировкой всё намного сложнее. По данным S&P Global, новых терминалов, через которые можно экспортировать газ, не будет построено до конца 2024 года — в том числе из-за недоинвестирования. Тогда заработают сразу два крупных завода по сжижению на побережье Луизианы общей мощностью 38 млн т в год (52 млрд кубометров). В целом экспортные мощности предполагается удвоить, но произойдет это не ранее конца текущего десятилетия.

Учитывая сложность, дороговизну и колоссальные риски вложений в инфраструктуру СПГ, неудивительно, что производители и поставщики не хотят работать, подобно продавцам на рынке нефти, а надеются получать гарантии. Напротив, европейцы смотрели на СПГ как на газ, который всегда есть на рынке, и эти гарантии давать не планировали. В результате в обозримом будущем им придется конкурировать за СПГ из США, Катара и России (да, европейцы по-прежнему закупают сжиженный газ у НОВАТЭКа) и забыть про привилегированные условия, которые у них по факту существовали до конца прошлого десятилетия.

Игра вдолгую

На самом деле мировой рынок СПГ отнюдь не подобен нефтяному и, как и в случае с трубопроводным газом, основной объем поставок осуществляется на основе долгосрочного сотрудничества. Европа не совсем исключение: там доля таких сделок ниже, но тоже не нулевая.

— Долгосрочные контракты на СПГ заключались — это стандартная практика, в том числе и для европейских компаний, — объясняет президент института энергетики и финансов Марсель Салихов. — Многие европейские компании имеют долгосрочные контракты с Катаром (компания Qatargas) на поставку СПГ — в частности, такие контракты имеют Edison (Италия), Centrica (Великобритания), PGNiG (Польша). Также есть контракты с производителями США, Нигерии и России (Ямал СПГ). К примеру, у НОВАТЭКа есть действующий контракт с испанской Natury Energy Group на 2,5 млн т ежегодно. Поставки по нему начались с 2018 года, срок контракта — 20 лет. По нашим оценкам, общий объем действующих долгосрочных контрактов, заключенных европейскими компаниями, составляет около 37 млн т ежегодно.

Однако, добавил он, в текущих условиях европейские компании опасались заключать новые долгосрочные контракты.

— Это было связано с двумя основными причинами. Во-первых, европейская энергетическая политика направлена на развитие ВИЭ и дестимулирует использования ископаемого топлива. Для компаний рискованно заключать контракты на 20–30 лет, если официальные власти утверждают прогнозы зеленого будущего. Во-вторых, компании также опасались, что политическая ситуация может измениться и российский газ вернется на европейский рынок. Тогда СПГ будет иметь меньшую конкурентоспособность по сравнению с трубопроводными поставками из России, — заметил эксперт.

— ЕС в текущем году умеренно активно заключал долгосрочные контракты на поставку СПГ (например, Shell стала крупнейшей компанией по объему заключенных контрактов на импорт), — рассказал аналитик «Финама» Сергей Кауфман. — На стороне предложения в первую очередь были США, у которых действительно существует огромный потенциал по росту производства. Основные противоречия неизбежно появляются в вопросах цены и сроков. ЕС не может быть уверен, что через 20 лет газ в регионе будет так же востребован. Однако сейчас наблюдается дефицит, а цены до недавнего времени были на аномально высоком уровне, что, конечно, усиливало переговорную позицию производителей СПГ.

По словам директора по исследованиям «ВЫГОН Консалтинг» Марии Беловой, в 2022 году 53% потребностей в импорте газа Европы покрывалось за счет СПГ, большая часть которого (в том числе алжирский, катарский, российский и почти весь американский) поступала в регион в рамках ранее заключенных долгосрочных контрактов.

— В конце 2021 года Еврокомиссия как элемент реализации декарбонизационной повестки предложила запретить долгосрочные газовые контракты в ЕС после 2049 года. После этого европейцы стали негативно реагировать на заключение такого рода соглашений, хотя в ноябре 2022 года катарская Qatar Energy заключила 15-летнее соглашение с американской ConocoPhillips на поставку СПГ в Германию в размере 2 млн т.

Учитывая подобные настроения в ЕС, едва ли следует рассчитывать на радикальное увеличение поставок из Северной Америки в Европу, тем более по заявленным американскими газовыми менеджерами ценам. Судя по всему, США останутся для ЕС источником импорта на случай крайней нужды.

Фото: pixabay.com

Дмитрий Мигунов

“Известия”

<
САУ не местные

САУ не местные

Как в Донбассе уничтожают западную артиллерию

>
Тут и штамм

Тут и штамм

Математики разработали модель покорения Москвы «Кракеном»

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru