Суббота, 28 января, 2023 | USD: 69,34 EUR: 75,41

Вместо инженеров будут швеи

https://pixabay.com/ru/

В Петербурге разгоняют школу для одаренных детей.

https://pixabay.com/ru/

Разгорелся скандал вокруг математической лаборатории, в которой обучались одаренных 600 детей. По требованию властей, проект с 30-летней историей должен покинуть помещения в городских школах. Как сохранить коллектив, возобновить учебный процесс и куда идти детям, которые остались без школ? Ответов пока ни у кого нет.

«Лаборатория непрерывного математического образования» (ЛНМО) – это некоммерческая частная образовательная организация, которая работает на базе нескольких школ Адмиралтейского района Петербурга. Школа давала углубленные знания по математике, инженерным специальностям, биологии, гуманитарным наукам. Уроки вели, в том числе и преподаватели вузов. Обучение было платным, но посильным – порядка 10 тысяч рублей в месяц. За запрос «ЛНМО» в поисковике выходят многочисленные новости о победах учеников в международных конкурсах и олимпиадах, истории успеха выпускников. Только за последний год ученики получили около 400 наград. В 2015 году ученик ЛНМО Данил Фиалковский получил премию Grand Award, которую называют «малой Нобелевкой». Но в 2022 году администрация Адмиралтейского района решила все прекратить. В июне руководство ЛНМО получило уведомление, что с ними будут расторгнуты договоры аренды помещений в трех школах, а после попыток пожаловаться выше, кабинеты опечатали, заблокировав дорогое оборудование и личные вещи педагогов.

Как рассказала «Новым известиям» замдиректора ЛНМО Мария Чистякова, получить доступ к своему имуществу лаборатория смогла только с помощью юристов и угрозы обратиться в прокуратуру. По словам Чистяковой, до конца не ясно, что повлияло на отношение чиновников. В таком формате школа работала 30 лет, готовила одаренных детей, всех все устраивало. Кроме того, в ЛНМО поступали дети со всего города, они заполняли школы Адмиралтейского района, которым не хватает детей по прописке. По сути, дети числились в государственной школе, которая давала знания в рамках федерального госстандарта (ФГОС) и получала за этих учеников финансирование. Все, что сверх этого, давала лаборатория.

Но в прошлом году в одной из школ сменилось руководство, новый директор школы №241 Галина Тимофеева с ходу заявила коллегам, что планирует открыть в школе подготовку швей и автомехаников, и ей нужны помещения.

«Администрация района ее поддержала, она, а потом еще две школы, расторгли с нами договоры, – говорит Мария Чистякова, – сейчас уничтожается то, что создавалось 30 лет. Это выглядит очень странно на фоне того, что говорит президент, что стране нужны инженерные кадры, нужны ученые, программисты. У нас уже отлаженные инженерные классы, с хорошим оборудованием, классные педагоги, мотивированные дети, и все это – убивается. Наш проект абсолютно прогосударственный и легко может тиражироваться, внедряться в других городах, и готовить новых специалистов, которые нужны стране. Мы пытались договориться с администрацией района. Нам сказали, что есть некие задачи, связанные с тем, чтобы частные учреждения не работали в госшколах. Формальная причина: у нас договор со школами не соответствует законодательству. Якобы два договора об аренде и о сотрудничестве, противоречат друг другу. Но это не так, они вообще о разном, и никак между собой не связаны. Но даже если и так, то почему это никого не волновало весной, в прошлом году, почему администрация не задает этот вопрос себе, как они подписали такие договоры?»

Заложниками этой ситуации сразу же стали дети. В ЛНМО занимались около 600 детей. Еще около 150 поступили в этом году в 5-6 классы, то есть забрали документы из своих старых школ. Это дети со всего города. Лабораторию выгнали в июне, когда уже завершены все приемные процедуры в другие школы, по прописке их не берут. За месяц, что развивается ситуация, родители написали порядка 500 писем от районного начальства до президента.

«Дети были влюблены в эту школу, в учителей, – говорит представитель совета родителей лаборатории Анна Мельникова, – даже для преподавания в рамках госстандарта подбирались учителя, которые могут привнести что-то большее. Ради чего все это делается, не ясно. Версий у нас много, что именно там произошло, мы не знаем. Позиция государственных школ постоянно меняется. То директор школы №241 говорит, что будет проводить свои занятия, то не будет, то мы ей мешаем набирать детей в первых класс. Но набор прошел в мае, а записаться можно было на госуслугах, чем мы мешали? Школа рассчитана на 1000 детей, а в ней всего 250, включая наших. Места хватает всем. Другая школа, где работала ЛАНМО, – 225- я – выиграла грант с участием наших детей, которых теперь выгоняют».

По словам Анны Мельниковой, чиновники предложили ЛНМО переоформиться в частную школу, но это сразу ударит по бюджету семей. Сейчас часть обучения идет по ФГОСу и расходы покрываются из бюджета, родители платят только за специализированные занятия. Если школа станет полностью частной, платить придется минимум 40 тысяч рублей за одного ребенка.

«Да, никто не говорит, что мы должны забрать документы, мы можем продолжать учиться, но это не лучшая школа города не соответствует силам наших детей. Фгосовское образование мы получим в любой школе, но ездить час в одну стороне ради этого, нет смысла. Мы написали письма везде, пока получаем отписки. Все против нас. Почему нельзя было начать решать эту проблему раньше? Дать время, чтобы переоформиться, найти другие площадки. Это сделали летом, когда не осталось времени на поиск школы для детей, ведь есть и выпускники, которым надо готовится к ЕГЭ, а не вливаться в новый класс. Не дали времени на поиск решения для ЛНМО. Сейчас мы просим дать хотя бы год, чтобы все изучить и найти решение».

По словам Марии Чистяковой, под угрозой не только школа ЛНМО, которая работает на базе трех образовательных учреждений Адмиралтейского района, но и целая образовательная среда, которая была создана вокруг лаборатории: научные соревнования, система семинаров и спецкурсов, в неделю до 60 лекций ученикам читали педагоги городских вузов. Под угрозой Балтийский научно-инженерный конкурс, который проводился с 2005 года и объединял сотни детей Петербурга. Как проводить его в нынешних условиях – не ясно.

Директор школы №241 Галина Тимофеева отказалась общаться с корреспондентом «Новых известий», сославшись на запрет со стороны районного отдела образования. Застать на рабочем месте начальника отдела Марию Михайленко не удалось. «Новые известия» направили запрос в пресс-службу правительства Петербурга. На момент публикации, ответ из Смольного в редакцию не поступил.

Рассуждая о дальнейшей судьбе лаборатории, Мария Чисткова говорит, что главная задача – это сохранить коллективы: сформированные классы с одаренными детьми и уникальный педагогический коллектив.

«Пока я не вижу, как бы мы могли существовать вне привычного формата, потом что все было подогнано под базирование в школе, все было отлажено и хорошо работало, – говорит она, – любой другой формат может разрушить эту логику. Дети привыкли к нагрузкам по 60 часов, мотивированным детям такие нагрузки нужны. Будем думать, что делать дальше».

Александр Дыбин

“Новые Известия”

<
Лудомания: будут ли игроки рынка платить жертвам своего бизнеса?

Лудомания: будут ли игроки рынка платить жертвам своего бизнеса?

Чтобы существенно сократить негативные последствия от азартных игр, необходимо

>
Золото для людей, а не люди для золота

Золото для людей, а не люди для золота

Чем отличается Аляска от Колымы

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru