Материалы Глеба Жиглова будут приняты к сведению

Материалы Глеба Жиглова будут приняты к сведению

Следователи завершили допрос миноритарного акционера «Тольяттиазота» Евгения Седыкина, которому в 2017 году дали 4 года условно за попытку рейдерского захвата предприятия.

zal_sudebniy_zasedaniyВ рамках процесса по делу экс-руководителей ОАО «Тольяттиазот» был допрошен миноритарный акционер компании Евгений Седыкин (0,00019% акций), которого ранее осудили по обвинению в попытке рейдерского захвата предприятия.

Ответчиками по данному делу помимо экс-руководителей ТОАЗа также выступают представители швейцарского офшора NitrochemDistribution AG, который являлся единственным покупателем шедшей на экспорт продукции тольяттинского завода.

Согласно версии следствия, в период с 2008 по 2011 год руководство «Тольяттиазота» похитило и весь произведенный предприятием азот и карбамид. Покупателем похищенной продукции стала швейцарская компания, которая впоследствии реализовала ее по рыночной цене. Правоохранители полагают, что в результате этих действий участниками схемы было похищено порядка 85 млрд руб., которые они присвоили. Адвокаты обвиняемых указывают на то, что за указанный период предприятием было получено более 65 млрд руб. выручки. Кроме того, они настаивают, что расчеты стоимости якобы похищенной продукции, который был сделан следствием, произведены с математическими ошибками. Сами расчеты юристы называют необъективными.

Кроме Седыкина на стадии следствия потерпевшей признана компания «Уралхим», владеющая 9,97% акций ТОАЗа. Также в число потерпевших вошел и сам «Тольяттиазот», хотя предприятие не раз отмечало, что никаких претензий к обвиняемым не имеет.

Разбирательство по данному делу началось в феврале. Ранее в рамках слушания был допрошен замглавы юротдела «Уралхима» Андрей Ермизин, который рассказал о расследовании, проведенным его компанией. В результате сбора и анализа информации в «Уралхиме» пришли к выводу, что ТОАЗ продавал продукцию на экспорт только через компанию NitrochemDistribution AG. При этом все отгрузки происходили по заниженным ценам, в результате чего компанией была не дополучена существенная часть прибыли.

Кроме того, представители «Уралхима» заявлили, что на «Тольяттиазоте» в течение многих лет действует система управления, не только ущемляющая права миноритарных акционеров, но и угрожающая безопасности производства. Большая часть основных фондов «Тольяттиазота» простаивает, а производственный комплекс низкоэффективен. В виду того, что мажоритарные акционеры ТОАЗа перебрались на ПМЖ за рубеж, они, по мнению «Уралхима», не способны должным образом контролировать действия менеджмента.

В июле в суде подошло к концу оглашение материалов дела. Адвокаты обвиняемых не раз указывали, что обвинение ссылается на более не актуальные нормативные акты и действуют по указке «Уралхима». Адвокаты требовали отвода представителей прокуратуры, однако суд оставил это ходатайство без удовлетворения.

Еще одним достойным вниманием эпизодом стало заявление адвоката Андрея Московского, представляющего интересы Евгения Королева. Он сообщил, что обвинительное заключение, копию которого прислали адвокатам по электронной почте в формате MicrosoftWord, была создана акционерным обществом «Уралхим».

Пока шло оглашение документов адвокаты обвиняемых не раз отмечали, что представители прокуратуры с материалами уголовного дела не знакомы.

Гражданский иск о возмещении ущерба в 2,8 млрд руб в результате действий руководителей ТОАЗа миноритарный 75-летний акционер Евгений Седыкин подал в прошлом месяце.

Нанесенный ему ущерб истец оценил на основании расчетов «Уралхима», сделав поправку на находящееся в его собственности количество акций.

Защита ответчиков, а также представители «Тольяттиазота» выступили против принятия иска. Они настаивали на том, что Седыкиным было неверно указано количество акций, находящихся в его собственности. При этом высчитанная им сумма ущерба была названа абсурдной. Адвокат Московский в действиях акционера усмотрел новую попытку установить контроль над предприятием. В прошлом году Седыкин получил условный срок за покушение на мошенничество. Следствие пришло к выводу, что мужчина пытался организовать рейдерский захват химкомбината.

На слушаниях, при рассмотрении своего иска в ТОАЗу, Седыкин обратился к суду с просьбой приобщить к делу документы, фигурировавшие в уголовном деле, в рамках которого он был признан виновным, а также брошюру авторства Глеба Жеглова, повествующих о проведении приватизации предприятия. Как признался суду Седыкин, данные произведения являются его творением.

Адвокаты защиты выступили против приобщения данных документов к делу. Они отметили, что брошюры представляют собой ни что иное, как художественно произведение, созданное Седыкиным, т.е. являются не более, чем плодом его фантазии.

Впрочем, судья не внял доводам адвокатов — документы были приобщены к делу, оценка им будет дана позднее.

Адвокаты, комментируя участие в процессе Седыкина, отметили, что ранее осужденные лица в процессе в качестве потерпевших фигурируют крайне редко, хотя подобное не запрещается законодательством.

Михаил Петров