Среда, 30 ноября, 2022 | USD: 60,75 EUR: 63,30

По следам Лени Голубкова

Финансовые пирамиды в России опять расцвели.

В кризисные времена — а сейчас как раз такие! — традиционно растет количество финансовых пирамид. Граждане на фоне падения доходов ищут легких денег, а мошенники, пользуясь случаем, зарабатывают на психологических слабостях людей. По данным Центробанка, от участия в финансовых пирамидах в год потребители теряют 10–12 млрд рублей. Только за 9 месяцев 2022-го регулятор выявил почти 1,5 тыс. таких организаций, и это далеко не предел. Почему россияне, имея за плечами печальный опыт 1990-х, все равно попадаются в ловушку финансовых аферистов? Этот вопрос на «круглом столе» в пресс-центре «МК» обсудили специалисты: председатель Союза потребителей России Петр Шелищ, руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Евгения Лазарева, управляющий Федерального общественно-государственного фонда по защите прав вкладчиков и акционеров Марат Сафиулин.

— Чем вызван нынешний взлет популярности финансовых пирамид?

Сафиулин: — Времена сейчас тяжелые, а в кризис всегда происходит всплеск мошенничества. Давайте вспомним 1990-е годы. Это была эра «великих» финансовых пирамид: «МММ», «Властилина», «Хопер»… 2008 год, финансовый кризис — еще один пик мошенничества. 2014 год — эра микрофинансовых пирамид. 2017-й — появление криптовалютных пирамид. В 2020-м, во время пандемии коронавируса, началась новая волна массовых финансовых обманов, которая еще только набирает свой ход. В этом году, возможно, будет установлен рекорд по созданию финансовых пирамид: около 2 тысяч. Почему? У населения бесконечно усилился фактор страха. Люди зачастую не принимают рациональных решений, отключается критическое мышление. Ну а дальше все идет по сценарию, который придумали мошенники.

Шелищ: — Центральный банк уже обращал внимание на то, что бурный рост рисков для потребителей финансовых услуг за последние месяцы обусловлен особенностями экономической ситуации. Это практически прямая цитата из одного из документов Банка России. Люди растеряны и думают, как не потерять свои сбережения, как их сохранить или приумножить, как получить возможность распоряжаться замороженными активами. И если не находят рационального ответа, это толкает их на не всегда обдуманные действия.

— Почему россияне продолжают попадаться в ловушки аферистов? Все помнят гигантскую аферу «МММ» и Сергея Мавроди, об этом написаны книги и сняты фильмы. Но многие по-прежнему верят в то, что бесплатный сыр может быть не только в мышеловке…

Лазарева: — Кстати, у нас есть специальный проект, он называется «Мошеловка» от слова «мошенник». Благодаря ему ежедневно мы выявляем одну-две пирамиды и в виде чек-листов отправляем информацию в Банк России. На самом деле случаев мошенничества гораздо больше. За год мы обработали более 30 тыс. сигналов. Думаю, что финансовые пирамиды — это в первую очередь очень агрессивный маркетинг: вовлеченность, информационное давление, программы «приведи друга — заработаешь больше». По сути, за все время существования финансовых пирамид — а это несколько веков — в их сути ничего не поменялось. Людям обещают супербольшие проценты и совершенно фантастические технологически неизведанные проекты с якобы умопомрачительной доходностью. Человек может узнать о пирамиде из нескольких источников одновременно. Идет постоянный информационный подогрев, зомбирование населения. К такой рекламе зачастую имеют отношение известные медийные личности: блогеры активно рекламируют псевдоинвестиционных консультантов, лжеброкеров. Очень много предложений легкого заработка на криптовалюте. Больше всего мошенничества из того, что мы сейчас видим в Сети, основано на легендах об инвестиции в суперкриптопроекты. Сразу видно, люди освоили маркетинг. Наблюдается существенный вброс рекламы. Появляются все новые «лидеры» каких-то инвестиционных движений. Бывает, аккаунту месяц, а у него уже множество подписчиков. Естественно, все это легко монетизируется. Вместе с тем молодеет аудитория, на которую ориентируются мошенники. Сейчас 50% пострадавших от финансовых пирамид — это молодежь, 50% — люди старшего поколения. Последние обманываются больше офлайн. Но, повторюсь, финансовые пирамиды — это очень сильный маркетинг. Например, бывает такое, что власти прикрывают мошенническую организацию, а люди потом пачками письма пишут: «Почему же вы не даете нам зарабатывать?» — и начинают защищать организаторов пирамид.

Сафиулин: — Молодежь, к сожалению, не знает, кто такие были Леня Голубков и Сергей Мавроди. Через каждые 10 лет память у людей «обнуляется», что тоже способствует росту мошенничества. Но нужно понимать, что первопричина проблемы это, конечно, мошенник, придумавший очередную аферу, а люди — жертвы, которые порой становятся таковыми осознанно. Есть люди, которые ориентированы на риск. Они знают, что это финансовые пирамиды, и готовы в них участвовать в надежде заработать. Но есть и наивные граждане, которые не совсем понимают, что происходит. Мошенники рассчитывают и на тех, и на других.

Шелищ: — На сайте Банка России есть список компаний с выявленными признаками нелегальной деятельности на финансовом рынке. Так вот, за один день в него добавилось 18 компаний. Это говорит о том, что средства защиты, которые принимают финансовые власти и правоохранители, не всегда работают. За первое полугодие 2022-го было возбуждено более 45 уголовных дел. Только небольшая часть этих уголовных дел доходит до реальных приговоров. И это мизерное количество наказаний говорит о безрискованности такого рода незаконного предпринимательства.

— Как маскируются финансовые пирамиды, может ли неподготовленный человек самостоятельно вычислить мошенников?

Лазарева: — Первое, что должно насторожить человека, которому предлагают вложить куда-либо свои средства, — это очень высокая доходность и привлекательность условий. Стремительность — следующий подозрительный показатель. Зачастую решение нужно принять быстро, прямо сейчас, ни минуты не раздумывая, не то «уникальная возможность заработать» куда-то исчезнет. Нередко мошенники обещают гарантированную доходность и абсолютную застрахованность — такого в реальном бизнесе не бывает. Еще один показатель финансовой пирамиды — это бонусы за привлечение друзей. В последние годы появилось много хороших программ по финансовому просвещению. Так вот, мошенники имитируют проекты финансового просвещения, говоря о том, что «сейчас ты поучишься, а потом мы расскажем, куда следует вложить деньги». Другие примеры мошеннических предложений: инвестиции, например, в лекарство от всех болезней, в полет в космос, в новые технологические решения, которые избавят человечество от всего чего угодно. Поэтому, если вы не хотите вляпаться в финансовую пирамиду, первое, на что надо смотреть, — наличие у выбранной вами структуры лицензии Банка России, второе — не должно быть никаких гарантий доходности. Инвестиции — это всегда риски, и серьезные компании никогда этого не скрывают.

Шелищ: — Основной отличительный признак — это обещания (мошенники их называют «гарантиями») доходов выше, чем уровень по банковским депозитам. Это все заведомо нереально. Я бы счел полезным, если бы было запрещено предлагать доходность выше некоего разумного уровня, действующего в банковской системе. А за такие обещания должны быть соответствующие последствия.

— Как вы сами отметили, среди вкладчиков есть такие, которые прекрасно осознают, что перед ними финансовая пирамида, но надеются оказаться среди выигравших. На финансовой пирамиде действительно можно заработать?

Сафиулин: — Заработать в финансовой пирамиде, наверное, можно, но чей-то локальный выигрыш будет побочным продуктом ее деятельности, обрекающей всех на потерю их денег. Нужно понимать, что ни доходов, ни прибыли в пирамиде нет. Это простое перераспределение средств между новыми участниками и старыми. При этом, если вдруг выиграли вы, значит, кто-то другой потерял. Можно сказать, что вам достались краденые деньги. О доходах здесь говорить просто немыслимо, это аморальный заработок.

Лазарева: — Могу сказать, что за последнее время мы научились выявлять пирамиды еще на стадии их образования: есть черный список, который регулярно пополняется. Если раньше мы постоянно запаздывали с реакцией, то сейчас, если образуется что-то похожее на псевдопроект, мы обращаем на него внимание правоохранителей. Но да, действительно, количество возбуждаемых уголовных дел гораздо меньше, чем выявляемых мошенничеств. Мне кажется, что здорово было бы сделать как в Казахстане: запретить блогерам рекламировать финансовые пирамиды и ввести какую-то ответственность для тех, кто это делает. Таким образом, мы могли бы спасти от финансовых потерь большое количество граждан. Другая серьезная проблема заключается в том, что есть люди, которые переходят из пирамиды в пирамиду и никак их не остановить. Им просто нравится сам этот процесс. Обманулись при «МММ» и продолжают обманываться с тех пор каждый раз. Такого человека очень тяжело защитить. В какой-то момент он становится адептом постоянного инвестирования в неизвестный, но очень «прибыльный» проект.

— Раз вы все время вспоминаете «МММ», объясните: чем современные финансовые пирамиды отличаются от мошеннических схем прошлого?

Шелищ: — Новые схемы совершенно не похожи в массе своей на пирамиды прошлого. Подавляющее большинство — 80% — действуют онлайн, и собирают они уже не столько денежные вклады, сколько инвестиции, ставки в играх, другие активы, причем преимущественно в виде криптовалют. Тем не менее формула аферы остается прежней: привлечение средств все большего числа граждан демонстрацией высокой прибыльности вложений предыдущих участников. В развитых странах есть огромное количество специально обученных людей, которые отслеживают все, что появляется в Интернете, с помощью специальных алгоритмов. Они не просто помещают их в какие-то списки, а удаляют их раз и навсегда из интернет-пространства. Почему мы этого не делаем — вопрос.

Лазарева: — У Банка России есть возможности для блокировки деятельности таких мошеннических организаций. И этот механизм работает. Только в прошлом году было заблокировано свыше 3 тысячи мошеннических ресурсов. Один из ресурсов умудрились заблокировать всего за 4 часа с момента начала сбора мошенниками средств. Но заблокировать мошеннический сайт — это одно, а вернуть обманутому его денежные средства — это другое. Могу сказать, что в 99,9% случаев вернуть хоть что-то невозможно. Зачастую, сколько бы дел ни возбуждалось, организаторы пирамид успевают покинуть страну.

— Есть ли возможность у граждан вернуть свои деньги?

Сафиулин: — Все зависит от конкретной ситуации. Нужно понимать, что если вы общались с кем-то в мессенджере, в телеграм-канале и у вас нет никаких документов, то, наверное, в такой ситуации идти в суд и что-то доказывать вы просто не сможете. Другой момент: если все-таки существует офис, где работают мошенники, и у вас есть какой-то договор, то вы можете подтвердить это в суде. Нужно устроить скандал, привлечь общественность, СМИ. Необходимо вести себя как можно более активно и агрессивно, чтобы любой ценой вырвать свои деньги. И хеппи-энды при таком развитии событий тоже случаются. Наша организация выплачивает деньги людям, которые пострадали в пирамидах. Если человек прошел все процедуры, и судился, и получил исполнительный лист, но так и не смог никак вернуть свои деньги — то, обратившись в наш фонд, он получит компенсацию. Но такое можно сделать один раз в жизни. 1,5 млн человек уже получили компенсацию от нашего фонда. Вернуть можно только фиксированную сумму: до 250 тыс. рублей выплачивается за счет средств фонда.

— Можно ли в принципе победить финансовые пирамиды?

Сафиулин: — По данным национального агентства финансовых расследований, 84% россиян столкнулись с мошенниками за последние месяцы. Это ошеломительная цифра. Если мы говорим о том, что в этом году будет 200% роста числа пирамид, — тут нужно хвататься за голову и принимать срочные меры. Победит мошенничество только финансовое просвещение населения.

Шелищ: — Финансовую грамотность надо развивать, но это, конечно, не панацея. Прямо сейчас я бы предложил дать право Банку России выплачивать специализированным компаниям и частным детективам вознаграждение за действия, позволившие выявить финансовых мошенников, привлечь их к уголовной ответственности и возместить их жертвам хотя бы часть принесенного вреда. Размер вознаграждения мог бы быть каким-то процентом от возмещенных средств.

— Можно ли пресечь деятельность мошенников на корню на законодательном уровне? Или все зависит только от бдительности и финансовой грамотности самих граждан?

Сафиулин: — Административная ответственность в отношении блогеров, артистов, известных людей, которые публично заявляют о благоприятном участии в финансовой пирамиде, должна стать уголовной. Это раз. Второе — нужно работать над антипирамидальной статьей 172.2 УК. Статье уже 6 лет, а ее правоприменение оставляет желать лучшего. Возбуждено всего несколько десятков дел, в то время как у нас счет идет на тысячи пирамид в год. Нужно ужесточать законодательство и вводить новые меры наказания для организаторов аферы. Например, конфискацию имущества. Мошенник ничего не должен заработать на своих темных делах. Если это станет невыгодно, то будет бессмысленно начинать аферу. Но пока, к сожалению, Россия — одна из самых добрых стран по отношению к финансовым мошенникам.

Фото: pixabay.com

Людмила Александрова

“Московский комсомолец”

<
Ректоры взбунтовались против реформы своих зарплат

Ректоры взбунтовались против реформы своих зарплат

Их хотят увязать с окладами рядовых сотрудников

>
Демократия или диктатура

Демократия или диктатура

Как Илон Маск оптимизирует Twitter

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru