«Вам нужен самолет Скоча? Так хоть завтра»

«Вам нужен самолет Скоча? Так хоть завтра»

В редакции ИА «Росбалт» с удивлением узнали, что еще несколько месяцев назад ГУ МВД по Москве возбудило дело по факту распространения заведомо ложных сведений в сети Интернет, однако касается оно исключительно статей, размещенных на сайте агентства

"Do_you_need_a_jet_Skocha?_So_at_least_tomorrow»В редакции ИА «Росбалт» с удивлением узнали, что еще несколько месяцев назад ГУ МВД по Москве возбудило дело по факту распространения заведомо ложных сведений в сети Интернет, однако касается оно исключительно статей, размещенных на сайте агентства. Во всех речь идет о том, что в материалах расследования о даче взятки сотрудникам СК РФ за освобождение «авторитета» Андрея Кочуйкова (Итальянец) — «правой руки» «вора в законе» Захария Калашова (Шакро Молодой) — фигурирует фамилия депутата Госдумы от партии «Единая Россия» Андрея Скоча. Собственно парламентарий и стал заявителем, причем, по нашим данным, он безуспешно добивался возбуждения дела в разных ведомствах почти год, пока не нашел понимания в Управлении организации дознания ГУ МВД по Москве. Как оказалось, там еще в мае возбудили дело по заявлению Скоча, однако в «Росбалте» узнали об этом только спустя почти два месяца, когда в редакцию поступил соответствующий запрос.

Эта ситуация вызвала удивление, потому что возбуждению подобного дела всегда предшествует доследственная проверка, во время которой у «Росбалта» должны были поинтересоваться, на чем основаны данные статьи. В Управлении дознания интересоваться почему-то не стали. А зря. Нам есть что рассказать.

Статьи, в которых упоминался Скоч, выходили в конце лета — начале осени 2017 года. Тогда расследование о подкупе сотрудников СК РФ шло полным ходом, велся сбор доказательств, поэтому обо всем «Росбалт» рассказать не мог. Сейчас по делу о даче взятки в $500 тыс. высокопоставленному сотруднику СК РФ Михаилу Максименко и его заместителю Александру Ламонову  вынесены приговоры. Поэтому «Росбалт»  смело может цитировать материалы, прошедшие через суд. Это только малая часть того, что собрали сотрудники ФСБ, однако для нашей ситуации и имеющихся сведений вполне хватит.

Официально взяткодателем выступил бизнесмен Олег Шейхаметов, который, как сообщал в 2011 году «Коммерсант», был вместе с Андреем Скочем совладельцем сети «Якитория». «Росбалт» знает все подробности того, при каких обстоятельствах Шейхаметов согласился «взять» на допросе эту взятку на себя. Однако эта история осталась за рамками расследования, не будем о ней пока писать и мы. Главное, что в материалах дела вместе с Шейхаметовым и суммой в $500 тысяч постоянно упоминается Скоч. И все участники сделки, включая Максименко и Ламонова, воспринимали Шейхаметова исключительно как посредника. И прямо называли, чьи деньги он передает. Чтобы не быть голословными, обратимся к этим материалам.

Ламонов 18 мая 2016 года приезжает в служебную квартиру Максименко, чтобы передать ему $400 тыс. из $500, полученных 28 апреля 2016 года в качестве взятки от Олега Шейхаметова при посредничестве бывшего сотрудника МВД РФ Евгения Суржикова и сотрудника СК РФ Дениса Богородецкого.  Эту встречу фиксировали сотрудники ФСБ, расшифровка переговоров присутствует в материалах дела. Между Максименко (МИ) и Ламоновым (ЛА) состоялся такой диалог:

ЛА — (Говорит шепотом). Олег платит, платит бабки. И вот по, по указанию этого.

МИ — Олег? Я у Димы спрашиваю.

ЛА — Ну?

МИ — «Кто такой Олег?» Он говорит: «Ты знаешь, он пытается быть при ком-то».

ЛА — Так это человек, который при Скоче…

(Однако эта информация ничуть не удивляет Максименко. Оказывается, он все это знает и уже даже обсудил все вопросы напрямую с человеком, «при котором» Шейхаметов.)

МИ — Вчера встречался со Скочем…

ЛА — Ну?

МИ — «Не вопрос. Вообще не… Вам нужен самолет Скоча? Так хоть завтра, куда надо, туда и полетите». Я ему: «В чем вопрос?» Он: «Понимаешь, как и у нас история, как у нас под копирку. Кто-то хочет быть рядом с теми сейчас. Вот Олег захотел быть рядом с Итальянцем там…»

ЛА — Угу.

МИ — Или еще с кем-то, и начал…

ЛА — Ну правильно.

МИ — Огороды городить.

ЛА — У вас же… или напрямую?

МИ — Скоч сказал: «Решим вопрос».

ЛА — Ну да.

МИ — Сказал.

ЛА — Сказал Олегу.

МИ — Нет, Олег пришел к Скочу, говорит: «Я решу вопрос»…

ЛА — Ну тот сказал, ну тот дал добро: «Позанимайся».

МИ — «Позанимайся». Была вчера встреча со Скочем.

ЛА — Угу.

МИ — Ребята, такая же вот, как я тебе уже говорил…

ЛА — Угу.

МИ — … Даже. Ну… ходил… и чего? Скоч посмеялся, говорит: «Ну и (матерный синоним слова «пусть» — «Росбалт») с ним… пятьсот баксов и…»

ЛА — Ну и … с ним… короче, я ему сказал… чистая благодарность за то, что его выпустят.

МИ — Девятнадцатого июня его выпустят.

ЛА — Июня?

МИ — «Ня». Там срок до девятнадцатого июня.

ЛА — Угу. Все.

Дальше собеседники переходят к весьма неудобной для себя теме. Проблема в том, что одновременно с Шейхаметовым взятку в $1 млн за освобождение Кочуйкова решил заплатить бизнесмен Дмитрий Смычковский. Он тоже передавал не свои деньги (а чьи они — уже отдельная история). До поры оба взяткодателя не знали друг о друге. А когда выяснилось, что деньги платятся, что называется, с «двух концов», возникли неприятные разбирательства. Олег Шейхаметов, как следует из аудиозаписи, приезжал обсудить проблему со Смычковским, но тот не стал разговаривать. Смычковский знал, что Шейхаметов передает не свои $500 тыс., и был намерен решать проблему с настоящим взяткодателем, а не посредником. Вот как эти события описывают Ламонов и Максименко.

ЛА — Ну я понимаю, но все равно, знаешь, он тебе этим притянуть, тут все равно независимость… кто, чего … пусть они между собой (матерный синоним слова разбираются — «Росбалт»)…

МИ — Вот и пускай … Я ему говорю, когда он подошел, я говорю: «Дима, давай так… ты… (матерный синоним словосочетания «все равно», «наплевать» — «Росбалт») Ты же знаешь то, что вы там все южане в Краснодаре, армяне, — мне («все равно»).  Он говорит: «А кто за пятьсот…?» Я говорю: «И что? Дальше что?» — «… этот Олег…» — «Вот там вот здесь… вы сами. У нас…».

ЛА — А Олег-то причем здесь?

МИ — Олег приехал к Диме.

ЛА — Ну?

МИ — Изначально. «Давай решим».

ЛА — Угу.

МИ — Ну Дима ему говорит: «Слышишь, чтобы… у них там свои ранжиры…»

ЛА  — Угу.

МИ — Что я с тобой решать буду? Ты как можешь решить? Чьи деньги-то? Вот ты за человека подписался своими деньгами? За чужой счет может быть, кто угодно… Олег отпрыгнул.

Заодно Максименко и Ламонов поднимают проблему возможного возврата части денег, поскольку «Скоч пошел на кипиш».

МИ — Если что-то надо, то вернется. Нет — полностью тогда… уйдет.

ЛА — Ну… («черт»)  с ними. Главное… в принципе, он пообещал, что не будет… Да не будет этого…

МИ — …Вот, вот… говорит: «Это, это неприятности, но есть возможность это решить…» Скоч… на кипиш пошел?

ЛА — Угу.

МИ — Все, приезжаю к нему… «Наверное, я не вовремя» — «Да не вопрос». Я, говорит, сейчас в Москву позвоню и их обратно… заберешь. Вообще…!

Девятнадцатого мая в служебную квартиру Максименко приезжает уже сам Дмитрий Смычковский (СД) и вновь поднимается тема того, что вопросы освобождения Кочуйкова из-под стражи решали разные лица — с двух сторон и независимо друг от друга. Смычковский рассказывает, что после того, как не стал общаться с Шейхаметовым, попытался напрямую встретиться со Скочем. Последний общаться со Смычковским отказался. Тогда к депутату Госдумы РФ послали посредника в лице бывшего помощника председателя ВС РФ Игоря Борисенко. Смычковский пересказывает Максименко, какая беседа состоялась между Борисенко и Скочем.

МИ — А ты со Скочем не встречался, ничего?

СД — Нет, он же не захотел встречаться.

МИ — … Почему? А…

СД — Да вообще это первый раз такое. Ну, он не захотел даже с Борисенко встречаться. Борисенко к нему поехал, а он начал орать на Борисенко: «… (матерное слово — «Росбалт») там вообще моя фамилия всплыла?» Борисенко говорит: «Ты чего? Ты ж мне сказал — поехать к Диме. Я поехал и ему сказал, что ты меня попросил. А я ему что скажу? Я откуда вашего Андрея там знаю?» — «… (два матерных синонима слова «зачем» — «Росбалт») вообще апеллировать моим именем? Там отдельный человек этим занимается у нас. Не надо никуда влазить. Все. Мы вот отдельно, а вот Захар — это отдельно». Борисенко говорит: «Подожди, ты ж сначала… Мы с тобой встретились, определились, что я поехал к человеку, поговорил, что им он будет заниматься, а теперь вы начинаете, как бы, это… Ну мы, типа, в два конца не хотим платить… А то сейчас получится: мы сюда заплатим… и еще Шакро нам потом скажет, счет выставит». Я говорю: «Да он свои деньги заплатил». Борисенко говорит: «Ну, он с вас-то получать не хочет». Тогда он говорит: «Все, я сейчас улетаю, пусть тогда кто там, говорит, главный, пусть встретится с этим, с Львом, с моим. (Предположительно, речь может идти о другом учредителе «Якитории» Льве Квитном — «Росбалт»).  И объяснят, чего там, как вот там дальше, там это». Я Борисенко говорю: «А предмет для разговора, как? О чем нам разговаривать, чего нам объяснять? Мы все объяснили, вы прислали… это мы сказали: «Дайте адвокатов». Ваши адвокаты пришли. Мы с вами договорились, как что, кто пишет». Потом, когда приехал конвой, уже за ним приехал, он отказался ехать. Потом еще раз. Я говорю: «Ну, это что, детский сад?»…

В этот же день, 19 мая, к Максименко приезжает посредник при передаче денег Денис Богородецкий (БД).  Они обсуждают, что Кочуйков отказывается признать вину в совершении самоуправства, из-за чего ему никак не могут поменять меру пресечения и выпустить на свободу. А заодно поднимается тема о том, что деньги платятся с «двух концов». Причем в беседе звучат имена Смычковского и Скоча.

МИ — Может, вот опять же, понимаешь, вот я Диме говорю… Скоч сказал… Дима стал с ним разговаривать. Он говорит: «Ну, я в этой теме, у меня есть специальные люди…  наши».

БД —  (говорит шепотом) А у вас есть кофе?

МИ — Ну вон есть.

БД — Достану себе чашку? А то мне, мне Ламонов звонит: «Ты где?» Я с Рублевки лечу. Москва вся стоит, Иванович, просто стоит.

МИ — Я не знаю, чего делать-то. Да поставь ты чашку, возьми вон чистую.

БД —  Выкрутимся.

МИ — М?

БД —  Выкрутимся сейчас, скажем. Просто…

МИ — Потому что его…

БД —  (говорит шепотом) Да. Была создана… и специально поставили цепляться… Чтобы, в общем, к Скочу ни в коем случае не… Вот в чем вопрос.

МИ — Ну вот он и говорит, что мне … («все равно») что будет. Мне, по большому счету, тоже. Надо это Диме-то… бояться. А по-другому так и будет… ничего не выйдет.

БД  — А если он откажется?

МИ — От чего?

БД  — От этой сознанки.

МИ — То ему… Нет, так будет сидеть точно.

Напомним, что это только небольшая часть материалов расследования о даче взятки сотрудникам СК. Однако даже в ней постоянно встречается фамилия Скоча. Именно с ним получатели взятки и Смычковский почему-то настойчиво пытаются обсудить ситуацию вокруг $500 тыс., которые передал Олег Шейхаметов. В связи с этим у «Росбалта» возникли вопросы к сотрудникам ФСБ, в производстве которой и находится «громкое» дело. Проверялась ли информация о возможной причастности Скоча к данной коррупционной истории, которая зафиксирована во время прослушивания разговоров Максименко со Смычковским, Ламоновым и Богородецким? Был ли допрошен Скоч в рамках данного уголовного дела? Был ли допрошен Игорь Борисенко, который, согласно аудиозаписям, напрямую вел переговоры со Скочем? Когда и будет ли дана процессуальная оценка роли Скоча в данной истории?

«rosbalt.ru»