Эпидемия рядом

Эпидемия рядом

Больницы Петербурга маскируют особо опасные отходы под бытовой мусор

Epidemic_nearПетербургские горбольницы генерируют шесть тысяч тонн опасных медицинских отходов в год, и все они попадают на бытовые полигоны. Природоохранный надзор считает схему утилизации нелегальной, но остановить процесс не может.

В девять утра 9 августа на территорию клинической инфекционной больницы имени Боткина на Миргородской улице въехала «Газель» с надписью «Перевозки». Она остановилась у корпуса № 7 – полуразрушенного здания под зеленой сеткой. Грузчики открыли хлипкую деревянную дверь.

На первом этаже грудами навалены красные и желтые пакеты. Им явно не один день. На красных написано: «Чрезвычайно эпидемиологически опасные отходы». Желтые тоже выглядят тревожно, на них отсутствует только слово «чрезвычайно». На полу валяются шприцы, перчатки, емкости.

Грузчики укладывали желтые пакеты в контейнеры с маркировкой «ИСТ Сервис», отходы класса Б». К зданию подошел еще один сотрудник больницы, в спецовке и тряпичных перчатках. Он вез контейнеры с красными мешками.

«Выгружай сюда сразу», – подсказывает грузчик напарнику.

«Все подряд?»

«Да [не имеет значения]», – слышится категорично-матерное, и красные пакеты оказываются в желтом контейнере.

Через час загруженная «Газель» покинула больницу в сторону, как сказал водитель, Шкиперского протока, где расположена площадка «ИСТ Сервис». По указанному на фургоне номеру телефона ответили, что машина принадлежит «Везет.ру» – компании, которая занимается традиционными грузоперевозками. Машину можно нанять и для квартирного переезда, уточнил  оператор.

Водитель «Газели» сообщил, что контейнеры поедут на Шкиперский проток в компанию «ИСТ Сервис». В «могильнике» Боткинской остались сотни красных и желтых пакетов.

Обращение с медотходами регламентируют СанПиН 2.1.7.2790-10, подписанные Геннадием Онищенко в декабре 2010 года. По опасности для населения и экологии выделяют пять классов. Для них действует принцип раздельного сбора и хранения. Желтые пакеты предусмотрены для класса «Б» – эпидемиологически опасных отходов.

Это инфицированные материалы и инструменты, предметы, загрязненные кровью и/или другими биологическими жидкостями, патологоанатомические отходы, органы, ткани, живые вакцины. Время хранения «Б» на территории больницы – сутки. Если дольше, их необходимо обеззараживать на месте и только потом транспортировать.

Красным цветом маркируют класс «В» – чрезвычайно эпидемиологически опасные отходы. К ним относятся материалы, контактировавшие с инфекционными больными, отходы лабораторий, работающих с микроорганизмами 1 – 2-й групп патогенности, а также отходы, содержащие возбудителей туберкулеза. Вывозить «красные» отходы с территории больниц без обеззараживания категорически запрещено. СанПиН также обязывает учреждения хранить «Б» и «В» на специализированной площадке с твердым покрытием и ограждением. Смешение отходов различных классов в общей емкости недопустимо.

Учитывая специфику Боткинской, еще в 2007 году для нее закупили две установки немецкого производства Tettnauer для утилизации отходов. Одна из них стоит в полуразобранном состоянии на территории филиала больницы на Пискаревском проспекте. Вторая – там же, с нее до сих пор не снята заводская пленка. Говорят, установки ни разу не включались.

Филиалы Боткинской на Миргородской улице и Пискаревском производят в год 70 тонн медицинских отходов «Б» и «В». Это следует из действующего контракта больницы на экологическое сопровождение. Стоит он 20 млн рублей, заключен в прошлом году до конца 2019-го с компанией «Медсервис» (входит в холдинг 3RGroup). Ее представитель сообщил «Фонтанке», что вывоз медицинских отходов с Миргородской прекращен 1 апреля 2018 года.

«У нас с заказчиком возникло недопонимание. В 2017-м мы вывезли больше предусмотренных условиями контракта отходов, но оплату не получили», – уточнил представитель «Медсервиса».

Компания «ИСТ Сервис», названием которой были обозначены контейнеры, тоже официально не признала транспортировку медотходов из Боткинской.

«К нам «Газель» не приезжала», – заверил коммерческий директор компании Иван Куликов и уточнил, что недавно Боткинская больница обращалась с просьбой выслать коммерческое предложение. Накануне учреждение опубликовало на сайте госзакупок извещение о закупке у единственного поставщика услуг по сбору, вывозу, обезвреживанию и размещению медицинских отходов класса «Б» и «В» с территории больницы. Договор еще не подписан. Его цена – 499 тысяч рублей.

Куда уехала «Газель», остается загадкой. Рядовые сотрудники Боткинской не исключают, что прямиком на полигон ТБО. Главврач Боткинской больницы Алексей Яковлев находится в отпуске. Заместитель главврача Иван Федуняк на звонки «Фонтанки» не ответил и на оставленный номер телефона не перезвонил.

Да здесь серьезный бизнес

Непрозрачным оборотом опасных отходов, уверены в прокуратуре Петербурга, грешат все медицинские учреждения, а их более 300. Ни одна горбольница не состоит в перечне объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду и подлежащих экологическому надзору. Заявки на включение в список должны подавать сами учреждения. Но это нарушит действующую цепочку, устраивающую, кажется, всех участников рынка.

К 2010 году Петербург решил перейти с химической дезинфекции медотходов в больницах на аппаратный способ. Он предусматривает обеззараживание в специальных установках горячим паром под давлением. Тогда же власти признали, что вывоз медотходов на обычные полигоны противоречит нормам и здравому смыслу, так как даже после такой обработки инфицированные материалы и органы сохраняют опасность. За основу взяли практику Евросоюза, где отходы сжигаются, а зольные остатки вывозятся на спецполигоны – для опасных веществ.

В 2013 году Смольный всерьез рассматривал возможность строительства завода для уничтожения медицинских отходов и обратился к немецкой компании BC Berlin-Consult. Это экспертная организация с 50-летним опытом в области экологии и защиты окружающей среды. Отчет немецких специалистов опубликован на сайте бывшего депутата ЗакСа Ольги Галкиной. По их подсчетам, общий объем капиталовложений Петербурга в строительство и эксплуатацию завода по сжиганию медотходов составил бы 5,2 млн евро.

Тогда же несколько комитетов активно продвигали идею централизованного способа борьбы с медотходами. Больницы планировалось из цепочки исключить, а весь цикл поручить специализированной организации. Это исключило бы их обработку на территории учреждений. Авторы идеи оперировали статистикой, по которой причиной каждого десятого случая заболевания становилась внутрибольничная инфекция. Централизованный принцип был реализован в пилотный проект с участием нескольких больниц.

Но в июне 2014-го Георгий Полтавченко подписал госпрограмму «Развитие здравоохранения до 2020 года». Места заводу в ней не нашлось. От централизованного способа тоже отказались.

Курировала программу вице-губернатор Ольга Казанская. Она не скрывала своей симпатии к схеме децентрализованной работы с отходами, то есть в больницах. Деловой журнал для медиков Vademecum приводил слова  помощника Казанской: «Все годы работы в должности вице‑губернатора Санкт‑Петербурга Ольга Александровна занимала, занимает и последовательно проводит в жизнь позицию аппаратного уничтожения медицинских отходов по месту их возникновения, то есть в самих медицинских учреждениях».

После принятия госпрограммы началась эра установок для обеззараживания медотходов. Как правило, больницы закупали оборудование у петербургской компании «Медитек Знамя труда». В 2014 году сумма ее госконтрактов составляла 3 млн, в 2015-м – 112 млн. «Медитек» реализует продукцию под торговой маркой «Балтнер».

Из размещенной на сайте госзакупок документации следует, что «Медитек» продает петербургским больницам «Балтнер» до 1,7 млн рублей за штуку. Интернет-магазины пестрят объявлениями о продаже аналогичных установок по ценам кратно ниже. Например, представленный на сайте Alibaba.com  аппарат компании Shanghai Kingdak Industries стоит до 2600 долларов, или 172 тысячи рублей. У него схожие конструктивные характеристики и тот же метод работы.

Кроме «Медитека», на медицинских господрядах «поднялась» компания «ИСТ Сервис». Ее совладельцем на тот момент был зять Ольги Казанской – предприниматель Герман Прейс, указано в статье Vademecum.

«Медитек» и «ИСТ Сервис» исповедуют один принцип. На сайтах компаний указано, что после обработки медотходов в «Балтнере» они делаются безопасными и пригодными для вывоза на полигон твердых бытовых отходов. Прокуратура Петербурга считает это лукавством, о чем предупрежден председатель комитета здравоохранения Михаил Дубина.

По мнению надзора, результаты деятельности аппаратов «Балтнер» и его аналогов невозможно узнать. В больницах отсутствует независимый микробиологический контроль, им выгодно верить показаниям самих аппаратов, которые, очевидно, сигнализируют о полном обеззараживании. Расходы бюджета на утилизаторы прокуратура считает колоссальными, их внедрение – искусственным, а вывоз отходов неясной этиологии – угрозой экологической и санитарно-эпидемиологической безопасности города.

Росприроднадзор также настаивает, что обезвреженные медицинские отходы не могут быть приравнены к бытовым, а для работы с ними необходимо получение положительного заключения государственной экологической экспертизы. Но ни одна больница Петербурга за этим заключением не обращалась. В год с их территорий вывозят более 6 тысяч тонн эпидемиологически опасных медотходов.

Михаил Дубина ответил на звонок «Фонтанки», но, выслушав вопрос об утилизации медотходов, сослался на занятость. Гендиректор «Медитека» Дмитрий Крупицкий, поставивший около двух тысяч установок в больницы по всей России, на звонки и письмо «Фонтанки» не ответил.

В Василеостровском суде 16 августа рассмотрят иск природоохранной прокуратуры Петербурга к Покровской больнице, годовой оборот классов «Б» и «В» которой составляет более 40 тонн, о допуске Росприроднадзора к медотходам и остановке неконтролируемой отгрузки на полигоны опасных классов под видом бытовых отходов. Ведомство не требует немедленного исполнения, так как на этот год больницами уже заключены госконтракты на вывоз медотходов. И если из двух зол выбирать меньшее, то пусть лучше их свозят на «бытовые» полигоны. В противном случае, запрет на эксплуатацию утилизаторов без экоэкспертизы приведет к появлению «могильников» по примеру Боткинской во всех остальных больницах.

Александр Ермаков

«fontanka.ru»