Пятница, 3 февраля, 2023 | USD: 70,04 EUR: 76,96

Школы становятся опасными для детей

https://pixabay.com/ru/

Одновременно с резким падением качества обучения современная система образования становится опасной для детской психики.

https://pixabay.com/ru/

Буллинг, девиантное поведение и даже суицидальные мысли – вот новая реальность школьных будней. Профильные чиновники и администрации учебных заведений замалчивают проблемы, рисуя в отчётах радужную картинку. От безысходности родители всё чаще голосуют ногами и забирают детей из школ. Эксперты полагают, что разрушение системы образования достигло точки невозврата, а на её восстановление могут уйти десятилетия.

Ученье – тьма

Масштабное международное исследование «Уверенность в процессе обучения», проведённое ещё до начала пандемии, показало, что российские школы занимают первое место в мире по уровню стресса у учеников. До 80 процентов учащихся говорят о том, что учёба вызывает у них тревогу и неуверенность в себе. По данным руководителя департамента коммуникаций Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации Оксаны Иванниковой, каждый год около 1 миллиона российских детей обращаются за помощью в связи с суицидальными мыслями.

С каждым годом всё большее количество российских учащихся сталкивается и с различными зависимостями: спайсы, вейпы и снюсы школьники нередко употребляют прямо в учебном заведении. Вызов милиции в школу после обнаружения очередной закладки в туалете уже мало кого удивляет. При этом на употреблении опасных веществ ловят уже не социально неблагополучных подростков, а детей из обеспеченных и интеллигентных семей.

– В нашей школе в декабре поймали с наркотиками ученика 8-го класса, – рассказывает Наталья, мама семиклассницы. – Школа инцидент пыталась скрыть, но информация быстро дошла до родителей по сарафанному радио. Мы предлагали пригласить в учебное заведение специалиста, чтобы провести беседу с детьми, но нас даже слушать не стали, как будто проблемы не существует. При этом родители уже боятся школы, ведь практически все дурные привычки детей и плохие компании оттуда. Школьники регулярно прогуливают уроки, но учителя на это не обращают внимания. До родителей информация об этом может не доходить месяцами.

По мнению учителя русского языка и литературы с 40-летним стажем Тамары Матвеевой, вина современной школы в сложившейся ситуации, безусловно, есть.

– Старые учителя уходят на пенсию, а среди молодых оказывается всё меньше педагогов, способных увлечь учеников своим предметом, сделать так, чтобы в школе им было интереснее, чем в подворотне с пивом и сигаретами, – говорит педагог. – Современные учителя сами находятся в бесконечном стрессе из-за непомерных требований, бумажной нагрузки. Администрацию школы, как правило, абсолютно не интересует процесс обучения, им важен результат, который может повысить рейтинг школы, в частности высокие баллы на выпускных экзаменах.

К сожалению, унижение учеников из-за недостаточной успеваемости также становится обычным делом. 

Дети разные, для кого-то и твёрдая тройка на определённом этапе уже большая победа и повод для похвалы. Естественно, в такой обстановке мотивация к учёбе у многих детей снижается, а лекарством от стресса становится времяпровождение в сомнительных компаниях или уход в виртуальную реальность.

По мнению собеседницы, современная школа по большей части делает детей виноватыми и несчастными, многие ребята учителей боятся. Преломить ситуацию без кардинальных перемен в системе образования не способны никакие школьные психологи и отдельные педагоги-энтузиасты.

В школу больше не пойду

Нездоровая обстановка в школе, давление со стороны учителей и постоянная гонка за высокими результатами в ущерб творческим и интересным для детей занятиям в последнее время стали всё чаще приводить и к трагическим последствиям. За прошедший год в Московском регионе произошло несколько самоубийств школьников, причиной которых так или иначе стала учёба.

В начале прошлого года на глазах у сотрудницы отдела по делам несовершеннолетних из-за нежелания ходить в школу покончил с собой 16-летний школьник. В марте совершил самоубийство 14-летний подросток. В июне счёты с жизнью свёл 17-летний выпускник после провала на ЕГЭ по химии. 31 августа в столице попытку самоубийства совершил семиклассник, которому мама сообщила о том, что он оставлен в школе на второй год; подростка успели откачать врачи. 9 сентября на западе Москвы трагически погиб ученик 10-го класса. По словам матери, перед трагедией юноша жаловался, что не хочет ходить в школу из-за того, что учителя плохо объясняют материал, а одноклассники недружелюбные. 31 января текущего года под окнами многоэтажки на юге столицы нашли тело восьмиклассницы.

Родители рассказывают, что в случае возникновения конфликтных ситуаций или нежелания ребёнка посещать школу администрации многих учебных заведений пытаются отстраниться от проблем или замолчать их.

– Я вынуждена была забрать сына из школы после 7-го класса, чтобы справиться с тревожностью и депрессивным состоянием ребёнка. Нам пришлось потом почти год посещать психолога, – рассказывает москвичка Александра. – На большинстве уроков сыну изначально было неинтересно. Суть работы педагогов сводилась к бесконечной проверке знаний, а не к объяснению материала. Из-за отсутствия интереса после начальной школы он быстро скатился на тройки. Вместо того чтобы как-то помочь ребёнку подтянуться, и меня, и его стали винить и запугивать, что с таким отношением он не сдаст ОГЭ, не сможет поступить в колледж, а уж тем более продолжить обучение в 10-м классе.

По словам женщины, за год мальчик полностью потерял веру в себя и даже забросил любимые спортивные занятия. В конце концов он стал искать любые предлоги, чтобы не ходить и на школьные занятия.

– В какой-то момент я поняла, что сына нужно спасать. О переходе в другую школу он даже слышать не хотел, был уверен, что там повторится та же история. В результате за неимением других вариантов мы перевели сына на заочное обучение с прикреплением к платной онлайн-школе. Удивительно, но это сработало. Сейчас ребёнок в 10-м классе, ОГЭ по русскому и математике удалось сдать на четвёрки. При этом часть его бывших одноклассников с экзаменами действительно не справились, было много троек и даже двоек, – делится Александра.

Психолог Юлия Кротова рассказала «Октагону», что в большинстве школ воспитательная работа и психологическая помощь учащимся носят формальный характер. Из-за недоверия к школьной системе родители нередко пишут отказ от психолого-педагогического сопровождения, поэтому школьный психолог теряет право на работу с ребёнком.

– Общая политика образовательных чиновников привела к тому, что в школах всё заточено на красивые отчёты, а не на реальные дела, – считает психолог. – При любых проблемах главная цель администрации – не выносить сор из избы, замять вопрос, чтобы не навлечь на себя гнев вышестоящего начальства. Та же профилактика самоубийств и девиантного поведения у школьников сводится к составлению масштабных планов и отчётов, реальной пользы от которых нет.

По словам эксперта, хорошие психологи редко долго выдерживают работу в школе, так как полноценно помогать детям в таких условиях невозможно.

– Современный школьный психолог – это, по сути, такой персонал на подхвате. По мере надобности его отправляют на замены уроков, на проведение госэкзаменов, дают классное руководство из-за нехватки учителей. В то же время при любом ЧП, будь то ученик, застуканный с сигаретой в туалете, или, не дай бог, суицид школьника, его делают крайним. Никто не задумывается, что у школьного психолога просто связаны руки. Даже если он видит проблему, школьной администрации разбираться с ней, как правило, глубоко неинтересно. От психолога просто отмахиваются из серии «да какой там буллинг, ребята повздорили, проведите беседу с родителями». И так во всём, – констатирует Юлия Кротова.

Наши дети школе не нужны

Председатель комитета Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин полагает, что всё происходящее в современной школе обусловлено масштабным сбоем в системе образования и общественной среде.

– Бездумные реформы последних лет изначально вели наше образование к пропасти, – говорит эксперт. – В результате сейчас мы столкнулись с тем, что школы фактически превратились в центры контрольного тестирования, инкубаторы. Политика школьных администраций основывается на желании зарабатывать деньги, а не сеять разумное, доброе, вечное. В результате родителям фактически не оставляют выбора, кроме как голосовать ногами и забирать ребёнка из школы на заочное или семейное обучение. Хороших школ, педагоги которых способны давать детям нормальные знания, становится всё меньше, за качественное образование приходится платить.

По словам Панина, ситуация с качеством образования и психологической обстановкой во многих московских школах нередко даже хуже, чем в учебных заведениях других регионов:

– Из-за высоких зарплат в школы приходит всё больше людей, для которых обучение и воспитание детей не призвание, а способ заработка. Опытных директоров сменяют эффективные менеджеры, которых волнует только собственная прибыль, а не дети.

Собеседник признался, что сам был вынужден забрать ребёнка из московской школы на домашнее обучение.

– В большинстве современных школ у детей нет никаких перспектив, при этом много рисков, – говорит правозащитник. – Это дурные компании, курение, употребление наркотических веществ, буллинг. Учебные заведения устраняются от воспитания учеников, им выгодно замалчивать ситуацию, прикрываясь видимостью деятельности, бумажными планами и отчётами. При этом нормальных знаний школа тоже не даёт, родителям приходится заниматься с ребёнком самостоятельно или нанимать репетитора.

В создании благополучной картины на бумаге заинтересованы и чиновники из профильных департаментов и министерств. На отток детей из школ они пока не обращают внимания, считая, что количество школьников, переведённых на домашнее обучение, незначительно. Однако в текущих условиях ситуация будет только усугубляться.

Виктор Панин убеждён, что деградация системы образования в стране достигла наивысшей точки и перемены к лучшему всё же должны наступить.

– Проблема в том, что система образования инертна в любой стране, – поясняет собеседник издания. – Соответственно, чтобы справиться с последствиями текущих разрушительных реформ, понадобятся десятилетия. Сложность ещё и в том, что, с одной стороны, всё больше людей у власти понимают, что наше образование необходимо буквально спасать, но, с другой – пока советниками у президента остаются люди, которые и организовали развал системы, такие как Андрей Фурсенко, какие-то реальные подвижки в этом вопросе откладываются. В любом случае я верю, что рано или поздно всем образовательным чиновникам, зарабатывающим сейчас на развале российского образования, придётся так или иначе отвечать за свои действия.

Светлана Цикулина

“Октагон”

<
«Траст» изыскал уголовное дело в тюменской «ГЕОТЕК Сейсморазведке»

«Траст» изыскал уголовное дело в тюменской «ГЕОТЕК Сейсморазведке»

Экс-президенту предъявили злоупотребления с тяжелыми последствиями

>
Удар по резервам России: чем обернутся тотальные санкции

Удар по резервам России: чем обернутся тотальные санкции

Санкции Запада, направленные против Центробанка России, способны ударить по

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru