Вторник, 21 мая, 2024 | USD: 90,65 EUR: 98,58

Россияне садятся на куриную диету

https://pixabay.com/ru/

В российской рыболовной отрасли назрело сразу несколько проблем: санкции, дефицит судов и оборудования, нехватка кадров и инвестиций.

https://pixabay.com/ru/

Росстат сообщает, что производство рыбной продукции в стране за первое полугодие 2022-го по сравнению с аналогичным периодом 2021 года незначительно выросло (на 1,3 процента) и составило 1,97 млн тонн. По отдельным видам рыбы наблюдается дефицит и рост цен. Рыбаки бьют тревогу – в обозримой перспективе доступной рыбы на прилавках может вовсе не стать.

Почему цены растут

Официальная статистика весьма позитивна. По данным Росстата, за полгода в России в два раза увеличился выпуск мороженой рыбы и достиг 40,5 тыс. тонн. Производство мороженого рыбного филе выросло на 34,5 процента (до 157,7 тыс. тонн), рыбных консервов – на 5 процентов (до 99,3 тыс. тонн), икры лососёвых рыб – на 15,8 процента (до 692 тонн). Звучит оптимистично, если не сравнивать с самыми рыбными годами. В советские времена на пике развития отрасли добывалось почти 12 млн тонн рыбы. В этом году будет выловлено около 5 млн тонн.

Некоторые виды рыб уже не первый год в стране вообще не добываются. С 2021-го сайра перестала заходить в российские воды. В результате и в прошлом, и в этом году её промышленный вылов на Дальнем Востоке не вёлся. «Рыба меняет пути миграций», – констатировали в Тихоокеанском филиале Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии. Пока консервированная сайра из магазинов полностью не исчезла – ещё есть складские запасы, кроме того, ведётся производство из рыбы, добытой за пределами российских вод. Однако цены закономерно выросли.

Казалось бы, обратная ситуация с выловом лосося. В одной только Сахалинской области в этом году добыто почти 54 тыс. тонн – в 2,8 раза больше, чем в 2021-м. Однако в разы повысились и цены на красную рыбу.


Объяснение простое: значительная часть выловленной в России рыбы идёт на экспорт, импорт же из-за санкций резко сократился.


В итоге оптовые цены на сёмгу и форель выросли более чем вдвое, соответственно, увеличились и розничные цены. Многие рестораны были вынуждены убрать красную рыбу из меню, закрыться или вовсе отказаться от запуска. В частности, екатеринбургский бизнесмен Иван Зайченко прекратил работу над проектом создания кафе японской кухни «Сейкатцу».

Потребительские предпочтения

На рынке складывается патовая ситуация: покупатели вынуждены сокращать потребление рыбы из-за её высокой цены, а производители не могут активно развивать бизнес в том числе из-за недостаточного спроса. По данным онлайн-опроса, проведённого в 2021 году компанией OMI, 63 процента россиян в возрасте 18–24 лет не покупают рыбу из-за её дороговизны, показатель среди респондентов в возрасте от 40 лет достигает уже 82 процентов.

В России на человека приходится около 15 килограммов рыбы в год. «Население покупает мало рыбы из-за высокой стоимости, низкого качества и узкого ассортимента. Вследствие низкого спроса розница не увеличивает закупки. Производители, ответственные за высокие логистические издержки, не имеют ресурсов для инвестиций в новые форматы продукции и не занимаются продвижением, поиском новых ниш», – говорится в отчёте исследовательской компании «Платформа».

Примечательно, что падение покупательной способности при росте цен на рыбу создаёт конкурентные преимущества мясу и птице, которые не так полезны, как рыба, и это не может не сказываться на здоровье и долголетии россиян. «Уходит позитивный стереотип о рыбе как о необходимом для здоровья продукте. Среди молодёжи 39 процентов считают, что отсутствие рыбы в рационе никак не влияет на здоровье», – пишут авторы доклада.

– Всемирная организация здравоохранения и наши институты питания считают, что человеку нужно 22,5 килограмма на душу населения в год. В Японии и Норвегии съедают почти 70 килограммов! И там и там – самая высокая продолжительность жизни, – говорит в беседе с «Октагоном» президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов.

Недорогой и полезной альтернативой для покупателя могла бы стать речная рыба, однако она в магазинах представлена крайне скудно, чему есть своё объяснение.

– Развитие пресноводной аквакультуры в России тормозится целым комплексом причин, начиная с нехватки квалифицированных специалистов и заканчивая грамотным пиар-продвижением речной рыбы. Мешает и малое число рыборазводных заводов – в последние годы они в России практически не создавались, – отмечает промышленный эксперт Леонид Хазанов.

Ориентация на экспорт, нехватка судов и людей

У ретейлеров, переработчиков и рыбаков свои сложности. Первые сталкиваются с неготовностью производителей подстраиваться под требования рынка и проблемами, связанными с хранением и транспортировкой рыбы. Вторые – с дефицитом вложений в развитие глубокой переработки. Госпрограмма инвестирует в первичную переработку на судне, в ходе которой производятся только филе и фарш. Политика ориентирована на поддержку экспорта, а не внутреннего рынка.

Рыбаки вынуждены работать в условиях слабой поддержки береговой инфраструктуры. «У них нет заинтересованности в выстраивании долгих цепочек от вылова до продажи. Особенно когда зарубежные компании Китая и Японии создают комфортные условия для рыбаков, позволяющие им быстро сбывать продукт. Как результат, привлекателен экспорт, а не внутренний рынок», – отмечается в исследовании «Платформы».


Ещё две важнейшие проблемы, с которыми сталкиваются рыбаки, – дефицит кадров и судов.


Первую в Росрыболовстве пытаются решить. В этом году было увеличено число бюджетных мест и продлена приёмная кампания в колледжи и вузы.

С модернизацией флота труднее. Из-за санкций возникли трудности с поставками необходимого оборудования. 24 августа Правительство РФ приняло решение о направлении в 2022 году 7 млрд рублей на разработку, создание и внедрение наиболее важного судового оборудования. По словам премьер-министра Михаила Мишустина, это позволит достроить в ближайшие годы более сотни судов общей стоимостью свыше 500 млрд рублей. Ещё 22 млрд рублей необходимо для замены импортных компонентов отечественными. Однако процесс этот небыстрый и, как говорят сами рыбаки, в нынешних реалиях практически нереализуемый.

«Сдвига на стапелях нет»

– Стоимость крупнотоннажного судна составляет в среднем 100 миллионов долларов. Строить его необходимо с определённым процентом локализации. Опыта строительства гражданского рыбопромыслового крупнотоннажного флота у России нет. Мы не производим и никогда не производили главные двигатели. В СССР их производили на Украине и в ГДР, затем в Германии, Испании, Финляндии, Польше. Мы не производим рыбоперерабатывающее оборудование – лучшее закупалось у немецкой компании BAADER. Не производим навигационное оборудование – оно закупается в основном японское, – рассказывает «Октагону» Георгий Мартынов.

Рыболовецкие суда в России строятся в соответствии с концепцией инвестиционных квот – с 2017 года проводятся аукционы, на которых рыбаки борются за определённый объём разрешённой к вылову рыбы в обмен на инвестиции в строительство судов. Как говорит Мартынов, по итогам первого этапа инвестиционных квот должны были появиться 55 крупнотоннажных судов, однако по прошествии четырёх лет построено лишь пять.

– То есть 50 ещё нужно построить, но верфи не справляются. Рыбаки им перечисляют транши, этого не хватает. Сдвига на стапелях нет, потому что все деньги уходят на уплату налогов, зарплаты и погашение кредитов. Оставшиеся 50 проектов зависли, некоторые даже не заложены. Для строительства были подписаны контракты с ведущими мировыми компаниями, которые ввели санкции. Часть оборудования уже оплачена, но получить его невозможно, – поясняет эксперт.

По мнению президента Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья, быстрое замещение невозможно. Согласно прогнозу Мартынова, на импортозамещение одного только двигателя «уйдёт от пяти до семи лет в лучшем случае».

В этих условиях государство намерено в 2023 году запустить второй этап инвестиционных квот. Проект Федерального закона «О внесении изменений в закон “О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов”» в части совершенствования порядка распределения квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов» подготовлен Минсельхозом и внесён в Госдуму. Документ подразумевает проведение новых аукционов и строительство нескольких десятков новых судов (плюс к уже запланированным).

– Рыбацкая общественность говорит: но мы же не достроили 50 судов, и у нас понимания окончания сроков нет. Куда мы торопимся? Если учесть, что предприятия отрасли сегодня, по самым скромным подсчётам, закредитованы на 420–460 миллиардов рублей, где мы возьмём ресурсы ещё примерно на 50 судов? Когда мы их построим и есть ли в этом смысл? Верфи не готовы, машиностроение и металлурги тоже, – добавляет Мартынов.

По его мнению, форсирование программы может объясняться желанием провести передел водных биологических ресурсов «в чью-то пользу», и с введением второго этапа следовало бы повременить или хотя бы дождаться результатов анализа Счётной палаты, которая должна представить его в ноябре этого года.

Необходимые меры поддержки

В то же время эксперты полагают, что государство могло бы уже сейчас всерьёз помочь отрасли и потребителям продукции.

– Было бы нелишним предоставлять налоговые льготы для выращивания деликатесных видов, субсидировать железнодорожные и автомобильные перевозки рыбы, нарастить производство отечественных кормов. Не помешало бы также строительство заводов по изготовлению рыбных консервов на условиях государственно-частного партнёрства и их закупка в государственный резерв для регулирования скачков цен, – отмечает Леонид Хазанов.

Схожие меры предлагает управляющий партнёр консалтинговой компании Retail4you Сергей Лищук. По его мнению, в стратегический запас можно было бы закупать не только консервы, но и мороженую рыбу.

Леонид Хазанов также считает необходимым обратить внимание на производство консервных банок, особенно учитывая тот факт, что сейчас монополистом на этом рынке является Магнитогорский металлургический комбинат, который может диктовать производителям консервов любую сбытовую политику.

Форель или курочка

– Цены на рыбную продукцию будут расти, потому что государство перешло на аукционную систему распределения ресурсов и предприятия закладывают эти расходы в себестоимость. Это серьёзно отразится на покупателе, так что может не остаться не только дешёвой рыбы, но и рыбы по доступной цене. Иными словами, будет дорогая рыба, которую сможет купить каждый 20-й или даже 30-й гражданин РФ, – прогнозирует глава приморской ассоциации Мартынов.

Сергей Лищук ожидает, что в ближайшие два года, пока восстанавливаются цепочки поставок, на прилавках будет возникать дефицит, а цены продолжат расти.

– Мы катимся к тому, что постепенно перестанем есть рыбу. У покупателя становится меньше денег, и он при этом стоит перед очевидным выбором – купить за тысячу рублей условную форель или в пять раз дешевле курицу, – говорит Лищук.

Подводя итог происходящему в рыбной отрасли, Георгий Мартынов резюмирует:

– Такой сложной ситуации, как сейчас, не было, наверное, никогда.

Анна Таволга

“Октагон”

<
Зеки вместо автомобилей

Зеки вместо автомобилей

Под Калугой построят супертюрьму

>
Петербургские градозащитники надеются на следователей

Петербургские градозащитники надеются на следователей

Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин уже месяц не выпадает

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Mail.ru