О приближении стихии никто не знал — людей предупреждали только собаки. В городе Хадыженске местные жители ночуют на чердаках и у соседей, чьи дома расположены на возвышенностях. Восстанавливать свои жилища они не имеют права, иначе не получат компенсацию.

В домах стоит противный затхлый запах. Объектив камеры запотевает за несколько секунд, и протирать его практически бесполезно, потому что конденсат на стекле образуется вновь и вновь. На полу под ногами чавкает и булькает речной ил с ещё не до конца ушедшей водой. Легко угадывается, какой был уровень подтопления, — на обоях и мебели видны характерные отметины. Где-то они по колено, где-то доходят до пояса. Это город Хадыженск — один из наиболее пострадавших от наводнения городов.

Дорога на Хадыженск. Некоторые участки пути размыло, сошли оползни. Фото: © L!FE/Алексей Гладких

Никого не предупреждали

Рассказы местных жителей похожи один на другой. Ночь, прибывает вода, начинается паника.

— Никто никого не предупреждал, что грядёт такое. Мы проснулись оттого, что у нас кровать поплыла и о дверной проём ударилась. В соседней комнате у нас были гости из Санкт-Петербурга, они одновременно тоже начали кричать: «Оля, потоп!», — рассказывает Ольга Каменева. — В чём были вскочили, собрали документы и полезли наверх, на мансарду. Вода по колено стояла.

— Уже залезли туда, вспомнил, что у меня сапоги есть. Думаю, спущусь за ними, буду ходить, спасать, что не подтопило. А там уже вода встала по пояс, сапоги стали не нужны, — добавляет муж Ольги — Александр.

Фото: © L!FE/Алексей Гладких

Главным сигналом о приближении воды в Хадыженске стали собаки, которые будили хозяев лаем.

— Примерно в полпервого ночи разбудила нас собака. В доме вода уже по щиколотку была. В течение получаса уровень её уже до пояса примерно поднялся, началась паника. Я схватила документы. Я была в халате, в домашних тапочках, в них и пошла до работы, я тут за углом работаю в гостинице, начальница позвонила, сказала, что у них всё в порядке пока. Обратно уже добиралась вплавь. Махровый халат намок, это ужас, — делится пережитым Нина Полукеева.

У местных жителей большие претензии к работе МЧС в первые часы трагедии. На звонки в ведомство людям отвечали, что до них пока не могут добраться. А иногда даже советы звучали странно.

— Позвонила в МЧС, спросила, что вообще делать в такой ситуации. Мне ответили, чтоб залезали на крышу или чердак. А у нас собака большая, 40 килограммов весом, мы бы просто её не затащили. Но и бросить её не могли, она же как член семьи. Тогда мне сказали в МЧС: «Ну, куда-то спасайтесь». Мы её тоже понесли в гостиницу, муж её кое-как дотащил, — добавляет Нина.

— Лишь через день, когда вода ушла, на нашей улице появились эмчеэсники. Я им говорю, берите лодку, надувайте, раскладывайте на асфальт, — отмечает Эдуард Тозлиян. В день трагедии он на квадроцикле ездил и спасал соседей, которые не могли самостоятельно покинуть затопленные дома.

Фото: © L!FE/Алексей Гладких

Ждите и ничего не трогайте

По улице Нахимова нас встречает группа местных жителей. Они живо и эмоционально обсуждают сегодняшний поход в местную администрацию, куда приезжал и губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев. У людей накопилось множество вопросов, на которые они, очевидно, так и не услышали ответов.

— Третьи сутки прошли, до меня комиссия (которая должна установить степень ущерба для назначения материальной помощи пострадавшим. — Прим. ред.) так и не дошла до сих пор. Говорят, у них бланки кончились. Будут только завтра. Но они же запрещают что-то трогать, убирать. Холодильник валяется, мебель, паркет вспучило из-за сырости, одежды нет. Нас просто бросили, — жалуется один из мужчин.

Губернатор днём озвучивал, что есть такая проблема, что не хватает комиссий, поэтому они не могут в короткий срок обойти всех. Глава региона пообещал, что с завтрашнего дня число комиссий увеличат и они будут работать в круглосуточном режиме.

Однако людей волнует не только наличие таких комиссий, но и их подход к оценке ущерба.

— У меня всё пропало. Один только телевизор наверху стоял, вот и не пострадал. А остальное, по-хорошему, брать и выкидывать, потому что это уже не восстановить. Комиссия говорит, это частичное затопление. А что же тогда полное? Когда дом снесло целиком? А я пенсионерка, у меня пенсия девять тысяч. За частичное подтопление обещают компенсацию 50 тысяч рублей. И ещё 10 тысяч за каждого прописанного в доме члена семьи, — рассказывает Ольга Чудаева.

— Это ещё что, ко мне комиссия пришла, говорит, стиральную машинку мы не учитываем, это не объект первой необходимости. Ну как же! У нас вся одежда пропала, вся грязная, в земле. Новую купить мы не можем, а эту что, на руках должны стирать? — возмущается сосед Ольги. — Были в доме три телевизора. Все уплыли. Кое-как согласились записать один, всё остальное — это элементы роскоши, говорят.

Фото: © L!FE/Алексей Гладких

— Кроме того, комиссия учитывает только то, что в доме пострадало. А то, что хозяйство всё погибло, это никого не волнует. Я разводил кроликов, кур, цыплят. Почти все потонули. Даже заходить и смотреть этот ущерб отказались. Сказали, да что туда ходить? — делится Эдуард Тозлиян.

Во дворах соседей Эдуарда также погиб скот. Туши птиц и животных запретили трогать, сказали, что их заберёт спецкомиссия. Однако её до сих пор нет и трупы гниют уже третий день.

Ещё одним беспокоящим вопросом стал момент с пропиской.

— Я живу с женой в её доме. Прописан у неё же. Но у меня в собственности свой дом тоже есть. Он также пострадал. Комиссия сказала, что мне никакого возмещения не положено, потому что нет прописки. Сказали, решайте этот вопрос через суд. Сегодня был в администрации, там прокурор мне ответил, дословно: «Вы должны же понимать, что бюджет Краснодарского края не резиновый».

Фото: © L!FE/Алексей Гладких

До сих пор подтопленными остаются разные участки Хадыженска. На улице Нахимова есть канава для водоотвода, но недавно местная администрация рубила рядом парк. Поваленные деревья падали в ливнёвку, из-за чего вода просто не может уйти.

В городе действуют мародёры. По словам местных жителей, этим занимаются в основном асоциальные люди (алкоголики, бомжи). Они забираются в пустующие дома и выносят то, что не пострадало — мелкую бытовую технику, ценности. Потом продают в разных частях города.

Несмотря на масштаб бедствия и тяжелейшую обстановку, люди стараются жить дальше. Удалось застать первую после трагедии свадьбу. Молодожёны до последнего не были уверены, состоится ли их праздник. Из-за режима чрезвычайной ситуации до последнего не было ясно, распишут ли их в загсе. Другой проблемой стало отсутствие света в ресторане, где должны были пройти гуляния. Жених хотел подключить генератор, начал договариваться с сотрудниками загса, чтобы его брак зарегистрировали. В итоге всё получилось лучшим образом.

— Была, конечно, мысль всё отменить. Когда было много воды, в кафе сразу сказали: «Всё отменяем». Потом здесь света не было, мы с генераторами хотели делать. Но мы всё порешали, весь день на это ушёл, и всё получилось, — рассказали молодожёны Надежда и Евгений Домнины.

Президент России Владимир Путин уже пообещал, что в случае необходимости пострадавшим от наводнения в Краснодарском крае будет оказана поддержка из федерального центра.

Алексей Гладких

«Лайф»