После расстрела студентом Керченского политехнического колледжа Владиславом Росляковым своих однокурсников эксперты и общественники предлагают пересмотреть в России систему охраны учебных заведений. Один из лидеров общественной организации «Право на оружие» Игорь Шмелёв считает, что необходимо законодательно разрешить охранникам, полицейским и гражданам с лицензией находиться на территории учебных заведений с оружием. Такая практика, например, есть в США, где она показала свою эффективность: террористов и маньяков успевают уничтожить в первые мгновения нападения.

— В российском обществе давно назрела необходимость поднять тему о том, что наши дети не защищены от террористов и маньяков типа Владислава Рослякова, убившего и покалечившего 17 октября 2018 года в Керчи почти 100 человек, — говорит один из лидеров общественной организации «Право на оружие» Игорь Шмелёв.

Известно, что никакой охраны в колледже не было. На входе стояла только пожилая вахтёрша. Всё, что у неё было, — кнопка сигнализации.

По мнению Игоря Шмелёва, уровень безопасности в учебных заведениях могут поднять не только вооружённые посты охраны, но и, например, преподаватели, у которых есть лицензия на оружие.

По его словам, если бы на территории Керченского политехнического колледжа была вооружённая охрана или у одного из студентов или преподавателей была лицензия и официально зарегистрированное оружие, то Росляков мог бы быть уничтожен ещё до того, как натворил столько бед. Тогда не было бы 20 погибших и более 70 раненых.

— К сожалению, в российском законе «Об оружии» в статье № 6 чётко сказано, что находиться на территории и в помещении образовательных учреждений с оружием и боеприпасами запрещено. По моему мнению, эту статью закона нужно переписать, сняв запрет, — считает Игорь Шмелёв.

Фото: ©РИА Новости / Александр Кряжев

Шмелёв говорит, что все трагические события обычно происходят там, где ношение оружия запрещено. Граждане оказались безоружны перед вооружённым преступником из-за особенностей законодательства.

В разговоре с Лайфом эксперт приводит данные американских правоохранителей.

— За последние десять лет в учебных заведениях США стрельбу открывали 20 раз. И в 16 случаях преступников убивали в первые минуты после того, как они начинали стрелять. Злодеи погибали от пуль, выпущенных из пистолетов обычных американцев, которые в момент трагедии оказались рядом, — рассказывает Игорь Шмелёв. — Только в четырёх случаях нападавших нейтрализовали профессионалы — полицейские и охранники учебного заведения.

Как считает Шмелёв, в тех же США появилось понимание, что проблема заключается не в наличии оружия у людей, а в местах, где законопослушным гражданам ношение оружия запрещено. Там они могут погибнуть, потому что им нечем себя защитить во время нападения.

— К сожалению, в России этого понимания не появилось, — говорит Шмелёв.

Идею разрешить оружие в учебных заведениях поддерживает и экс-депутат Мосгордумы, полковник ФСБ в отставке, руководитель Ассоциации ветеранов группы спецназначения «Альфа» Сергей Гончаров.

По его словам, сейчас у людей, которые дежурят у входа в учебные заведения, есть только книга и ручка. Нет ни электрошоковых дубинок, ни травматического оружия.

— Если хотя бы у них были средства самообороны, это могло бы остановить преступников, — говорит Гончаров.

Он также считает, что для вооружения охранников в учебных заведениях страны необходимо менять законодательство.

Фото: ©РИА Новости / Александр Лукин

Опрошенные Лайфом эксперты говорят, что нужны поправки в законы «Об оружии» и «О частной детективной и охранной деятельности».

Идею Игоря Шмелёва не поддерживают в Министерстве просвещения. Собеседник Лайфа в ведомстве отметил, что противостоять злоумышленникам в учебных заведениях должны профессионалы из МВД, а задача охранника — вовремя вызвать полицейских.

Напомним, трагедия в Керчи произошла 17 октября 2018 года. 18-летний студент четвёртого курса политехнического колледжа Владислав Росляков взорвал самодельную бомбу в столовой, где было много посетителей, а затем стал расстреливать людей. Погибло 20 человек. После этого Росляков застрелился.

Александр Раскин

«Лайф»