Деньги и успех

Деньги и успех

Что говорят о богатстве звезды спорта и шоу-бизнеса с доходом выше $5 млн

Отношение к деньгам нередко определяет успех звезд российской эстрады и получивших мировую известность спортсменов. Что они говорят о своем пути к большим деньгам и испытании богатством?

Годовой доход является одним из трех факторов, влияющих на попадание в рейтинг знаменитостей Forbes. Лидерами по этому показателю оказались российские хоккеисты, источником их богатства являются не только контракты со спортивными клубами, но и рекламные проекты. Хоккеист Александр Овечкин F 1 заработал $14 млн, его коллеги Евгений Малкин F 6 и Сергей Бобровский F 8 — $9,5 млн и $8,5 млн соответственно. Они стали самыми высокооплачиваемыми звездами России по итогам 2017 года. Четвертое место у оперной певицы Анны Нетребко F 9, которая поднялась на 20 пунктов по сравнению с прошлым годом в том числе и за счет увеличения гонораров и большого числа выступлений. Ее доходы составили $7,5 млн.

Также высокий уровень доходов продемонстрировали эстрадные исполнители — Филипп Киркоров ($7,4 млн) и Тимати ($6,6 млн). Григорий Лепс и Дима Билан заработали по $6 млн. Кто еще из российских звезд заработал за год более $5 млн и что они думают о богатстве — в галерее Forbes.

Александр Овечкин, $14 млн

Об инвестициях и бережливости: «Я вкладываю в американские облигации, которые по чуть-чуть, но все-таки принесут доход. Деньги зарабатываются потом и кровью, поэтому рисковать ими не очень охота… Когда закончится спортивная карьера, когда я вернусь в Россию, будет видно, как действовать дальше, буду разговаривать, находить знакомых, которые могли бы посоветовать, куда, в какие облигации, вкладывать деньги». (интервью Forbes, 2016)

Евгений Малкин, $9,5 млн

Об испытании богатством: «Деньги — это испытание. У меня тоже были ошибки. Например, купил себе ресторан. Никакого дохода он не приносил. Просто было круто — в таком возрасте иметь свой собственный ресторан». (ОК, 2012).

Сергей Бобровский, $8,5 млн

О том, что деньги не все решают: «Отношение к работе у меня от отца, а упорство — от матери. Мама всегда говорила: «Ты можешь стать лучшим!»…У нас не было денег, чтобы купить всю необходимую вратарскую экипировку, ее сделал мой тренер Алексей Кицын. Он купил кожи и своими руками сделал для меня щитки и ловушку. Остальное купили родители. Сейчас это, конечно, очень странно звучит, учитывая, как начинал я и сколько денег нынешние дети тратят на самую лучшую экипировку». (интервью The Columbus Dispatch)

Анна Нетребко, $7,5 млн

О гонорарах за выступления: «Да, я зарабатываю прилично. Но это, в основном, деньги от концертов. Пятьдесят, сто тысяч за партию в театре — это вранье. В театрах я получаю самую высокую ставку, да, но она даже близко не приближается к указанным суммам. С нее я плачу пятьдесят процентов налога и комиссионных, из нее же оплачиваю проживание в отеле. После этих вычетов остается скромная сумма, которой бы вряд ли хватило на мой «лайфстайл». (L’officiel, 2015)

Филипп Киркоров, $7,4 млн

О роскоши и мошенничестве: «Инвестировал в творчество и никогда не думал, сколько заработаю. Хотя нигде об этом не говорил, чтобы не развенчивать миф о том, что Филипп Киркоров – самый богатый артист. Я же всегда пыль в глаза пускал. Лимузины 18-метровые, самые модные шмотки, частные самолеты. На это спускались все деньги мои. Считал, что артист должен оставаться собой не только на сцене, но и за ней. Спектакль начинался, уже когда в аэропорт прилетал Филипп Киркоров. В каждом новом городе надо было выходить из самолета в новой шляпе и пальто. Десять чемоданов с одеждой с собой возил. Естественно, это стоило денег. Ну, этим вся моя прошлая администрация пользовалась, подбивая счета. Я знал об этом, но закрывал глаза, понимая, что, если сейчас начну считать, дело пострадает. Бог с ними, подумаю об этом завтра, как говорила Скарлетт О’Хара». (Tophit, 2016)

Тимати, $6,6 млн

О первых заработках: «Папа моего приятеля работал охранником в «Макдоналдсе» на «Пушкинской». После его открытия люди проводили в очереди по 5−7 часов. И вот этот папа организовал нас, мальчишек, так, чтобы мы принимали заказы, проходили без очереди к кассам и выносили еду к машинам за двойную цену. Какой-то небольшой процент и нам перепадал. Разумеется, дома я не рассказывал, чем занимаюсь». (Cosmo, 2017)

Григорий Лепс, $6 млн

О дружбе с миллиардерами из списка Forbes Искандером Махмудовым F 19 и Андреем Бокаревым F 52: «Я не рассматриваю их как миллиардеров, это просто мои очень близкие друзья. Мало того, мы теперь уже родственники. Я крестил детей Бокарева, он — моих детей. Супруга моя тоже крестила его детей. У нас близкие и тесные семейные связи, и мы их пытаемся не терять. Потому что он человек в высшей степени порядочный. Очень мало таких людей».

О мнимых друзьях и спонсорах: «В 2009 году у меня было порядка 70 сольных выступлений абсолютно бесплатных. Частных в том числе. Потому что это были друзья, друзья друзей. Это были товарищи, люди, которым нельзя отказать. Можете представить, что я с этих концертов сам платил зарплату своим музыкантам. А потом просто в один прекрасный день я все это прекратил. Самое интересное, что те люди, которые и сделали из Лепса Лепса, всегда платили. А вот те, которые ходили рядом и представлялись друзьями и товарищами, крутили задницей и говорили, мол, «братан, мы ж друзья»… Я все это прекратил в один миг, мне это надоело». (интервью Forbes, 2011).

Дима Билан, $6 млн

Об украденном сейфе с 9 млн рублей: «Ну, голым я не остался, правда. Хотя, конечно, сумма серьезная, для меня это ощутимо. Я тратил время на то, чтобы эти деньги заработать. Неприятно, конечно, но деньги — это всего лишь деньги. Это такая ерунда». (Life, 2015)

Би-2, $5,7 млн

Шура Би-2 о сборе средств методом краудфандинга: «Помимо того что вы напрямую помогаете группе, также получаете эксклюзивные приятности: первыми слушаете синглы, вместе с музыкантами можете услышать только что записанную пластинку, получаете цифровые автографы. Но будем откровенны: краудфандинг не покрывает нам всех расходов». (Lenta.ru, 2015)

Сергей Шнуров, $ 5 млн

Про власть и бабло: «Если про зарабатывание денег, то, конечно же, есть механизмы гораздо проще. Нужно было в свое время встраиваться во власть, вот там деньги как бы зарабатываются, зарабатываются в кавычках. Я иду по пути наибольшего сопротивления, заметьте. Так деньги не зарабатываются в этой стране. Так что, как это я про бабло? Про бабло у нас люди со значками депутатов, они вот про бабло, да». (интервью Ксении Собчак для Forbes, 2017)

Земфира, $ 5 млн

О своем месте в шоу-бизнесе: «А шоу-бизнес — это бизнес, который продает шоу. Если я еду сейчас в тур и делаю 26 шоу, то я тоже в шоу-бизнесе. Конечно, мне тоже кажется, что наши гонорары раздуты и это прогрессирует, но футболисты получают еще больше!» (интервью Владимиру Познеру на Первом канале, 2015)

forbes.ru