«Итальянца» признать вину не смог убедить даже Шакро

«Итальянца» признать вину не смог убедить даже Шакро

Чтобы «отработать» полученные деньги за развал дела криминального авторитета, следователи организовали тайную встречу Захария Калашова и Андрея Кочуйкова прямо в здании СУ по ЦАО.

Kochuykov_italyanec_vor_v_zakoneВ ходе обысков у экс-главы ГСУ СК РФ по Москве Александра Дрыманова были обнаружены долговые расписки, а также карта, связанная со счетами в Европе. В ходе расследования коррупционного дела, фигурантом которого является генерал, правоохранители установили, что сделка с Захарием Калашовым (Шакро Молодой), предусматривавшая выход на свободу подельника «авторитета» Андрея Кочуйкова (Итальянец), включала, в том числе, встречу криминальных элементов в здании СК РФ.

Как сообщают источники, в ходе обысков, которые были проведены еще в то время, когда Дрыманов возглавлял столичное следственное управление, были обнаружены 8 мобильников (в том числе три iPhone) и 10 сим-карт, зарегистрированных на третьих лиц. Также у генерала обнаружились долговые расписки, согласно которым он брал беспроцентные ссуды у частных лиц. Суммы в расписках достигали $80 тыс. Кроме того, у генерала бала найдена не именная пластиковая карта MasterCard системы First Swiss Card. Как было установлено, данная карта привязана к счету в еврозоне. Среди изъятых у бывшего главного следователя бумаг было много документов, связанных с делом Кочуйкова. Сам Дрыманов говорить об обнаруженных предметах и бумагах отказался, сославшись на ст. 51 Конституции.

В ходе расследования правоохранители установили, что сотрудники ГСУ СК РФ по Москве организовали тайную встречу Итальянца и Шакро Молодого. Состоялась она в мае 2016 года. К тому моменту сотрудники СК получили две взятки за освобождение Итальянца – в общей сложности $1,5 млн. Выполнить условия сделки следователи планировали следующим образом – смягчить статью Кочуйкову. Он должен был заключить сделку со следствием, предусматривающую полное признание вины и сотрудничество с правоохранителями. Деятельное раскаянье стало бы веской причиной для изменения обвиняемому меры пресечения.

В итоге дело было переквалифицировано, но произошло то, чего никто не ожидал. Привыкший жить по понятиям и убежденный в своей правоте Итальянец наотрез отказался подписывать признание, тем более обсуждать сотрудничество с правоохранителями. Без сделки и признания у следователей оказывались связаны руки, поскольку отсутствовала веская причина для смягчения меры пресечения. Уговаривали «авторитета» подписать признание «всем миром» – об этом его просил и следователь, и адвокаты.

Случившаяся ситуация не на шутку встревожила Максименко, Дрыманова, Никандрова и Смычковского. Деньги ими уже были получены, но пошедший на принцип Кочуйков не давал правоохранителям выполнить свою часть сделки. Стремясь разрешить сложившуюся ситуацию, Смычковский отправился лично к Шакро, единственному человеку, способному повлиять на Итальянца. Причем нужна была исключительно личная встреча, поскольку телефонные разговоры плода не принесли.

Поиски решения возникшей проблемы привели к разработке следующего плана. Во время очередного допроса Кочуйкова в здании столичного главка прибыл «вор в законе». Он находился в коридоре, пока за дверью следователь в который раз пытался убедить Кочуйкова дать признательные показания. Затем Итальянцу дали выйти в коридор, где и состоялась его встреча и беседа с Калашовым. Следует отметить, что поступаться воровскими понятиями Койчуков отказался даже после нее — признать вину он отказался на отрез.

Это вынудило вовлеченных в преступление представителей СК использовать запасной вариант. Дрыманов и Никандров решили попросту не продлевать Койчукову срок содержания под стражей. На момент его истечения — 14 июня 2016 года — все представители следствия, участвовавшие в «деле», предусмотрительно покинули Москву под различными предлогами – уехав, кто в отпуск, кто в командировку. Впрочем, воздух свободы не успел вскружить голову Итальянцу, поскольку не под стражей он провел всего несколько минут. У ворот СИЗО его уже встречали сотрудники ФСБ РФ.

Сам Калашов, описывая свою встречу с Кочуйковым в здании СК РФ, заявил, что был вызван в Следственный комитет в качестве свидетеля. Ожидая, когда его пригласят в кабинет, он увидел идущего по коридору Кочуйкова. Поздоровавшись с ним Шакро, якобы, предложил своему соратнику рассказать следователям правду, но тот отказался.

Марина Злобина