Понедельник, 5 декабря, 2022 | USD: 61,77 EUR: 64,99

«Ребенок был жив и умирать ближайшие несколько часов не собирался»

https://pixabay.com/ru/

Врачи Белая и Сушкевич получили 9,5 и 9 лет колонии за убийство 700-граммового младенца.

https://pixabay.com/ru/

Мособлсуд приговорил к 9 и 9,5 годам колонии общего режима калининградских врачей Элину Сушкевич и Елену Белую по резонансному делу об убийстве недоношенного младенца в 2018 году. В 2020 году присяжные уже признавали их невиновными, однако обвинение подало апелляцию и дело вернули в суд — на этот раз в Подмосковье. Подробнее — в материале «Газеты.Ru».

Московский областной суд во вторник приговорил к девяти и девяти с половиной годам колонии общего режима калининградских врачей Элину Сушкевич и Елену Белую по делу об убийстве недоношенного младенца (ч. 2 ст. 105 УК РФ «Убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии»). Также им запретили работать по профессии три года после освобождения.

«Назначить Сушкевич наказание в виде лишения свободы на срок девять лет с отбыванием наказания в колонии общего режима… назначить Белой наказание в виде лишения свободы на срок девять лет шесть месяцев в колонии общего режима», — огласил решение судья.

Дополнительно им запретили три года работать по профессии после освобождения. Обвинение попросило назначить каждой подсудимой по 13 лет лишения свободы и трехлетнему запрету работать по профессии после освобождения.

Ранее присяжные решили признать врачей виновными и не заслуживающими снисхождения. Защита уже заявила, что обжалует вердикт, полагая, что судья фактически занял позицию обвинения, повлияв таким образом на решение присяжных заседателей.

Вопрос вины

За последние годы это одно из самых резонансных «медицинских» уголовных дел в России. Главный вопрос, обсуждаемое в медицинском сообществе – виновны ли и.о. главврача роддома и анестезиолог-реаниматолог в смерти недоношенного новорожденного весом 700 граммов.

Следствие исходит из того, что врачи намеренно умертвили младенца, защита настаивает на отсутствии злого умысла. По версии обвинения, в ноябре 2018 года в роддом №4 Калининграда поступила женщина, которая на 23-24 неделе беременности родила мальчика весом около 700 граммов.

СК утверждает, что и.о. главврача этого роддома Белая решила убить новорожденного, для чего привлекла анестезиолога-реаниматолога областного перинатального центра Сушкевич, которая прибыла на место в составе реанимационной бригады и ввела младенцу сульфат магния, от чего он и скончался.

По версии следствия, решение Белой об убийстве ребенка связано с тяжелыми патологиями недоношенного новорожденного, и она, опасаясь ухудшения показателей, дала указание Сушкевич на введение препарата. Далее «в историю родов были внесены заведомо ложные сведения о том, что имел место факт гибели плода».

Защита настаивает, что факт введения препарата не доказан. Той же позиции придерживалась коллегия присяжных, в результате чего в декабре 2020 года врачам вынесли оправдательный приговор. Также защита установила, что мать ребенка принимала в ходе беременности препарат, содержащий магний.

Ход дела

10 декабря 2020 года присяжные признали врачей невиновными. Представители потерпевшей стороны и Генпрокуратура подали апелляцию, отмечая, что на присяжных оказывали давление общественность и СМИ. Прокуратура обжаловала приговор и в конце мая 2021 года Первый апелляционный суд общей юрисдикции отменил его и направил на пересмотр. По ходатайству Генпрокуратуры Верховный суд перенес слушания из Калининграда в Мособлсуд.

Отмена оправдательного приговора вызвала возмущение профессионального сообщества. Так, президент союза врачей «Национальная медицинская палата» Леонид Рошаль призывал отпустить врачей из-под стражи и говорил о готовности сесть в СИЗО вместо них.

Во время следствия в Калининграде врачи находились под домашним арестом. После завершения судебных разбирательств Сушкевич вернулась на работу в областной перинатальный центр, а Белая заняла должность заместителя главврача роддома №4. 5 ноября 2021 года на первом же заседании в Мособлсуде Сушкевич и Белую взяли под стражу, объяснив решение в том числе тем, что у них нет регистрации в Московском регионе. Их поместили в СИЗО №6 в Печатниках.

«Ребенок умирать вообще не собирался»

Одним из ключевых свидетелей по делу является медсестра роддома №4 Алена Сухарь (Кияненко), которая дежурила в ночь на 6 ноября 2018 года, когда погиб ребенок. Защите были необходимы показания медсестры во время слушаний, чтобы зафиксировать их в материалах дела (ранее она давала показания в ходе предварительного следствия). Однако Сухарь трижды не явилась на слушания и суд отказался приобщать к делу ее показания.

Адвокат врачей Камиль Бабасов в разговоре с газетой «Коммерсант» заявил, что суд идет, «мягко говоря, с обвинительным уклоном». По его словам, судья отклонил все ходатайства стороны защиты, включая просьбу заслушать группой присяжных специалистов-неонатологов и токсиколога. Суд посчитал ходатайства необоснованными.

«Суд заявил, что всем все понятно. Но у нас осталась масса вопросов к экспертам, в первую очередь по расчетам концентрации сульфата магния в крови младенца. Мы полагаем, что экспертные заключения в материалах дела недостоверны», — посетовал адвокат.

Адвокат семьи пострадавших Лариса Гусева, в свою очередь, ходом процесса довольна и ожидает обвинительного вердикта со стороны присяжных.

«Я считаю, что действия Белой и Сушкевич квалифицированы правильно, а рассуждать о том, был ли ребенок в агональном состоянии, недопустимо. Такого понятия нет в законодательстве. Есть только понятия «живорожденный» и «мертворожденный». Он был живорожденный, и врачи в любом случае должны были его спасать», — сказала Гусева.

Гусева сослалась на слова руководителя группы судмедэкспертов: еще в начале процесса в Калининграде он сообщил суду, что ребенок «был жив и умирать ближайшие несколько часов, а может быть, суток, а может, вообще не собирался».

Сомнения профессионалов

За медиков вступились Российское общество неонатологов, Национальная медицинская палата во главе с Леонидом Рошалем, ряд главных внештатных специалистов Минздрава РФ. Инициативные врачи запустили акцию #ЯЭлинаСушкевич в соцсетях, а петиция в защиту неонатолога набрала более 270 тыс. подписей. Коллеги Сушкевич крайне негативно восприняли отмену оправдательного приговора и возвращение дела в суд, назвав процесс «показательным». По мнению медиков, обвинительное заключение и судебный процесс базируются, скорее, на этической стороне смерти младенца, а объективные медицинские показатели, которые приводит защита и экспертное сообщество, не учитываются.

«Мы, как сообщество, поддерживаем Элину (Сушкевич) и абсолютно уверены в ее невиновности, так как разобрали каждую букву материалов дела, которые были в доступе. И мы считаем, что приговор может быть только оправдательным», — сказала «Коммерсанту» юрист Российского общества неонатологов Диана Мустафина-Бредихина.

Однако главный редактор портала «Медицинская Россия» Игорь Артюхов в ходе собственного анализа выводов судмедэкспертов, доводов защиты и обвинения обнаружил «ряд противоречий». Он отметил аудиозапись фрагмента разговора Елены Белой с подчиненными, утром 6 ноября 2018 года, сделанную заведующей родильным отделением роддома №4 Татьяной Соколовой. На записи Белая отчитывает врачей за оказание реанимационной помощи ребенку в тяжелом состоянии: «…Вы подставляете всех, включая главного внештатного акушера-гинеколога. Поэтому садимся и переписываем историю и делаем антенатала (антенатальная гибель — смерть плода во время беременности. — прим. «Газеты.Ru»). По его словам, множество врачей, в том числе неонатологов, «поняли, что на самом деле произошло с ребенком».

«Именно после обнародования этой записи защита внезапно начала публично обвинять в халатности дежурную смену. Неясно только, куда теперь адвокатам девать все заявления о необследованности роженицы и ничтожных шансах младенца выжить», — сказал Артюхов.

По мнению академика РАН, заслуженного врача России Николая Володина, младенцу после рождения не была оказана должная помощь, а суд по каким-то причинам не настаивает на привлечении к делу важных свидетелей.

«Сторона обвинения не принимает никаких мер для обеспечения явки в суд для дачи показаний медсестры Алены Сухарь, которая ранее указала, что при пеленании новорожденного в 6 часов утра она обнаружила его — 700-граммового, лежащего в луже крови. И никто не подумал что-либо сделать, чтобы все-таки приступить к спасению его жизни! Доктор Сушкевич по приезду сразу же потребовала определить группу крови и резус фактор ребенка для срочного заказа донорской крови, ввела ему внутривенно физиологический раствор и соду. Но время безвозвратно ушло! — сказал Володин.

Врач-неонатолог, профессор, заведующая кафедрой неонатологии НИМЦ им. Н.И. Пирогова Марина Дегтярева также настаивает на несостоятельности обвинений. По ее мнению, формула, по которой рассчитывалась концентрация концентрация вещества в теле младенца, не применяется в медицинских кругах. Она также напомнила, что для определения концентрации препарата в крови необходимо исследовать либо кровь, либо плаценту, но никак не кровь в органах.

«Расчеты концентрации магния в сыворотке крови новорожденного младенца, выполненные в рамках судебно-медицинской экспертизы, основаны на огульных утверждениях и домыслах, бездоказательны. Логические умозаключения экспертов не учитывают законы физиологии человека и, следовательно, являются НЕДОПУСТИМЫМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ причины смерти глубоконедоношенного мальчика», — заявила Дегтярева в открытом письме.

Михаил Родионов

“Газета”

<
Гуманитарную помощь «съели мыши»

Гуманитарную помощь «съели мыши»

Депутат Рады Евгений Шевченко обвинил замглавы офиса президента Кирилла

>
«До февраля платил £300 за газ, а сейчас — £1200»

«До февраля платил £300 за газ, а сейчас — £1200»

Как простые британцы собираются пережить зиму

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru