Четверг, 9 февраля, 2023 | USD: 71,58 EUR: 76,83

«Мы не можем взять ни одного заказа»

Как справляются с кризисом владельцы магазинов, ателье, салонов и мастерских.

Премьер-министр России Михаил Мишустин анонсировал новый пакет мер для поддержки населения и бизнеса во время эпидемии коронавируса. За день до этого он утвердил список наиболее пострадавших отраслей, куда вошли девять сфер, в том числе туризм, авиация и общепит. Предприятиям из этого перечня власти помогут в первую очередь. Для них уже ввели кредитные и налоговые каникулы, предусмотрены другие меры поддержки. Но многие владельцы бизнеса, которые вынужденно встали на простой, в список не попали. Как они выходят из ситуации — в материале «Известий».

Сезонный вопрос

Сейчас в перечень наиболее пострадавших от коронавируса сфер вошли 22 отрасли в девяти направлениях. Это авиа- и автоперевозки, туризм, гостиничный бизнес, общепит, культура, развлечения и досуг, физкультура и спорт, конференции и выставки, бытовые услуги населению, а также дополнительное образование. Им правительство уделит особое внимание.

Строго говоря, меры поддержки ввели для всех отраслей бизнеса, которые оказались в трудном положении. Они могут получить беспроцентный кредит на зарплату, платить не 30%, а 15% страховых взносов за работников (при условии, что жалованье больше МРОТа), кроме того, им помогут отсрочить арендные платежи.

Но для отраслей вне списка не действуют три меры: кредитные и налоговые каникулы и отсрочка страховых взносов.

Многие бизнесы, не попавшие в перечень, столкнулись с серьезными трудностями из-за эпидемии, особенно сезонные и те, что предполагают прямой контакт с клиентом. Не все могут перейти в онлайн, хотя некоторые пытаются.

К таким отраслям относятся, к примеру, многие розничные магазины, ателье, шоурумы, салоны, мастерские и проч.

Выход из положения ищут магазины одежды — у них сезонный товар. Президент Союза русских байеров, предприниматель Елена Бугранова рассказала «Известиям», что после карантина большинству бутиков, вероятно, придется сразу устроить распродажи.

— Дело в том, что коллекцию обычно заказывают за полгода. Например, сейчас закуплена коллекция весна/лето-2020, а заказана осень/зима-2020. При заказе оплачивается 30%, остальные 70% — уже перед получением. Чтобы выкупить партию, нужны оборотные средства, которых у магазинов сейчас нет. Скорее всего, после карантина они захотят как можно скорее всё распродать. О прибыли вообще речи нет, сейчас главное — хоть как-то выстоять и покрыть текущие расходы. Но на что выкупать осенне-зимнюю коллекцию, непонятно. И залог в 30% терять тоже никто не хочет, — пояснила она.

По ее словам, союз проводит вебинары и прямые эфиры, чтобы обучить владельцев и персонал магазинов онлайн-продажам, но это не панацея.

— Спрос очень сильно упал. Люди в основном сидят в панике и не знают, что делать — им не до покупок, — сказала Бугранова.

Предприниматель добавила, что магазины чаще всего арендуют помещения у частников и далеко не все арендодатели готовы войти в положение.

— Даже если арендодатели делают скидки, всё равно платить приходится довольно много. И персонал не можем ни уволить, ни отправить в отпуск за свой счет. Все налоги и кредиты на плечах бизнесменов. Так как кризис длится не первый год, подушки безопасности практически ни у кого нет. Велика вероятность, что в ближайшие три месяца бизнес не выдержит и многим придется закрыться. Мелким предпринимателям особенно тяжело, — отметила президент Союза русских байеров.

Без примерки

Многим отраслям бизнеса нужен прямой контакт с клиентом, а также дополнительные действия: подборки, замеры, примерки и т.д. Это различные дизайн-студии, мастерские по изготовлению мебели, ателье по пошиву одежды и штор, магазины окон и дверей и т.д.

Михаил владеет шоурумами интерьерных тканей в Краснодаре, Ставрополе и Ростове-на-Дону. Он продает товары не конечным потребителям, а розничным продавцам — ателье, магазинам и салонам. У него 18 сотрудников, все пока сидят по домам.

— Мы просто не работаем, а нужно платить аренду, налоги и зарплаты. Наши клиенты не открываются, потому что им пока запрещено. Да и открывать некому — людей нет. У нас тоже сезонная работа. По сути, для продажи интерьерных тканей в году бывает два удачных периода — Новый год и весна, когда люди меняют и моют окна, стирают шторы, покупают гардины и прочее. Соответственно, сейчас работать не можем. Из регионов звонят и спрашивают: как быть, что делать дальше? Я не знаю, — отметил он в беседе с «Известиями».

По словам Михаила, его бизнес сложно перевести в онлайн, разве что отчасти.

— Максимум, что коллеги пытаются сделать, — наладить доставку через интернет. Но наш продукт надо видеть вживую, трогать руками и представлять, как это будет выглядеть. Сейчас в тренде сложные оттенки, тональности. Может быть 32 оттенка белого и не все впишутся в интерьер. Если ткань для одежды еще можно на себя накинуть и отправить фотографию, то с интерьером сложнее — это образ комнаты, обои, расположение окон, мебели, цвет мебели и так далее — всё нужно смотреть на месте», — объяснил предприниматель.

Самое неприятное, по его словам, неизвестность.

— Непонятно, чему верить, где можно шагнуть, а где нельзя. Одни источники пишут одно, другие другое. А выживать как-то нужно: дети, родственники, родители, близкие, — посетовал бизнесмен.

Его коллега Наталья из Ростова-на-Дону работает непосредственно с конечными потребителями. У нее свой салон текстильного оформления интерьера. Она рассказала «Известиям», что сейчас можно работать только со старыми клиентами.

— Чтобы получить заказ, мы должны выехать на объект на замеры, подобрать ткани, показать их живьем клиенту, выехать снова на объект с этими тканями, посмотреть при разном освещении, заключить договор. Дальше шьем, но перед этим нужно еще смонтировать карнизы для штор, а без монтажника они никак сами на потолке не окажутся. По сути, мы не можем брать ни одного нового заказа, потому что не можем выехать к клиентам, — рассказала предприниматель.

Наталье нужно платить за аренду салона, аренду швейного производства, а также выдавать зарплату. Самоизоляция не считается форс-мажорным обстоятельством, добавила она.

— Даже по тем заказам, которые уже были в разработке, мы несем риски, потому что Москва, к примеру, практически ничего не отгружает — мы даже не можем получить материалы. Если попадется какой-нибудь невменяемый клиент, то будем вынуждены еще и неустойку платить за срывы сроков. Круг замкнулся со всех сторон, — призналась бизнесмен.

Непростые решения

В затруднительном положении оказалась и Нурия из Самары, владеющая вместе с мужем магазином окон. В ее бизнесе тоже нужно выезжать на дом к клиенту, чтобы сделать замеры. С началом ограничительных мер предприниматель сама перестала брать заявки — не столько из-за штрафов за передвижение по городу, сколько от страха заразиться. Но спрос упал и так, отказывать было некому.

— Люди перестали звонить, писать в интернете. Если раньше было по 10–15 звонков в день, то сейчас все приутихли, сидят дома, ждут. Разве что один какой-то человек позвонит поинтересуется. Ребята-работники спрашивают: что будем делать? А как работать? Заводы — поставщики материалов тоже встали», — поделилась она с «Известиями».

По словам Нурии, у них с мужем есть накопления, но насколько их хватит, она не знает.

— Всё затягивается как минимум на месяц. Полная неразбериха. И ведь никто ничего не возместит таким предпринимателям, как мы, и рабочим государство платить не будет, а их надо придержать. А сделать мы ничего не можем, — добавила она.

Ирина из Ростова-на-Дону, хозяйка магазина обоев и декоративных покрытий для стен, понимает решение правительства поддержать отрасли, которые пострадали от эпидемии больше всего.

— Вся страна в такой ситуации, весь мир. Что ж мне теперь сказать, чтобы пришли и помогли мне? Вопрос сложный и спорый, но каждый день принимаются новые разумные решения. Это новый для всех опыт, не только мы, но и правительство, государство впервые столкнулись с такой масштабной проблемой. Идеально быть не может. На мой взгляд, вполне логично поддержать отрасли, которые несут колоссальные убытки, те же аэропорты. Не просить же: давайте поможем бутикам, а аэропорт потом? Но это первый список [наиболее пострадавших отраслей], думаю, за ним последует и второй, — отметила она.

Бизнес Ирины тоже простаивает, но она, как и многие, пытается выйти в онлайн.

— Мои сотрудники работают дистанционно, мы налаживаем новую форму работы, но в нашей сфере это очень сложно. Мы теперь напоминаем обычный интернет-магазин, предлагаем клиентам вывоз каталогов для ознакомления на дом в соответствующих условиях — перчатки, маски и т.д. Но эти меры мы принимаем для тех клиентов, которые уже что-то выбрали, но не смогли принять решение. Естественно, новых клиентов мы никак не можем получить, так как они должны видеть товар, трогать его, получать консультации. Сейчас мы работаем с дизайнерами, считаем проекты, прикидываем сметы, чтобы клиенты видели цены, а выбирать будем позже, когда откроемся — а что делать? Ситуация нестандартная для всех», — отметила она.

Правительство продолжает обсуждать новые меры поддержки населения и бизнеса. Новости о тех или иных решениях появляются почти каждый день. Предприниматели пытаются выкарабкаться самостоятельно — не заработать, но хотя бы выдать зарплаты и расплатиться за аренду. Расставаться с сотрудниками не стремятся: не только из-за запрета властей, но и потому что, по собственному признанию, они за них в ответе. Где брать деньги, пока неясно.

Айгуль Хабибуллина

“Известия”

<
Чувство долга

Чувство долга

Почему Украина никогда не расплатится с МВФ

>
«Формулу-1» могут провести при пустых трибунах

«Формулу-1» могут провести при пустых трибунах

Новый сезон в автогонках серии «Формула-1» может пройти без допуска зрителей на

Вас может заинтересовать:
Total
0
Share
Rambler's Top100 Mail.ru