Пятница, 3 февраля, 2023 | USD: 70,04 EUR: 76,96

У разбитого карбона

Как дочка «Ростеха» лишилась 70 млн рублей.

Корпорация «Ростех» в результате возможного мошенничества потеряла 70 млн рублей, выделенных на создание костных имплантов из карбона, выяснили «Известия». Разработкой инновации занималась дочерняя компания корпорации — АО «Швабе». Но импланты на рынок так и не вышли, а в декабре 2022 года появилось уголовное дело о мошенничестве, сообщил источник «Известий» в правоохранительных органах. По версии следствия, основной подрядчик проекта по липовым актам о проведенных испытаниях получил и похитил 35,7 млн рублей. Остаток средств тоже потрачен впустую — прототипы изделия оказались опасными для пациентов и не прошли клинические испытания. Как к делу причастен лауреат премии правительства РФ в области науки, и почему провалился важный проект по импортозамещению — читайте в расследовании «Известий».

Заманчивое предложение

Эта история началась еще в 2017 году — в дочернюю компанию госкорпорации «Ростех», АО «Швабе», со своим бизнес-планом обратился весьма статусный человек — член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, лауреат премии правительства РФ в области науки и техники Валерий Медик. План его выглядел заманчиво: инвестировать в импортозамещение медицинских изделий, а именно имплантов для восстановления целостности костей.

Идея ученого состояла в том, чтобы вывести на российский рынок импланты из углеродных композиционных материалов, в частности карбона, рассказал «Известиям» представитель пресс-службы холдинга «Швабе».

На тот момент подобная продукция в России не производилась — импортировалась из США, Израиля, Германии и других стран. По словам представителя холдинга, речь идет об имплантах костей черепа, тел позвонков, пластин и винтов для шеи, а также об эндопротезах тазобедренного сустава.

Импланты из углеродных композиционных материалов также широко применяются в стоматологии, пояснил «Известиям» замдиректора Центра НТИ «Цифровое материаловедение: новые материалы и вещества» МГТУ им. Н.Э. Баумана Павел Елизаров.

— Они обладают высокой биологической совместимостью с телом человека, — уточнил ученый. — Их свойства можно максимально приблизить к естественной костной ткани. Они дольше служат и не позволяют деградировать здоровой костной ткани.

Дополнительным аргументом для «Швабе» стала цена потенциальной продукции — Валерий Медик уверял, что такие импланты будут в два–три раза дешевле зарубежных аналогов из титана.

Проект предполагал создание прототипа изделия, затем проведение клинических испытаний, а впоследствии — производство имплантов в промышленных масштабах.

— Поскольку специалистов по узкопрофильным медицинским разработкам, в частности имплантатам, которые предлагал разработать Медик, не было, АО «Швабе» доверилось ученому и выделило деньги на реализацию проекта, — уточнили в холдинге.

Как выяснили «Известия», это была не первая попытка Валерия Медика наладить производство имплантов. В начале 2010-х он был соучредителем и гендиректором новгородской компании «НаноТехМед Плюс». В 2014 году она инвестировала 1 млрд рублей в создание медицинского научно-производственного комплекса во Всеволожском районе Ленобласти.

— На протяжении шести лет мы занимались только клиническими испытаниями. Сейчас мы вошли в активную фазу продаж. Основным заказчиком являются государственные клиники и федеральные центры — импланты входят в ОМС, — рассказал «Известиям» нынешний совладелец и гендиректор «НаноТехМед Плюс» Олег Барзинский.

Углеродные имплантаты, по его словам, очень востребованы на рынке — за последние годы компания продала более 10 тыс. изделий.

При этом Валерий Медик ушел из компании в 2017 году, после того как был завершен основной этап разработки этих инновационных изделий.

— А спустя два месяца он отправился с нашими наработками в компанию «Швабе». Он ввел их в заблуждение, выдавая чужие заслуги за свои, — уверяет Олег Барзинский.

По его словам, «НаноТехМед Плюс» — единственная компания, которая имеет более 50 патентов на производство такого рода имплантов, а Валерий Медик, уйдя из компании, «фактически попытался скопировать то, что уже было».

«Развод» бывших партнеров обернулся и судебными исками. Как следует из данных на сайте арбитражного суда Новгородской области, «НаноТехМед Плюс» взыскало с Медика более 7 млн рублей, в частности, за «недостачу готовой продукции», «невозвращенные и неподтвержденные подотчетные платежи» и т.д.

— Он эти деньги нам выплатил только по суду, — подчеркнул Олег Барзинский.

По его словам, в 2022 году «НаноТехМед Плюс» обратился в полицию с заявлением на Валерия Медика в связи с выводом средств из компании для личных нужд. На данный момент проводится доследственная проверка.

Полное фиаско

На новый бизнес-план Валерия Медика холдинг «Швабе» выделил 70 млн рублей. Для реализации проекта было создано ООО «Швабе-Карбон» (доля «Швабе» составляла 51%, по 24,5% принадлежало Валерию Медику, который был назначен ее генеральным директором, и предпринимательнице Светлане Онищенко).

Реализуя проект, Валерий Медик заключил 27 договоров с компанией-подрядчиком — пензенским ООО «ИнКар-Спайн» — и рядом физических лиц, которые должны были провести исследования и изготовить прототипы, рассказали «Известиям» в пресс-службе «Швабе».

Из базы данных «Руспрофайл» следует, что компания «ИнКар-Спайн» была зарегистрирована еще в 2010 году, основным профилем деятельности заявила научные исследования, однако активности до 2017 года фактически не проявляла. Контракты со «Швабе-Карбон» позволили ей повысить выручку сразу на 540%, а чистую прибыль — на 329%.

В 2018 году основным собственником «ИнКар-Спайн» стала Светлана Онищенко (совладелец «Швабе-Карбон») — она приобрела 90% компании у ее предыдущего хозяина Валерия Татаринова. Но спустя месяц продала свою долю обратно.

Постепенно стало ясно, что проект «Швабе-Карбон» забуксовал — в итоге продукцию не только не удалось вывести на рынок, но и даже зарегистрировать ее.

По версии «Швабе», Валерий Медик не получил даже разрешения Росздравнадзора на клинические исследования — из-за несоответствий его разработки техническим требованиям и санитарным нормам. Прототип изделия был изготовлен из карбона, который имеет свойство расслаиваться в организме, уточнили в холдинге. Иностранные компании для предупреждения подобного свойства обрабатывают импланты специальным покрытием, но для его производства в России технологий пока нет, добавили там.

— Валерий Медик использовал материал, отличающийся от нашего и одобренного всеми инстанциями. Проблема того материала, который он взял, — игольчатая структура. Иголки отламываются, и образуется маленькая заноза внутри организма, вокруг которой может возникать опухоль, — рассказал Олег Барзинский.

Росздравнадзор предоставил «Известиям» противоположную информацию: дочерней компании «Швабе» было выдано шесть разрешений на клинические испытания — пять в 2018 году и одно в 2019 году. Но «до настоящего времени дочерняя компания «Швабе» не предоставила в Росздравнадзор результаты проведенных клинических исследований для продолжения процедуры регистрации медицинских изделий», — сообщили «Известиям» в ведомстве.

— По нашей информации, ряд разрешений были выданы Росздравнадзором на изделия, которые Валерий Медик разрабатывал отдельно от «Швабе». Он точно не получал разрешения на использование этих изделий в хирургических целях в рамках [нашего] инвестиционного проекта, — заявили в свою очередь в «Швабе».

Сам Валерий Медик отказался объяснить «Известиям», что же стало препятствием к производству инновационных имплантов.

В 2018 году Медик, так и не наладив производство имплантов, уволился с должности гендиректора «Швабе-Карбон». На его место назначили Светлану Онищенко, сказал собеседник «Известий» в холдинге.

На тот момент у «Швабе-Карбон» уже были большие долги, в связи с чем начались аудиторские проверки. По их результатам «Швабе» и «Швабе-Карбон» в 2021 году обратились с заявлением в правоохранительные органы. И в декабре 2022 года, после проведения предварительного расследования, Следственное управление по ЦАО города Москвы возбудило «в отношении неустановленных лиц» уголовное дело по подозрению в хищении 35,7 млн рублей, рассказал «Известиям» источник в правоохранительных органах.

По версии следствия, могли быть похищены деньги, которые перечислялись ООО «ИнКар-Спайн».

— Следствие подозревает, что эта компания и не планировала выполнять работы по договорам со «Швабе-Карбон» в полном объеме, — рассказал источник «Известий» — Неустановленные пока лица подготовили липовые акты сдачи-приемки о проведенных испытаниях, которые были одобрены и приняты компанией-заказчиком «Швабе-Карбон». В результате на счет подрядчика из Пензы были переведены средства в размере 35,7 млн рублей. После их получения на расчетный счет они распорядились указанными денежными средствами по своему усмотрению. АО «Швабе» был причинен ущерб в особо крупном размере.

Ликвидация и банкротство

На сегодняшний день проект «Швабе» по производству имплантов из углерода свернут. Фактически все 70 млн рублей, вложенные в него, оказались потрачены впустую.

По версии самого Валерия Медика, после его увольнения Светлана Онищенко, уже будучи гендиректором «Швабе-карбон», подала иск в суд. Она пыталась доказать, что все выделенные «Швабе» средства пошли только на исследования имплантов.

— Были и есть все отчеты, где всё четко изложено, чем мы занимались во время этого проекта. На счет якобы похищенных денег есть судебное решение, которое инициировала Онищенко, — заявил «Известиям» Валерий Медик.

В «Швабе» «Известиям» заявили, что по их информации, никаких исков и судебных решений о целевом использовании денег не было. В открытых источниках подобного решения суда также не опубликовано.

В 2021 году ООО «ИнКар-Спайн» было ликвидировано. Однако этот факт никак не повлияет на ход расследования — уголовное законодательство построено таким образом, что к ответственности в любом случае будут привлечены причастные к событиям физические лица, пояснил «Известиям» управляющий партнер ЮК «Закон и налоги» Алексей Гатин.

— Вероятно, это будет гендиректор или другие физлица, которые так или иначе были причастны, — считает он.

По мнению юриста, следствие могло обратить внимание на то, что среди совладельцев компании «Швабе-Карбон» и его основного подрядчика, «ИнКар-Спайн», фигурировало одно и тоже лицо.

— Это могло сразу указать на участников схемы, на возможность того, что был какой-то сговор между сторонами. Поэтому следствию видится попытка вывести средства, — рассуждает Алексей Гатин.

Также эксперт объяснил, почему у следствия на данный момент нет подозреваемых. Это связано с тем, что дело в отношении неустановленных лиц дает возможность увеличить процессуальные сроки для получения доказательств и исключения ошибок. Когда всё будет точно понятно, следствие переквалифицирует дело в отношении определенного человека.

Фото: pixabay.com

Яна Штурма

“Известия”

<
Дом в родной

Дом в родной

Госдума готовится принять новый «закон Димы Яковлева»

>
Милости просим

Милости просим

Социально ориентированные НКО хотят защитить от хакеров

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru