Протест нащупывает правовую почву

Протест нащупывает правовую почву

Массовые несанкционированные митинги привели к обсуждению поправок к закону

Совет по правам человека при президенте РФ совместно с Росгвардией приступил к разработке поправок к закону о митингах. Представители рабочей группы уверяют, что курс взят на снижение репрессивности. О корректировке закона в сторону уточнения и упрощения говорят омбудсмены, считая, что чрезмерное ужесточение толкает людей на улицу. Вместе с тем в Совете федерации обсуждают, надо ли законодательно запретить несовершеннолетним ходить на несанкционированные митинги.

Ученик и закон

После серии массовых несанкционированных митингов в России их организаторы собирают деньги на оплату штрафов задержанным — ожидается, что после окончания всех судебных процессов сумма составит 4 млн руб., а представители власти делают выводы из случившегося. До сих пор обсуждается новая тенденция — выход на улицы школьников. Заместитель командующего Центральным округом войск национальной гвардии РФ Анатолий Якубовский заявил, что их беспокоит рост количества несовершеннолетних участников протестов. Только 12 июня в Москве на акции было задержано 136 несовершеннолетних, а в Санкт-Петербурге — 73. После первого митинга 26 марта в Кремле заявили, что организаторы пообещали помочь школьникам отсудить в ЕСПЧ €10 тыс. за задержание. «Это не что иное, как косвенный подкуп в отношении молодых людей»,— заявил тогда пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Участие школьников в акции 12 июня он не комментировал.

Школьники оказались под сильным давлением, говорит правозащитница Дженни Курпен, проведя мониторинг последствий протестов. «В Приморье от директоров школ потребовали ввести полный запрет для учеников на участие в митингах оппозиции. В Волгограде школьников вызывают в Следственный комитет. В Нижнем Новгороде в отношении родителей пяти школьников составлены протоколы по ст. 5.35 КоАП “Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних”. В Туле классные руководители угрожают родителям, что у них на работе будут проблемы, а детям не выдадут аттестат»,— пояснила “Ъ” госпожа Курпен. «У меня в школе начались проблемы после митинга 26 марта, начали давить»,— рассказал “Ъ” 17-летний Михаил С., ученик одной из московских школ. Новый учебный год он начнет в другом учебном заведении. На несанкционированный митинг он отправился, так как прочитал в постановлении КС от 14 февраля 2013 года №4-п о том, что чиновники обязаны ответить в течение трех дней на заявку. «А если не ответили, значит, митинг автоматически согласован»,— считает он. Об этом же перед митингом заявил “Ъ” руководитель предвыборного штаба Алексея Навального Леонид Волков. В ближайшее время Михаила С. ждет комиссия по делам несовершеннолетних — его задержали на одиночном пикете за раздачу листовок.

Несовершеннолетние имеют право ходить на митинги — разрешенные, подчеркнули уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова и глава Совета при президенте РФ по правам человека Михаил Федотов. При этом госпожа Москалькова заявила “Ъ”, что к родителям детей, вышедших на несанкционированный митинг, нельзя применять ст. 5.35 КоАП. Госпожа Москалькова также негативно отнеслась к давлению на учеников в школах. Но вопрос, что же делать со школьниками на улицах, остается без ответа. Не исключено, что последуют законодательные инициативы: спикер Совета федерации РФ Валентина Матвиенко дала профильным комитетам СФ «поручение посмотреть, нужно ли вводить запрет для детей на участие в несанкционированных митингах».

Поправки по форме и задержанию

После акций протеста началось обсуждение необходимости изменения ФЗ-54 «О собраниях, митингах, шествиях и пикетированиях». Как стало известно “Ъ”, работа по подготовке поправок уже началась, ведет ее рабочая группа Совета при президенте РФ по правам человека (СПЧ) и Росгвардии. «31 июля мы встретились с руководством Росгвардии в Санкт-Петербурге,— сообщил “Ъ” член СПЧ Андрей Бабушкин.— Они говорили о необходимости ведения аудио- и видеозаписи во время задержаний, о создании группы разбора задержания, чтобы людей оформлять и отпускать на месте, о выдаче спецкарточек для журналистов и организации для них проходов на митинг». По его словам, курс взят на «смягчение репрессивности», но что будет предлагать Росгвардия, неизвестно. «Но в целом речь идет о том, чтобы Росгвардии не приходилось из пушки стрелять по воробьям»,— сказал он. Господин Бабушкин перечисляет, что он хотел бы внести в закон: «Надо предусмотреть жесткую ответственность должностных лиц, отказывающих в согласовании, тщательно описать согласительные процедуры. Ввести институт третейского судьи, который мог бы рассудить организаторов митингов и чиновников, уточнить численность сотрудников полиции на митингах и количество рамок на входе».

Госпожа Москалькова заявила “Ъ”, что россияне должны иметь возможность проводить публичные мероприятия не только на окраинах городов, но и в центре. «Мы будем бороться, чтобы власти дали людям возможность реализовать свободу собраний. Если нет возможности на Красной или на Дворцовой площади, рядом должна быть площадка, где люди могли бы собраться и сказать, что думают о сегодняшнем дне, о России, о власти»,— сказала она. Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов заявил на своем сайте об ответственности чиновников за выход людей на несанкционированный митинг 12 июня. «Самоустранение органов власти от обязанности содействовать реализации прав, гарантированных ст. 31 Конституции России, фактически провоцирует людей с активной гражданской позицией на проведение несогласованных акций, разрушает уважение к закону, подрывает доверие к государству»,— подчеркнул господин Шишлов. Он указал на необходимость исключить «произвольное применение запретительных норм».

Убеждение и ограничение

Организаторы митингов мечтают об отмене согласования мероприятий с чиновниками. Но представители власти подчеркивают, что граждане обязаны в соответствии с законом подавать уведомления на проведение мероприятий, а чиновники имеют право отказать (если заявитель не может по закону быть организатором или если на площадке запрещается проводить мероприятия) или предложить другое место и время. Убеждение оппозиции в том, что ст. 31 Конституции дает право на проведение митингов без согласования, если они мирные, упирается в выводы Конституционного суда РФ. В постановлении КС от 14 февраля 2013 года №4-п говорится, что право на собрания может быть ограничено федеральными законами «при наличии законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Об этом же идет речь в ст. 21 Международного пакта о гражданских и политических правах, говорит КС, показывая, что ограничения есть и за рубежом.

Однако сейчас добиться разрешения на протестное мероприятие крайне сложно, говорят организаторы митингов. 21-летняя москвичка Александра Вознесенская и ее подруги-юристы получили три отказа, когда решили этой зимой провести митинг против декриминализации побоев в семье. «На Болотной площади, как нам сказали, мы якобы будем мешать движению транспорта и прохожим, а также там будут другие мероприятия, которых, кстати, не было. В парке Сокольники нам отказали, пояснив, что мы не написали конкретное место»,— рассказала “Ъ” госпожа Вознесенская. Даже в сокольническом Гайд-парке им сначала отказали: выяснилось, что электронную заявку надо продублировать бумажной. «Нам в итоге разрешили в Гайд-парке, но нормальное мероприятие можно повести только в центре города»,— говорит госпожа Вознесенская.

«У нас не было ни одного согласования мероприятий в центре города — в пределах ЦАО,— рассказал “Ъ” координатор движения “Синие ведерки” Петр Шкуматов.— Я сначала думал, что это аллергия на фамилию Шкуматов. Но нам отказывали и без нее». Причины для отказа были разные, но в основном создание помех другим людям. При этом согласование в удаленных районах проблем не вызывало. «Чертаново — пожалуйста! Или в Сокольники»,— говорит господин Шкуматов, имея в виду Гайд-парк. А вот общественному деятелю Юлии Галяминой порой не удается добиться разрешения на мероприятия в ее родном Тимирязевском районе в САО. Чиновники не хотят видеть пикеты перед зданием префектуры округа. Не понравилась им и тема борьбы с реновацией. Госпожа Галямина подтверждает, что чиновники практически не разрешают митинги в центре Москвы: «Отказывают по разным поводам: в заявке не хватает данных, например телефона или подписи, на площадке идут строительные работы, будет другое мероприятие. Или просто говорят — нельзя».

Представитель незарегистрированной Партии 5 декабря Сергей Давидис указал “Ъ” на тенденцию: власти могут согласовать митинг на острую тему, если сочтут, что придет мало участников. «А с осени прошлого года в Москве практически невозможно было согласовать публичные мероприятия,— говорит он, объясняя это сменой руководителя департамента региональной безопасности города, который согласовывает митинги.— Зато после акции 26 марта начали согласовывать».

Согласно статистике департамента региональной безопасности и противодействия коррупции Москвы, с января 2015 по июнь 2017 года было подано 46 184 заявки на проведение массовых мероприятий — в этом числе не только протестные митинги, но также различные фестивали, концерты, авто- и велопробеги, марафоны и лыжные забеги, первомайские шествия и марши к Дню Победы. Более 39,9 тыс. мероприятий было согласовано. При этом за два с половиной года чиновники отказались согласовать 5527 мероприятий. Гайд-парк популярностью не пользуется: в 2016 году было подано всего 40 заявок, а за первую половину 2017 года — 45 заявок.

«Я не могу сказать, что не возникает проблем. Конечно, возникают. Иногда в отношении мест, иногда в отношении формы мероприятия. Но мы действуем четко в соответствии с законом. С организаторами работаем, и по большей части мы находим компромисс»,— сообщил “Ъ” глава департамента региональной безопасности и противодействия коррупции Москвы Владимир Черников. На вопрос, есть ли у организаторов шанс провести митинг в центре Москвы, он пояснил, что в ЦАО тоже проходят мероприятия, но добавил, что все же «в соответствии с законом место для проведения публичных мероприятий — это Гайд-парк в Сокольниках». На вопрос, были ли случаи отказа без предоставления другого места, господин Черников сообщил: «Как правило, мы стараемся действовать четко в соответствии с законом — предоставляем альтернативные места, которые, может быть, не устраивают организаторов. Такое бывает гораздо чаще». Он подчеркивает, что в Москве «абсолютно полностью реализуется право граждан на выражение своего мнения, никакой острой проблемы на сегодня с этим в городе нет». Господин Давидис считает иначе: «У людей есть запрос на протест, и если митинги не согласовывать, то люди выйдут на улицу без разрешения».

Анастасия Курилова

kommersant.ru