Среда, 7 декабря, 2022 | USD: 62,91 EUR: 66,11

ОМК оптимизирует активы

Один из крупнейших игроков российского рынка стали – Объединённая металлургическая компания (ОМК) – объединяет альметьевский и выксунский заводы, замахивается на реализацию первого в европейской металлургии зелёного проекта, одновременно едва удерживая от банкротства два некогда крупных предприятия и наращивая долги своего основного актива.

«Октагон» разбирался в странностях избранной ОМК стратегии.

Ликвидация как часть оптимизации

До конца июня нынешнего года расположенный в Татарстане Альметьевский трубный завод (АТЗ), входящий в состав Объединённой металлургической компании, должен прекратить свою деятельность в качестве самостоятельного юридического лица. Он станет филиалом другого актива ОМК – Выксунского металлургического завода (ВМЗ), которому перейдут мощности АТЗ, его права и обязательства перед сотрудниками, партнёрами и клиентами.

Как говорится в пресс-релизе ОМК, «объединение двух производственных площадок в одно предприятие позволит повысить эффективность работы, оптимизировать корпоративную структуру, уменьшить объём документооборота, расширить производственные возможности, а самое главное – повысить качество сервиса ОМК для клиентов».

«Выксунский завод ОМК станет универсальным правопреемником альметьевского завода и продолжит исполнять обязательства перед нашими партнёрами и клиентами на неизменных для них условиях договоров. Для сотрудников ОМК действуют единые подходы и правила в области оплаты труда и премирования, которые сохранятся для коллектива Альметьевского трубного завода и после реорганизации», – цитируются в сообщении компании слова председателя правления ОМК Натальи Ерёминой.

Стабильно нерентабельный

АТЗ был построен в 1966 году. Изначально на заводе работали два стана суммарной мощностью 8,1 тыс. тонн спиральношовных труб в год. Его трубы как применялись на месторождениях Татарстана, так и отправлялись в Казахстан. В последующие 25 лет предприятие расширялось и продолжило своё развитие даже в трудные 1990-е годы. В 2002 году 58,35 процента его акций купила ОМК.

Вхождение в структуру Объединённой металлургической компании позитивно сказалось на АТЗ: если в 2002 году он выпустил 73,6 тыс. тонн труб, то в 2003-м – 85,2 тыс. тонн, в 2004-м – 90,2 тыс. тонн. Производство шло по нарастающей, превысив в 2010 году 175 тыс. тонн. ОМК рапортовала, что вкладывается в АТЗ, благодаря чему запускались новые агрегаты.

В последние несколько лет информации о деятельности АТЗ стало поступать крайне мало. Из имеющихся сообщений мало-мальский интерес представляют лишь два пресс-релиза. Один датируется октябрём 2019 года и повествует о назначении управляющим директором АТЗ Артура Плешакова, с 2011 года руководившего технической дирекцией предприятия. Другой был опубликован в январе 2020 года и сообщает об освоении на АТЗ производства электросварных прямошовных оцинкованных труб.

Альметьевский трубный завод был построен в 1966 году.
Фото: Войтенко Владимир/Фотохроника ТАСС

Анализ же финансовых показателей свидетельствует о далеко не лучшем положении предприятия: в 2016 году оно заработало 7,1 млрд рублей выручки, в 2020-м – 6,6 млрд рублей. Убыток составил 369,2 млн и 146,3 млн рублей соответственно. То есть АТЗ в течение пяти лет является хронически нерентабельным, и хотя его убыток сократился, он никуда не исчез. Возникает вопрос, не готовит ли ОМК альметьевский завод к закрытию. Здесь мнения экспертов разделяются.

Аналитик «Финам» Алексей Калачёв не верит в возможность подобного сценария развития событий.

– Нет смысла закрывать Альметьевский трубный завод после присоединения. Компания развивает ассортимент завода, востребованный рынком. Это один из крупнейших в Поволжье производителей стальных электросварных труб с высококачественным наружным покрытием. Присоединение поможет оптимизировать структуру управления, снизить непроизводительные затраты и повысить эффективность производства, – говорит он.

– Вероятно, идёт процесс оптимизации структуры ОМК, дочерние структуры становятся филиалами для снижения административных расходов, – предполагает директор группы корпоративных рейтингов АКРА Илья Макаров.

Промышленный эксперт Леонид Хазанов, напротив, допускает возможность приостановки работы АТЗ, указывая на его многолетнюю нерентабельность.

– Зато, если присоединить один завод к другому и потом постепенно закрывать цеха и увольнять их сотрудников, серьёзных проблем может и не возникнуть, – считает эксперт.

Он обращает внимание на то, что ранее ОМК собиралась создать на АТЗ центр финишной обработки труб, однако в 2015 году приняла решение о его переносе на ВМЗ. Причём оно стало предметом договорённостей между тогдашним губернатором Нижегородской области Валерием Шанцевым и руководством ОМК.

«У компании был готов проект, который планировалось реализовать в Альметьевске. Но мы идём навстречу, увеличиваем льготы, и инвестиционный проект переносится на нижегородскую площадку, несмотря на то что компания уже произвела большие затраты. Сейчас идёт поиск земельного участка», – сообщил в ноябре 2015 года вице-губернатор региона Владимир Иванов газете «Коммерсантъ».

Зелёный проект и отсутствие сырьевой базы

Для ОМК ВМЗ, судя по всему, становится главным активом. На нём она организует новые производства. Одно из них – цех по выпуску бесшовных (обсадных, насосно-компрессорных и нефтегазопроводных) труб диаметром 73–273 миллиметра в объёме до 500 тыс. тонн. Он сооружается в рамках текущей инвестиционной программы стоимостью 200 млрд рублей и позволит создать свыше 1,7 тыс. рабочих мест.

– Благодаря ему ОМК может потеснить на рынке бесшовных труб Трубную металлургическую компанию, – полагает Леонид Хазанов.

В марте 2021 года ОМК приступила к реализации на ВМЗ проекта «Эколант», назвав его первым в Европе в области зелёной металлургии. В ходе неё предполагается строительство производства прямовосстановленного железа на 2,5 млн тонн в год и электрометаллургического комплекса мощностью 1,8 млн тонн стали в год. Из неё будут изготавливать сварные и бесшовные трубы, толстолистовой прокат и железнодорожные колёса. Задумка обойдётся в 150 млрд рублей, включая 120 млрд рублей от ВЭБа, Сбера и банка «Открытие».

ОМК приступила к реализации на Выксунском металлургическом заводе «первого в Европе в области зелёной металлургии» проекта «Эколант».
Фото: сайт Объединённой металлургической компании

– Запуская проект «Эколант», ОМК инвестирует в своё будущее преимущество. В обозримой перспективе металлурги столкнутся с необходимостью активнее переходить на безуглеродные технологии получения стали. Ценовая динамика на рынке стали, а также введение так называемого углеродного налога повышают конкурентоспособность производства прямовосстановленного железа относительно чугуна, – говорит Алексей Калачёв.

Леонид Хазанов между тем выделяет ряд нестыковок в проекте:

– Если «Эколант» первый в Европе проект зелёной металлургии, то как тогда быть с Лебединским ГОКом и Оскольским электрометаллургическим комбинатом, в тесной связке друг с другом выпускающими аналогичную продукцию? Они в Европе разве не находятся?


По словам Леонида Хазанова, ОМК затеяла «Эколант», не располагая железорудными месторождениями.


Она проводила эксперименты со скважинной добычей на Большетроицком месторождении в Белгородской области и впечатляющих успехов не достигла. Значит, ОМК придётся покупать сырьё на рынке.

– Нет никакой гарантии, что на момент завершения проекта в 2025 году на рынке будет достаточное количество железной руды. На мой взгляд, не имея собственной минерально-сырьевой базы, браться за такие дорогостоящие производства рискованно, – подчёркивает Хазанов. – ОМК может попробовать приобретать железную руду у «Северстали», «Металлоинвеста» и так далее, если они ей обеспечат требуемые количества.

В тени главного актива

Тут уместно вспомнить амбициозный проект ОМК по строительству трубно-сталеплавильного комплекса на Чусовском металлургическом заводе (ЧМЗ) в Пермском крае. Капитальные вложения в него оценивались в 50 млрд рублей, он должен был выпускать до 500 тыс. тонн бесшовных труб нефтегазового сортамента и 400 тыс. тонн сортового проката.

В 2013–2014 годах ОМК остановила и демонтировала на ЧМЗ ряд старых цехов, подготовила площадки под новые корпуса, выбрала поставщиков оборудования, смонтировала бетонное предприятие, истратив в общей сложности 4 млрд рублей. В мае же 2015 года она заявила об отказе от проекта, сославшись на рост курсов валют, приведший к подорожанию закупаемого импортного оборудования, повышение процентных ставок по кредитам и падение цен на нефть.

Для спасения чусовского завода от социального взрыва была организована одноимённая территория опережающего развития. По состоянию на апрель 2021 года в ней насчитывается 19 резидентов, создавших 964 рабочих места. ЧМЗ удержали на плаву рессорное и прокатное производства (на последнем до конца 2021 года должна завершиться модернизация).

В 2013–2014 годах ОМК потратила на «реанимацию» Чусовского металлургического завода 4 млрд рублей.
Фото: сайт Объединённой металлургической компании

Меньше повезло Щелковскому металлургическому заводу («Щелмет», ныне называющийся «ОМК Маркет») в Московской области, специализировавшемуся на изготовлении холоднокатаной ленты для кинескопов телевизоров. В нулевых её выпуск пошёл на спад.

– Насколько я знаю, предприятие используется в качестве склада. Была идея делать на нём белую жесть для консервных банок – до 100 тыс. тонн в год. Но она осталась на бумаге, – рассказал Леонид Хазанов. – По моему мнению, ОМК на «Щелмете» было бы разумнее наладить производство оцинковки или прокатку нержавейки, нежели содержать простаивающий завод. У неё самой долгов может быть прилично.

Слова эксперта подтверждают и данные «СПАРК-Интерфакс»: в качестве основного вида деятельности «Щелмета» там указана оптовая торговля чёрными металлами, число сотрудников составляет 114 человек (мало для полноценного металлургического предприятия). Компания демонстрирует убытки. Вероятно, неслучайно на сайте «Щелмета» размещено объявление о сдаче помещений в аренду.


С обязательствами же у ОМК ситуация неоднозначная. Формально, по информации «СПАРК-Интерфакс», они равны почти 2,5 млрд рублей, у ВМЗ они превышают 124 млрд рублей, у ЧМЗ – 4 млрд рублей, у «Щелмета» – 1,5 млрд рублей.


– Так как ВМЗ – самый крупный актив ОМК, этим определяется тот факт, что основной долг приходится на этот завод, – объясняет Илья Макаров.

– ОМК могла превратить ВМЗ в центр накопления долгов, поскольку на нём реализуются её ключевые проекты. Тем не менее такая инвестиционная политика опасна – большие затраты на обслуживание долга в сочетании с дорогими приобретениями в предыдущие годы («Белэнергомаш-БЗЭМ» и Вагонной ремонтной компании – 3) могут создать ОМК проблемы в будущем, – размышляет Леонид Хазанов. – Российские металлургические производители имеют значительные долги, и при ухудшении рыночной конъюнктуры они могут потянуть их на финансовое дно. ОМК вряд ли станет исключением.

На просьбу «Октагона» прокомментировать текущее положение дел в компании к моменту публикации в пресс-службе ОМК не отреагировали.

Олег Борисов

“Октагон”

<
Подключение к газу ускорили не для всех

Подключение к газу ускорили не для всех

В начале мая стало известно о том, что одним из условий бесплатной газификации

>
Мир не построили

Мир не построили

Израильско-палестинский конфликт обрел новый размах

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru