Вторник, 31 января, 2023 | USD: 69,34 EUR: 75,41

Как США обогащаются на дефиците газа в Европе

Если перед Россией стоит цель ослабить связку США – ЕС и восстановить отношения с Европой, то сейчас самое время действовать: между американцами и европейцами назрел серьёзный кризис.

Старый Свет критикует Вашингтон за то, что тот наживается на бедах Европы, в частности никак не сдерживает своих продавцов газа, задирающих цены, и переманивает к себе европейские компании, отбрасывая промышленность Евросоюза на десятилетия назад. Просьбы учитывать ситуацию в Европе в американской администрации игнорируют, что вынуждает главных игроков Старого Света искать альтернативы ненадёжной дружбе с Америкой. На этих противоречиях Россия может сыграть с выгодой для себя.

Цены на газ в Европейском союзе снизились по сравнению с летними показателями. Причиной послужило то, что температуры на большей части континента прогнозируются выше нормы, кроме того, европейцам удалось заполнить свои газовые хранилища. Это дало повод для оптимизма, правда, преждевременного. Запастись энергоресурсами на этот год получилось и с помощью российского газа. В будущем, учитывая курс ЕС на отказ от сотрудничества с Москвой, а также предупреждения Кремля о прекращении поставок, европейцам придётся справляться без России.

Заместить российские объёмы в ближайшие годы практически невозможно. На планете нет такого количества газа – ни трубопроводного, ни сжиженного, – кроме того, для поставок ещё не построена инфраструктура и нет газовозов. Заказы на их постройку расписаны на пять лет вперёд. Всё это приведёт к тому, что в следующем году ЕС придётся конкурировать с азиатскими странами, что существенно поднимет цены на газ.

В этом году, несмотря на то, что стоимость газа на спотовых рынках Европы существенно снизилась, она всё равно в шесть раз выше долгосрочных средних значений. Это критически дорого и для промышленности, и для потребителей. По оценкам журнала The Economist, рост цен на энергию в зимний период всего лишь на одну десятую приводит к увеличению смертности на 1 процент. Это значит, что нынешняя стоимость газа приведёт дополнительно к 100 тыс. смертей преимущественно среди старшего поколения.

Однако, если рассуждать цинично, для экономики и для общества в целом гораздо более серьёзные последствия будет иметь вызванный высокими ценами на газ индустриальный упадок.

Европа получила сразу несколько ударов, которые грозят отправить её в нокаут. Прежде всего ситуация с ценами на энергоносители разгоняет инфляцию. Рядовой житель Старого Света теперь может позволить себе гораздо меньше, чем год назад.

Такая ситуация ставит Европейский центральный банк перед трудным выбором. Чтобы побороть инфляцию, можно поднять ставку рефинансирования, что сделает евро дороже, но может нанести удар по членам ЕС со слабой экономикой. Кроме того, такие действия ЕЦБ повысят стоимость кредита для конечного потребителя, прежде всего для промышленности, сделав её совсем неконкурентоспособной.

А у европейских компаний и так очень трудные времена. Начиная со сделки «Газ в обмен на трубы» бизнес Евросоюза получал дешёвые ресурсы (например, газ и нефть) из России, превращал их в товары, которые затем продавал в Китай. Главным бенефициаром была Германия.


Сейчас сбой и на российском, и на китайском направлении ставит крест на процветании Европы – издержки для производителей уже выросли в разы.


Этим пользуются американские газовые компании, которые продают свой сжиженный природный газ (СПГ) европейским партнёрам в четыре раза дороже, чем потребителям в США. Компании из ЕС вынуждены выкупать дорогой американский газ, ведь в отсутствие российского голубого топлива выбирать не приходится.

Президент Франции Эммануэль Макрон даже звонил в Вашингтон, призывая администрацию Джо Байдена повлиять на американских продавцов газа. В Белом доме напомнили про свободный рынок и объяснили, что ничем не могут помочь. И ещё местные чиновники добавили, что больше всего прибыли на газе делают не американские, а европейские компании, перепродающие газ уже в границах ЕС. Например, французское предприятие TotalEnergies.

В открытую такое определение в Европе не дают, но фактически между Соединёнными Штатами и Евросоюзом сейчас разгорается торговая война. Начало ей положил американский акт о снижении инфляции. Он предписывает выделение субсидий в размере 400 млрд долларов в том числе на поддержку инновационных производителей в зелёных и высокотехнологичных областях, а также стимулирует покупку товаров, произведённых в США.

Критически высокая стоимость энергии уже привела к уходу некоторых производств из ЕС, теперь релокацию в Штатах подстегнут щедрые американские ассигнования.


Законопроект Байдена называют «экзистенциальным вызовом» для экономики Европы.


Одно из ведущих предприятий по производству аккумуляторов, шведская Northvolt, готовится расширить своё производство именно в Америке. Испанская энергетическая компания Iberdrola уже инвестирует в США в два раза больше, чем в Европейский союз. На другую сторону Атлантики перемещаются предприятия химической и металлообрабатывающей промышленности, бумажные фабрики, производства резины и пластика.

Немецкий химический концерн Evonik открыл научно-исследовательский центр в Пенсильвании и вложил 200 млн долларов в постройку производственных мощностей в штате Индиана. В Бостоне свой технологический центр за 100 млн долларов строит фармацевтический гигант Bayer. Химический конгломерат BASF в течение четырёх лет вложит в экономику США почти 4 млрд долларов. Lufthansa и Siemens также переводят свои мощности в американский штат Оклахома. Некоторые компании говорят, что вряд ли вернут свои производства обратно в еврозону.

Новая экономическая политика Соединённых Штатов во многом напоминает промышленную политику, которую Китай проводил на протяжении десятилетий. И она очень далека от декларируемых американскими чиновниками принципов свободного рынка.


Потеря инвестиций делает Европу беднее, а положение властей – менее устойчивым.


Эммануэлю Макрону, Олафу Шольцу и другим лидерам становится всё труднее объяснять своим избирателям, почему они несут все тяготы нынешнего кризиса, в том числе и в отношениях с Россией, пока американцы зарабатывают огромные прибыли. Не исключено, что под давлением общественного мнения странам Евросоюза придётся снизить поддержку Украины.

При этом главной целью законопроекта президента Джо Байдена является вовсе не ослабление Европы, а борьба с усилением Китая. В рамках противостояния с КНР американцы серьёзно вкладываются в развитие производства микрочипов на своей территории. Из-за субсидий и налоговых послаблений европейские компании, работающие в этой области, также релоцируются в Штаты.

В Вашингтоне крушению экономики Европы не придают значения. В ходе встречи «Большой двадцатки» на Бали европейские лидеры пытались обсудить с Байденом негативное влияние акта о снижении инфляции, но американский президент отмахнулся от них, сказав, что не вдавался в детали. Такое пренебрежительное отношение в значительной степени подрывает доверие между США и ЕС.

Германия и Франция исторически конкурируют почти по всем вопросам, поэтому тот факт, что они объединились для противодействия Штатам, много говорит об уровне исходящей от американцев угрозы. Париж и Берлин обсуждают создание специального фонда, который будет субсидировать основные отрасли европейской промышленности.

Идея направить госсредства в европейскую промышленность, чтобы помочь бизнесу на континенте, давно продвигалась французами, но её блокировали немцы как нерыночную. Теперь она нашла поддержку в Германии. Правда, назвать меры государственной помощью чиновники не решаются, предпочитая говорить об «исследованиях возможностей индустриальной политики». В любом случае речь идёт о том, чтобы привлекать инвестиции для будущих зелёных технологий, таких как аккумуляторы, водород или солнечные батареи.

Позиция ведущих европейских экономик расходится с предложениями евробюрократов. Они призывают к тому, чтобы любые меры государственной помощи ЕС соответствовали правилам Всемирной торговой организации. Выходит, что в Брюсселе подыгрывают Вашингтону в ущерб своим деловым кругам, ведь согласовать откровенно протекционистские меры с правилами ВТО вряд ли получится.


Ещё одним побочным эффектом будет ослабление обороноспособности стран Евросоюза.


Военная помощь Украине истощила европейские арсеналы, а из-за сворачивания высокотехнологичных производств (тех же микрочипов) быстро произвести новое оружие не получится. Государства ЕС неизбежно начнут обращаться к американскому ВПК и ещё чаще терять контракты на поставки вооружений третьим странам. Так было в прошлом году с разрывом из-за США контракта на поставку французских подводных лодок Австралии.

Пока ведущие европейские страны теряют свою экономическую мощь и политическое влияние, на континенте возникают новые центры силы. Эти процессы также стимулируются Соединёнными Штатами. Баланс сил в Европе стремительно меняется, а энергетические и военные вопросы оказываются тесно переплетены.

После февраля этого года влияние США в Европе начало неуклонно расти, а лидерство Франции и Германии – снижаться. Центр силы Европы переместился на восток, к границам НАТО. Яркий пример – Польша. В условиях, когда в Германии из-за дефицита энергии происходит деградация промышленности, Польша, которая активно лоббирует отказ от российского газа, уже в ближайшие два-три года вполне может бросить вызов Германии в качестве лидера Европы.

Вероятно, этим объясняются действия Варшавы против «Газпрома», которые привели к закрытию газопровода «Ямал – Европа»: поляки забрали у российской корпорации долю в компании-операторе EuRoPol GAZ, в ответ на это Россия ввела против компании санкции, из-за чего транзит по газопроводу остановился. Если бы Еврокомиссия надавила на правительство в Варшаве, чтобы те вернули «Газпрому» долю в EuRoPol, возможно, Москва возобновила бы транзит. Тогда чиновникам Еврокомиссии не пришлось бы упрашивать Алжир, Азербайджан и другие страны дать дополнительные объёмы газа.

Создаётся ощущение, что страны условного англосаксонского блока, в зону влияния которого входят Польша и государства Балтии, занимаются подрывной деятельностью. Ведь конкретно Польша от нехватки российского трубопроводного газа страдать не будет. Одновременно с этим Варшава не только прикладывает много усилий, чтобы стать одним из главных проводников политики США на континенте (в частности посредством размещения у себя американских ВС), но и сама активно наращивает силы – военные, а через них и политические.


Американцы в лице Польши не только получают инструмент геополитического влияния, но и зарабатывают на этом.


Варшава подписала с компаниями американского ВПК контракт почти на 5 млрд евро на поставку 250 танков Abrams (они заменят 240 советских танков, отправленных на Украину). ВВС Польши оснащены американскими самолётами F-16, а в 2020 году Варшава заключила с Вашингтоном сделку на покупку 32 истребителей F-35 на сумму 4,6 млрд долларов. Благодаря этому армия Польши может в скором времени стать самой сильной в Европе. Пока в других странах все были уверены, что в Старом Свете больше не будет войн в их классическом понимании, Варшава усиливала свои сухопутные войска.

Польские власти легко утвердили повышение расходов на оборону до 5 процентов от ВВП. Для сравнения: в Германии этот показатель составляет около 1,5 процента, что вызывает раздражение у Соединённых Штатов, которые требуют от союзников по НАТО тратить 2 процента от ВВП. Кроме того, в Берлине обсуждают, смогут ли сохранить расходы на оборону на прежнем уровне после того, как закончатся выделенные в этом году на эти цели 100 млрд евро. Уже сейчас у польских вооружённых сил больше военной техники, чем в бундесвере. Кроме того, в Варшаве заявили, что численность их армии к 2035 году будет увеличена со 150 тысяч до 300 тысяч человек. Сравнение также не в пользу Германии, чья армия насчитывает 170 тысяч.


При этом отношения польских властей с нынешней администрацией США не заладились.


Байден, ещё будучи кандидатом в президенты, назвал правительство страны тоталитарным. Поляки одни из немногих в Европе не боятся, а ждут возвращения Дональда Трампа в Белый дом, а пока активно ищут альтернативных американцам военных поставщиков. Варшава недавно подписала контракты на поставки оружия из Южной Кореи, заказав там вооружения на сумму от 10 до 12 млрд долларов. Сделка включает 180 танков K2 Black Panther, 200 гаубиц K9 Thunder, 48 лёгких штурмовиков FA-50 и 218 ракетных установок K239 Chunmoo.

Усиление Польши в военном плане может трансформироваться в большее региональное влияние. Бряцая оружием, Варшава сможет успешнее продвигать свои интересы в европейских институтах. Причём речь не столько о том, что поляки будут угрожать соседям, а скорее об экспорте безопасности. Польша сможет гарантировать обеспечение безопасности – от агрессии России – в обмен на те или иные уступки.

В США, несмотря на неосторожные заявления Байдена, рассматривают Польшу как одного из своих главных, наряду с Великобританией, партнёров в Старом Свете. В том числе и в военных вопросах. С повышением боевой мощи польских вооружённых сил эта роль будет возрастать. А вместе с этим – и американское влияние на европейские дела.

Огромные преимущества от разразившегося в Европе кризиса получают газовые экспортёры, в первую очередь поставщики сжиженного природного газа. И прежде всего это США, для которых открылся новый ёмкий рынок сбыта СПГ. Европа хотела бы купить весь американский сжиженный газ, но не может этого сделать, потому что на континенте нет достаточного количества заводов для разжижения СПГ и трубопроводов для его доставки конечному потребителю. А заводы в Штатах работают на пределе своих возможностей.

Потенциальный рынок (Россия поставляла в ЕС примерно 155 млрд кубометров) настолько велик, что все экспортёры газа готовятся удвоить добычу, а также планируют расширять флот газовозов. От этого выиграют производители судов этого класса в Китае и Южной Корее.


Отдельный большой выигрыш получает Анкара. На днях президент Реджеп Эрдоган договорился с Владимиром Путиным о том, что Турция станет единым газовым хабом для Евросоюза.


Страна будет аккумулировать трубопроводный газ с Ближнего Востока, севера Африки и из Средней Азии. Глава Азербайджана Ильхам Алиев объявил, что совместно с Турцией его страна начинает работу над увеличением пропускной способности газопровода TANAP с 16 млрд кубометров в год до 32 млрд. Таким образом, все газовые экспортёры смогут существенно заработать на попытках Евросоюза снизить остроту энергетического кризиса.

Ближневосточные поставщики уже получают дополнительные доходы от экспорта нефти и нефтепродуктов. Европа расконсервирует свои угольные электростанции, для которых в ускоренном темпе ищет сырьё. На этом зарабатывают экспортёры угля, например ЮАР, которая за первое полугодие 2022 года отправила его в ЕС больше, чем за весь 2021 год. Причём по гораздо более высоким ценам.

Торговый дефицит стран еврозоны только за август превысил 50 млрд долларов. Евросоюз расходует деньги, пытаясь спасти свою промышленность и общество. США, ослабляя Европу, открывают благоприятные возможности для многих стран, тем самым делая их сторонниками своего курса, не считаясь с интересами европейцев. Разве Россия не протянет Старому Свету руку помощи?

Безусловно, действия России на Украине стали катализатором описанных выше процессов, но ни в коей мере не их первопричиной. Вашингтон и ранее планомерно работал над уменьшением геополитической субъектности Европы и, разумеется, воспользовался кризисом. В разных странах ЕС и раньше периодически выступали с осуждением действий Соединённых Штатов, обращая внимание на то, что они ведут свою игру, не считаясь с союзниками. Но если в начале нынешнего противостояния звучали голоса лишь относительно маргинальных политиков, то сейчас заявления делаются уже на уровне лидеров.

У Евросоюза и России в нынешней ситуации много общих интересов. Не стоит преуменьшать важность возобновления отношений с Европой для РФ: диверсифицировать покупателей для своих товаров гораздо выгоднее, чем делать ставку на одного мегапотребителя. Зависимость в торговых делах неизбежно приведёт к уступчивости на международной арене.

Сейчас в вопросах отношений России и Старого Света преобладает негативный тренд. США и ЕС солидарны в том, что РФ нужно ослабить, в том числе с помощью санкций. Между тем последствия такого единства взглядов для американцев и европейцев очень разные.


Штаты, ослабляя Россию посредством введения санкций, зарабатывают и усиливаются. Они получают новые рынки сбыта для своего газа и убирают своего технологического конкурента в лице Европы.


Европе экономическая война с Россией обходится дорого. Связка Евросоюза с нашей страной выгодна обоим игрокам, в том числе благодаря своей естественности, которая обусловлена географией и взаимодополняемостью экономики. Поэтому, ослабляя Россию, Европа в то же время слабеет и рушится сама. Кроме того, она попадает в зависимость от США, а также от многочисленных поставщиков и транзитёров энергоресурсов, например Турции.

Всё это даёт веские основания полагать, что, несмотря на многочисленные прогнозы скептиков, после окончания конфликта на Украине европейские власти (а также уставшие от кризиса избиратели) будут готовы к восстановлению отношений с Россией если не по прежней схеме, то в другом взаимовыгодном формате.

Фото: pixabay.com

Сергей Корнеевский

“Октагон”

<
Обмелевший Енисей помог разрезам

Обмелевший Енисей помог разрезам

Красноярский край и Тува резко увеличили добычу угля по итогам девяти месяцев

>
В Госдуме предложили запретить чиновникам уезжать за границу на Новый год

В Госдуме предложили запретить чиновникам уезжать за границу на Новый год

Депутат Госдумы Султан Хамзаев призвал глав российских регионов запретить

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru