Пятница, 27 января, 2023 | USD: 69,13 EUR: 75,33

Лечебная тревога

Пациенты с рассеянным склерозом могут остаться без терапии.

Многие пациенты с рассеянным склерозом могут в этом году остаться без лечения: правительство не включило в перечень высокозатратных нозологий (ВЗН) иммунодепрессант «Кайендра». Об этом говорится в обращении профильного объединения к министру здравоохранения. В августе 2022 года Минздрав одобрил «Кайендру» к внесению в ВЗН, но в утвержденном правительством списке на 2023 год его не оказалось. В итоге пациентам придется закупать препарат самостоятельно либо при помощи регионов. Курс на год стоит от 800 тыс. до 1,2 млн рублей. Из-за такой стоимости бюджеты субъектов не смогут обеспечить им всех нуждающихся, полагают эксперты. Источник «Известий» в правительстве уверил, что в списке ВНЗ есть пять препаратов той же группы, что и «Кайендра».

Недополучат лечения

Многие пациенты с вторично прогрессирующей формой рассеянного склероза в 2023 году могут остаться без терапии, из-за того что правительство не включило рекомендованный Минздравом препарат в перечень высокозатратных нозологий (ВЗН). Об этом говорится в обращении Общероссийской общественной организации инвалидов-больных рассеянным склерозом (ОООИБРС) к министру здравоохранения Михаилу Мурашко (документ есть в распоряжении «Известий»).

Речь идет о 2 тыс. пациентов, которые были заявлены от регионов как претенденты на иммунодепрессант «Кайендра». В августе 2022 года комиссия Минздрава одобрила его включение в перечень ВЗН, однако в итоговом варианте, утвержденном правительством в декабре, его не оказалось. Это означает, что его закупка не будет оплачиваться из федерального бюджета.

В результате обеспечение больных лекарством в 2023 году останется прерогативой регионов. Учитывая, что в прошлом году субъекты смогли закупить его лишь примерно для 350 пациентов, есть риск, что остальные нуждающиеся не получат лекарства, отметил в беседе с «Известиями» президент ОООИБРС Ян Власов.

Сейчас курс лечения стоит порядка 800 тыс. рублей в год (при условии закупки по госконтракту), а в рознице может доходить до 1,2 млн. Даже первая сумма неподъемна для самостоятельной покупки, подчеркнул эксперт.

— Есть вероятность, что пациенты столкнутся с дефицитом лекарств уже в I квартале 2023 года. Никто не ожидал, что их не включат в ВНЗ. В свободной продаже цена будет еще выше — по нашим оценкам, примерно на 30–40% или даже 50%. Закупить по такой цене лекарства в рамках региональной льготы будет невозможно, а значит, они не попадут к пациентам, — рассказал Ян Власов.

Поскольку речь идет об безальтернативном лечении, отсутствие препаратов создает риск обострения болезней и инвалидизации, подчеркнул он.

Пациентке Светлане из Санкт-Петербурга в прошлом году препарат закупали из регионального бюджета. Раньше она принимала его в рамках клинического исследования. Но поскольку в этот раз больше людей претендуют на его получение, девушка опасается, что средств у субъекта на всех желающих не хватит.

— Когда я узнала, что «Кайендру» не одобрили к включению в ВЗН, у меня был шок. Перебои с поставками для меня критичны. Если я не буду принимать лекарство хотя бы несколько недель, это будет катастрофой. Без него в моем организме начнутся необратимые последствия, так называемый синдром отмены, то есть вернутся все симптомы болезни, будет прогрессирование и нарастание инвалидизации. Сама же я не смогу себе его покупать — упаковка, которой хватает на месяц, в рознице стоит около 100 тыс. рублей, — пожаловалась пациентка.

Главный внештатный специалист-невролог Минздрава Николай Шамалов, комментируя ситуацию, заявил, что на данный момент при назначении терапии у врачей имеется достаточный выбор лекарственных средств для лечения пациентов с вторично-прогрессирующим рассеянным склерозом.

— «Сипонимод» (международное непатентованное название «Кайендры», — «Известия») зарегистрирован в России с показанием к применению пациентам с ВПРС, он включен в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) с 2021 года и назначается пациентам по решению врачебной комиссии. Закупки лекарственного средства осуществляются за счет средств бюджетов регионов, — подчеркнул специалист.

Источник в аппарате правительства, в беседе с «Известиями» со своей стороны отметил, что в настоящее время в перечень ВЗН для лечения больных рассеянным склерозом уже включены пять препаратов, относящихся к той же группе (L04AA), что и «Сипонемод»: алемтузумаб, кладрибин, натализумаб, окрелизумаб, терифлуномид. Из них два препарата имеют аналогичную таблетированную форму выпуска и удобный способ приема внутрь.

— То есть в перечень ВЗН уже включены аналогичные препараты для лечения рассеянного склероза. И так как «Сипонемод» не производится в России, для принятия решений будет проведен анализ объемов поставок этого препарата для исключения его дефицита, — сказал собеседник издания.

Безальтернативный вариант

Рассеянный склероз — это аутоиммунное заболевание, поражающее преимущественно людей молодого возраста. Порядка половины пациентов через 15 лет переходят во вторично прогрессирующую форму течения этой болезни, которая характеризуется постоянным медленным нарастанием симптомов — больные начинают хуже ходить, испытывают проблемы с тонкими движениями в руках, могут появляться проблемы с речью, глотанием — рассказал невролог, специалист центра рассеянного склероза Самарской области Михаил Курапов.

— Больные с вторично прогрессирующей формой рассеянного склероза делятся на два типа: тех, у кого заболевание проходит с обострениями, или прогрессирующий без обострений. И если для первой категории существует несколько различных препаратов, то для лечения пациентов, у кого обострений нет, подходит только «Кайендра». Этот препарат таблетированный, он хорошо переносится. К сожалению, есть группа пациентов, у которых нет других альтернатив, кроме этого лекарства, — отметил специалист.

При этом сейчас в той же Самарской области только два пациента обеспечиваются этим препаратом из местного бюджета, в свою очередь, отметил руководитель областного лечебно-консультативного центра для больных рассеянным склерозом Алексей Нилов.

— В 2022 году, понадеявшись на то, что лекарство включат в ВЗН, мы отправили заявки на получение препарата более чем 60 пациентами. Но он в перечень не попал. Полагаю, что для региона это будет слишком большая нагрузка, поэтому мы сейчас стараемся решить проблему другими путями. Отправили запрос министру с просьбой рассмотреть возможность обеспечить хотя бы половину пациентов, которые не могут принимать другие лекарства, из имеющихся запасов, — отметил он.

«Известия» обратились в минздрав Самарской области с просьбой прокомментировать ситуацию.

Регионы в целом очень неравномерно закупают лекарства для льготников, считает директор Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович.

— В каких-то субъектах обеспечивают больше, чем в других. Это зависит от того, как регион спланировал затраты на закупку препаратов. Бюджет в большинстве случаев, к сожалению, формируется, исходя не из количества пациентов, а из опыта прошлого года. Кроме того, регионы в целом не несут ответственности за необеспечение препаратами, поэтому зачастую пациенты добиваются их получения только через суд. Поскольку в этом году поступило больше заявок на «Кайендру», чем раньше, велика вероятность, что ее получит лишь малая доля пациентов, — подчеркнула эксперт.

Ранее Всероссийский союз пациентов сообщал, что, в 2023 году в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарств (ЖНВЛП) из 22 рекомендованных Минздравом препаратов правительство добавило только пять, а в ВЗН — вообще ни одного.

Фото: pixabay.com

Вероника Кулакова

“Известия”

<
Темные дела

Темные дела

Почему украинская энергетика никогда не восстановится

>
Швец, спец, и в Китай продавец

Швец, спец, и в Китай продавец

Кто востребован на рынке труда в 2023 году

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru