Вторник, 6 декабря, 2022 | USD: 61,77 EUR: 64,99

Европу вновь напугали

https://pixabay.com/ru/

Уже не холодной, а голодной зимой.

https://pixabay.com/ru/

Пока одни страны ждут энергетического кризиса и запасаются на зиму дровами, другие всерьез опасаются нехватки продовольствия и неизбежного голода. Такие зловещие прогнозы высказываются на самых высоких уровнях и не удивительно, что они сеют разброд и шатания среди граждан многих государств. И речь идет вовсе не о беднейших странах Африки, а о вполне вроде бы благополучных европейских…

Президент Сербии Александр Вучич на прошедших на днях переговорах в ОАЭ заявил, что мир ждет продовольственный кризис, и к нему нужно готовиться. В самой Сербии решили не откладывать дела в долгий ящик. С 1 августа и аж до 31 марта 2023 года там включили режим чрезвычайного положения — хотя официально и не объявленный. Пока суд да дело, на месяц ограничили цены на хлеб.

Сербия — страна от нас в географическом смысле недалекая, да и в политическом — дружественная. Поэтому параллели уместны. Вот интересно, сколько будет стоить хлеб нового урожая в России? И будем ли мы, по примеру Сербии, замораживать на него цены? Напомним, что государственное регулирование цен начинается в том случае, если социально значимый продукт подорожал на 10% в течение 30 дней.

Но мы уже привыкли к тому, что при любом раскладе и при любом перепроизводстве наши цены все равно растут. Дорожает бензин, который мы экспортируем по всему миру? Так он везде дорожает, объясняют сведущие люди. Выросли цены на минеральные удобрения, которые мы тоже продаем в другие страны? Так они везде подорожали…В общем, вспомним ли мы про свой собственный опыт в ограничении цен на сахар и подсолнечное масло?

Судя по всему, продовольственный кризис заденет не только африканский континент, его, по мнению финансового аналитика Владимира Григорьева, почувствуют и обеспеченные страны. Там, как он предполагает, тоже «подтянут пояса», ограничатся в своих аппетитах.

Словом, ситуация попахивает серьезным глобальным кризисом, и традиционным 5-10-процентным подорожанием еды мы вряд ли отделаемся. Все будет по-взрослому, если уже европейская Сербия приступила к ограничению цены.

С одной стороны, для наших сограждан хорошо, если цены заморозят, булки и коврижки не будут дорожать. С другой — мы знаем, чем все это обычно заканчивается. В торговых сетях, чтобы снизить убытки от реализации, поднимаются цены на продукты «не первой необходимости». Ну а потом, когда контролеры устанут проверять торговые ряды, снова повысятся цены на то, что раньше «замораживали». И по всему выходит, что для потребителя в России лучше, чтобы цены командно-административным способом не ограничивали.

Хотя, по здравому размышлению, с чего бы дорожать хлебобулочным изделиям? Уж в нынешнем-то году у нас рекордный урожай зерновых, мы в состоянии поставить на экспорт 50 миллионов тонн пшеницы. Правда, это еще не значит, что поставим, — тут уже в дело вмешивается геополитика… С другой стороны, еще больше останется на внутреннем рынке. Какова вероятность, что цены поднимутся?

Аналогичные прецеденты между тем бывали. В прошлом году мы экспортировали 36 миллионов тонн пшеницы. Не 50, конечно, но тоже очень много, вошли в число мировых лидеров-экспортеров. Для внутренних нужд тоже оставили с лихвой. И что же? Хлеб, при его перепроизводстве, в течение года незаметно и ненавязчиво прибавил в цене 18 %.

Так явится ли для нас сербский пример заразительным? Уж мы-то знаем, как ограничивать цены на некоторые продукты..

Как считает кандидат экономических наук, ведущий программы «Сельский час» Игорь Абакумов, продовольствия в мире очень много и если бы у политиков была хоть капля совести, то никто бы не голодал. Продовольствие распределяется несправедливо. По данным ФАО (продовольственное подразделение ООН), ежегодно на помойку выбрасывается около 30% продуктов. На производство которых затрачены энергия, труд и прочие ресурсы..

— Развитые страны не съедают в год 1,5 миллиарда тонн продуктов, они выбрасываются и идут в том числе на корм скотине, — говорит он. — В России в отходах оказывается примерно 15 миллионов тонн. Нужно меньше покупать, не забивать холодильники до отказа. К сожалению, маленькие магазины в крупных городах практически исчезли, а именно в них жители отоваривались вполне умеренно, без излишеств. А в супермаркетах все наваливают еды в тележку с горкой. Потом это добро портится и идет на свалку…

—​ Нынешний год, в силу погодных аномалий, вряд ли порадует широким выбором  продуктов развитые страны. Цены на продовольствие — это прогнозируют все эксперты — рванут вверх. Существует ли вероятность резкого подорожания хлеба в России? 

— В цене булки хлеба стоимость пшеницы занимает меньше 20%. Остальные 80% в себестоимости — это сахар, соль, маргарин. Добавим электроэнергию, которая дорожает семимильными шагами для производителя, трудозатраты, зарплату… Если стоимость пшеницы останется незыблемой, далеко не факт, что остальные составляющие не изменят свои ценники. Поэтому хлеб, как и другие продукты, будет дорожать при любом урожае. Другое дело, что есть разные сорта хлеба. Социальные — для массового покупателя — практически не изменяют свою цену, в магазинах, как правило, остаются большие остатки. До «заморозки» цен на этот продукт дело вряд ли дойдет.

Владимир Чуприн

“Московский комсомолец”

<
С упаковки товаров может исчезнуть важная информация

С упаковки товаров может исчезнуть важная информация

Эксперты бьют тревогу

>
Потомков летчика Чкалова лишают подаренной советским правительством дачи

Потомков летчика Чкалова лишают подаренной советским правительством дачи

Когда-то семье легендарного авиатора ее передали в качестве высокой почести

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru