Понедельник, 5 декабря, 2022 | USD: 61,77 EUR: 64,99

Российские предприниматели рассказали о кошмарах санкционного периода

https://pixabay.com/ru/

Инструкция по выживанию.

https://pixabay.com/ru/

Пережившие коронавирусные потрясения отечественные бизнесмены уже прошли определенную закалку. В итоге выжили только те, кто сумел сориентироваться и вовремя поменять стратегию компании. В этом году отечественные предприниматели столкнулись с новым вызовом — ковровыми западными санкциями. О том, как представители малого и среднего бизнеса в России выживают в условиях международных ограничений, «МК» рассказали они сами.

Сахалин. На помощь внезапно пришли грибники из других стран

Александр Тырцев пять лет назад открыл грибную ферму «Эко-Восход» в Тымовском районе Сахалинской области. Это единственный округ на острове, который даже не имеет выхода к морю и может похвастаться резко континентальным климатом: жара до +50 летом, морозы до -50 зимой. А еще он традиционно сельскохозяйственный — там нет таких проблем с экологией, как на юге, хороший воздух, богатое микроэлементами сено.

Однако грибы в России товар не то чтобы первой необходимости, а на севере Сахалина и вовсе деликатес. Над идеей фермера откровенно смеялись, иногда в лицо. Но выбор не был случайным — сахалинец искал нишу, в которой нет конкуренции и которая бы подходила под его специфическое образование ихтиолога. Выращивать рыб было скучно, поэтому Александр переключился на грибы.

Методом проб и ошибок фермер подбирал оборудование и расходные материалы, комплектовал лабораторию, изучал грибное дело и особенности в технологиях разных стран. Оказалось, что во всем мире существует целое сообщество грибников, и именно это в результате стало ценнейшим фактором для выживаемости бизнеса.

Постепенно база была собрана, производство вешенок, ежовика, шиитаке, хоть и небольшими объемами, налажено, и уже появились постоянные клиенты. Бизнес Александра начал набирать неожиданную популярность. Гигантская часть продукции — примерно 95% — отправлялась в Южно-Сахалинск. Жители областного центра не ленились даже ездить за ней сами — а это больше 500 километров. Все из-за возможности побывать на ферме, посмотреть, как растут грибы. В экскурсиях Александр никогда не отказывал. Позднее подключились сетевые магазины: сначала брали на пробу, а затем заказывали по 100 килограммов при максимуме фермы 50 килограммов в неделю.

Но случились санкции, границы закрылись, а расчеты с поставщиками из других стран стали невозможны. И это могло обернуться серьезной проблемой: грибную культуру, основу своего бизнеса, фермер закупал в Америке и Бельгии, капсулы для лекарственных грибов — в Швейцарии, пакеты для выпаривания — в Китае, оборудование и запчасти к нему — тоже все из Китая, Америки или Европы. Выпадение хотя бы одного из элементов привело бы к неизбежному краху всего грибного дела. Перейти на российские аналоги невозможно — как правило, это либо в пять раз дороже, либо сильно уступает по качеству.

На помощь внезапно пришли грибники из других стран, благодаря которым и сейчас удается заказывать и переправлять в Россию все необходимое. Это люди, которые преданы своему делу настолько, что их не останавливают политические разногласия. Их забота — это не санкции и культура отмены, а просто грибы и возможность помочь коллеге. В свою очередь, это позволило оставить цены на конечный продукт на прежнем уровне.

«Повышения цен на продукцию пока не планируем. Мы закупились впрок — всех расходных материалов хватит как минимум на полгода работы. Сырье мы готовим сами и зависим сейчас только от цен на электроэнергию — она, кстати, в 2021 году подорожала в два раза, и тогда мы подняли стоимость только на 3–5%, и от курса юаня — на эти деньги закупаем пакеты для выпаривания. Если ничего не произойдет, цены останутся такими же, как раньше», — добавил Александр Тырцев.

Фермер уверен, что даже если что-то потеряется на таможне, не придет или просто пойдет не так, на его работу это не повлияет — в том числе благодаря уникальности и востребованности бизнеса, альтернативным способам доставки расходников и запасам на ближайшие полгода. А за это время он еще что-нибудь придумает.

Челябинск. Интерес к продукции вырос в 15 раз

Санкционные ограничения не только не остановили бизнес, но даже послужили толчком для развития челябинской компании под руководством Анны Горобец. Производитель уходовой косметики увеличил выпуск своей продукции в 15 раз и вышел на общероссийский рынок.

«Я в бизнесе 12 лет, а производством занимаюсь с 2014 года. В свое время мне захотелось создать свой продукт, который бы оказался конкурентоспособным на рынке. Сначала это было кухонное производство, тогда у меня в штате числился один человек», — рассказывает Анна. Чтобы встать на ноги, компании потребовалось два года. Постепенно заказы стали расти, поэтому пришлось расширять штат и искать помещение побольше.

«Представляете, у нас на 25 «квадратах» умещались и производство, и склад, и поклейка этикеток», — говорит Горобец.

С каждым днем поклонников продукции становилось все больше. В связи с этим компания то и дело меняла помещения: требовались площади повнушительнее предыдущих.

Предприниматель считает, что повышенный спрос на продукцию во многом появился благодаря рекламе. Дело в том, что в свое время предпринимательница сделала ставку на работу с медийными персонами и крупными блогерами и не прогадала.

По словам женщины, уход зарубежных компаний с российского рынка стал новой точкой роста для ее бизнеса.

«Я даже не думала опускать руки. Меня закалила пандемия. Вообще сложившаяся ситуация на рынке пошла нам только в плюс: у нас резко выросли продажи, увеличился ассортимент и улучшилось качество продукции. Так, если раньше твердый шампунь довольно быстро заканчивался, то теперь он стал более экономичным и его хватает на дольше», — гордится Горобец.

Длительное время компания работа с производителями из Украины, Германии и Англии. В этих странах закупались упаковка и компоненты для косметики. Теперь же челябинская фирма переориентировалась и использует сырье российского производства. Кстати, предприятием запущено контрактное производство. Сейчас на их производственной площадке создается продукция других отечественных брендов.

Краснодар. «Как минимум шесть конкурентов у нас закрылись. Мы же пока живы»

«В целом всегда было непросто. В России живем, в России делаем бизнес. Не одни сложности, так другие. Потому принятие нового потрясения у меня случилось сразу. И я сразу говорил: как бы ни изменилась ситуация, люди в итоге с ней свыкнутся», — рассказывает кубанский предприниматель Эдуард Сюткин. Он руководит группой компаний, что позволило ему «держать яйца в разных корзинах». И два различных бизнеса повели себя совершенно по-разному, потребовав разных подходов. «Наше маркетинговое агентство показало рост по оборотам раза в четыре. А агентство инвестиционной недвижимости, работающее по Сочи, просело практически в те же четыре раза», — делится предприниматель результатами за последние неспокойные полгода.

Агентство недвижимости работает на рынке недавно — с декабря 2020 года, а маркетинговое агентство уже со стажем, в сентябре ему исполнится 9 лет. По словам Эдуарда, развитие обоих предприятий до 24 февраля было достаточно стабильным: ежегодный прирост он оценивает в 15–20% по каждой из этих компаний.

На случившуюся глобальную перестройку в России медийной сферы (вне закона оказались некоторые соцсети, «отвалились» инструменты, предлагаемые западными IT-гигантами) эти две компании и отреагировали диаметрально противоположным образом. Бизнес оценил профессионализм маркетинговой компании, возглавляемой Эдуардом: она получила множество запросов о сотрудничестве. При том что ранее агентство и не старались вывести на рынок как самостоятельное детище — оно работало преимущественно для обслуживания интересов группы компаний и с несколькими постоянными клиентами, приходящими в основном по знакомству.

«Процентов 80 рекламных бюджетов многих компаний приходились именно на теперь уже запрещенную в России соцсеть. В итоге потребовалось резко переориентироваться на другие каналы связи. А мы очень хорошо работаем с контекстной рекламой, отчего к нам просто толпой повалили заказчики, а мы получили такой рост. Выросли бы и больше, но этого не позволяли наши ресурсы», — рассказывает Эдуард.

Маркетинговое агентство оказалось в комфортной для себе среде. Спросом стала пользоваться именно та сфера, на которой оно специализировалось. И это при том, что многие компании, которые работали преимущественно с соцсетями, были вынуждены просто закрыться, добавляет Сюткин.

Трудности создавало не только то, что привычный, понятный и недорогой канал коммуникации просто пропал, но и то, что участники рынка не понимали, какого развития ситуации ждать в дальнейшем, что важнее всего, когда речь идет об инвестиционной недвижимости, которой занимается агентство. Кроме того, почти единовременно подорожала ипотека и выросли ставки по вкладам. Потому потенциальный инвестор понес деньги в банк.

«Если вопрос с заявками при помощи своего маркетингового агентства мы решили достаточно быстро, то вопрос паузы в головах людей остался. Его разрешения мы ждали почти три месяца. За это время и «упали» в 3–4 раза. И сейчас только-только начинаем восстанавливаться», — добавляет Эдуард.

Для удержания на плаву маркетинговому агентству оказалось достаточно лишь слегка укрепиться: добрать специалистов, обучить их, переориентировать старожилов. Таким образом, предприятие смогло заработать в полную силу. Фирме по продаже недвижимости же пришлось серьезно пересмотреть подход к ведению дела вообще. Вплоть до того, что потребовалось заново пересоздать предлагаемый продукт.

«Изначально наибольшим спросом пользовались у нас варианты краткосрочных инвестиций. С 24 февраля же спрос переориентировался на срочные вложения денег, чтобы их не потерять, если они будут обесцениваться. Потому пришлось переориентироваться на другие объекты — в зависимости от срока инвестиции они разные», — поясняет предприниматель. Это потребовало изменить методологию работы: переписать скрипты для агентов, научить персонал работать с другими объектами, поменять рекламную стратегию и каналы коммуникации.

Эдуард признается, что где-то в марте у него было ощущение того, что часть бизнеса, касающуюся недвижимости, он может потерять. Но агентству в итоге удалось обыграть в свою пользу переориентацию турпотока на Сочи, что вызвало интерес к местной недвижимости и значительное сужение иных вариантов инвестирования.

«Люди были просто в шоке. Если говорить про физлиц, они не понимали, что делать. В B2B-сегменте (бизнес для бизнеса) все немного попроще. Особенно в маркетинге. Люди быстро поняли, что им нужно все равно запускать рекламу. И компании, которые работали по маркетингу в широком смысле — многокомпонентно, чувствовали себя хорошо. Те же, кто ориентировался в основном на соцсети, конечно, просто закрылись. Так и в недвижимости. Только по Сочи как минимум шесть конкурентов у нас закрылись. Мы же пока живы», — резюмирует Сюткин. Сейчас он видит перспективы для обоих предприятий: одно оказалось будто заранее «заточено» под образовавшуюся ситуацию, второе сумело пережить самое сложное время и переориентироваться под новую конъюнктуру.

Курск. Китайцы предлагают долгосрочное сотрудничество

Знал ли 20 лет назад Юрий Токмянин из Курчатова, что, открывая свой бизнес, он столкнется сегодня с трудностями, которые ему создадут политики ведущих западных стран? Вряд ли.

Станцию по ремонту топливной аппаратуры дизельных двигателей он создавал с нуля. Сначала СТО (станция технического обслуживания) работала кустарно, по принципу — с чем обратились клиенты, то и делаем. В основном это были кузовные и покрасочные работы. Чуть позже бизнесмен понял, что нужно осваивать новые технологии, и выбрал специализацию, требующую знаний и современных инновационных технологий.

В то время популярность в России набирали автомобили с дизельными моторами. Ремонтировать, например, курянам приходилось в Харьковской области, в Белоруссии, в столице. Первые форсунки двигателя Юрий возил в разные специализированные мастерские. Сначала изучал процесс со стороны, затем прошел обучающие курсы и стал выполнять сложные работы в своей мастерской.

«Под Курчатовом построили СТО, сейчас на ней трудятся вместе со мной пять человек, большая часть — это члены моей семьи. У нас четыре постановочных бокса, цеха диагностики, ремонта топливной аппаратуры, стенды и прочие составляющие, которые позволяют выполнять заказы наших клиентов», — рассказывает предприниматель.

Открывать свое дело приходилось без заемных средств. Что заработал, то и вложил. Большую помощь оказала родня. Юрий на всю жизнь благодарен своей маме за то, что отдала свои сбережения на покупку первых диагностических стендов.

«Мы как чувствовали, выбирали российских партнеров в поставках оборудования. Основной наш партнер находится в Санкт-Петербурге. Поэтому нет опасений, что расходные материалы на стенды и станки из-за санкций подорожают или исчезнут», — говорит владелец СТО.

В то же время он признался, что несколько месяцев назад он с коллегами пережил небольшой шок. После санкционных атак часть поставщиков отказалась сотрудничать с россиянином.

«Мы же закупали на разных электронных площадках расходные материалы и детали у иностранных партнеров. Например, в Италии и у прибалтов брали распылители и клапаны форсунок, плунжерные пары. Также работали с поляками. И тут разом все рухнуло. Мы остановились и месяц были в ступоре», — делится «прелестями» от ограничений курянин.

И его можно понять. Ведь среди клиентов его СТО не только частные владельцы авто на дизельной тяге, но и различные организации. Одна из них — Курская АЭС. Поэтому чувство ответственности придавало ситуации особые эмоции.

Затем русская смекалка и стремление к победе над трудностями помогли наладить бизнес и выйти из сложной ситуации. Тем более что руку помощи протянули китайские поставщики.

«Пришлось оперативно переориентировать логистику и организовать связи с новыми производителями. Сроки и качество не сказать чтобы сильно изменились. Но бизнес вошел в прежнее русло, а клиенты сейчас не чувствуют разницы в качестве. Мало того, китайцы стали связываться с нами напрямую и предлагают долгосрочное сотрудничество», — рассказывает Юрий Токмянин. Его рецепт выживания: не паниковать и искать различные пути обхода санкционного давления.

***

За полгода, которые прошли с момента начала санкционной войны, многие представители малого и среднего бизнеса успели почувствовать, что земля снова уходит из-под ног: ограничения, введенные Западом, заставили в срочном порядке искать возможности для продолжения бизнеса. Власти в стороне не остались и определили список из 70 отраслей, наиболее нуждающихся в поддержке: предприятия сельского хозяйства, гостиничный бизнес, заведения общественного питания, а также оптовая, розничная торговля, сфера услуг… Но главное, бизнес показал высокую степень адаптивности: таких страхов и проблем, которые были во время пандемии COVID-19, у большинства предпринимателей уже нет. Одни компании сумели перенастроить логистические потоки, другие — заменить импортных поставщиков отечественными. Вывод один: ко всему можно привыкнуть и адаптироваться. Главное — не опускать руки даже тогда, когда кажется, что земля уходит из-под ног.

Людмила Александрова, Ирина Чеснокова, Анастасия Хивинцева, Егор Харитонов, Валерий Сысоев

“Московский комсомолец”

<
Рекордная жара подкосила в России урожай овощей

Рекордная жара подкосила в России урожай овощей

Картошка родится с голубиное яйцо

>
Полтора миллиарда на «Спартак»

Полтора миллиарда на «Спартак»

Во что Федуну обошлась любовь к клубу

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru