Нож в спину Набиуллиной?

Нож в спину Набиуллиной?

Вывод Симановского «за баланс» не повлиял на ситуацию с банковским надзором в стране

Alexey_SimanovskiyНабирающий обороты скандал вокруг банка «Югра» грозит взорвать Центробанк изнутри. К ведомству Эльвиры Набиуллиной давно уже много претензий, как у банковского сообщества, так и у депутатов Госдумы, а еще больше – у вкладчиков. И если до недавнего времени люди лишь по форумам «шептались» о том, что ЦБ одна из самых коррумпированных структур в стране, то с прошлой осени заголовки о том, что «ЦБ крышевал криминальных банкиров» стали открыто появляться в федеральных СМИ. 

Тогда поводом для негатива в адрес ЦБ стала отставка сразу двух зампредов — Михаила Сухова и Алексея Симановского. Впрочем, Симановский, назвавший в конце прошлого года ту же «Югру» надежным и системообразующим банком, сохранил себя в Центробанке в качестве советника главы ЦБ. Тогда как теперь Эльвира Набиуллина пожинает плоды, взращенные его командой.

Надежный и системообразующий банк

Уже беспрецедентный протест Генпрокуратуры, которая впервые выступила против надзорных мер ЦБ в отношении банка, вывел скандал «Югры» на новый уровень. А поход «Югры» с иском к ЦБ в арбитраж обещает истории громкое продолжение.

«Югра» требует признать решения регулятора незаконными. С этим как минимум согласна Генпрокуратура в своем протесте, заявившая, что действия ЦБ «безосновательны», так как «не было учтено, что Банк России, как при осуществлении надзорных функций, так и в ходе проведения проверок не выявлял нарушений банком обязательных нормативов».

Наблюдатели полагали, что в суд будет обращаться Генпрокуратура, протест которой ЦБ проигнорировал. «Но так как ЦБ — специалист в области надзора, ему будет проще отстаивать свою правоту в суде», — считает партнер юридического бюро «А2» Михаил Александров. Но то, что с иском выступил сам банк осложняет ситуацию, и грозит множеством разоблачений.

И нельзя не признать, что в случае с «Югрой» регулятор действительно громко подставился.

Подозрения о забалансовых вкладах в «Югре» пока не более чем подозрения. Судя по выступлениям представителей регулятора и заявлениям Генпрокуратуры, проведенная в банке весной проверка ничего криминального не выявила. Претензии к банку в том, что он кредитовал бизнес владельцев, в банковских форумах тоже не считают криминалом. «Кредитование собственного бизнеса — это не нарушение закона кстати… Почти уверен, что если проверить все банки ТОП-30 скажем, там такое кредитование у каждого 2-го», — комментируют высказывания чиновников ЦБ на профессиональном сайте банковского сообщества «Банки.ру».

При этом регулятору припоминают и то, что у него не вызвала претензий политика «Югры» которая к середине 2015 года стала лидером по скорости привлечения вкладов, показав прирост в 93 % за полгода. И то, что Центробанк в лице тогда еще зампреда Алексея Симановского заявлял, что в банке Югра нет никаких проблем, что он надежный и системообразующий банк РФ. А глава подведомственного регулятору Агентства по страхованию вкладов Юрий Исаев и в 2016 и 2017 «просто пел дифирамбы о надежности Югры».

Казалось бы, грандиозный провал «Югры» должен был вызвать какие-то кадровые решения в ЦБ. Но нет, отправляя Симановского в отставку минувшей осенью, Набиуллина не только рассыпалась ему в похвалах «за огромную проделанную работу по совершенствованию регулирования и оздоровлению банковского сектора», но и сохранила в должности своего советника. Кроме того, за отставленным куратором банковского надзора сохранили место в совете директоров АСВ.

Подобные кадровые рокировки позволили некоторым наблюдателям сделать вывод, что Набиуллина не вполне самостоятельна в своих решениях.  Похоже, что после ряда скандалов с банкротствами банков, Набиулиной просто разрешили убрать наиболее одиозных кураторов в тень, не меняя системы в целом. В частности, бывший зампред ЦБ, ныне глава совета директоров МДМ Банка Олег Вьюгин, упомянул, что на смену Симановскому пришел человек, который раньше с ним тесно работал. Такие кадровые перестановки в Центробанке не приведут к существенным изменениям в надзорной политике, заявил Вьюгин: «Думаю, что на надзор это никак не повлияет. Линия в надзоре уже выбрана…». Надо понимать тем же Симановским.

Порою смотришь — абсолютно нормальный мужик

Почему-то в ряде биографий пишут, что свою трудовую деятельность Алексей Симановский начинал в Минфине, что на самом деле не так. По аналогии с «американской мечтой», про Симановского можно было бы сказать, что он реализовал «советскую мечту»: начав трудовую деятельность после школы с рабочей профессии — театральным осветителем. Закончив позже Московский финансовый институт, Симановский поработал в Минфине РСФСР, потом начальником финансового отдела автосервиса, и, в конце концов, перешел на работу в Госбанк СССР. В 1991 году Симановский перешел в Банк России, где и реализовал свою уже вполне американскую мечту.

О недолгом театральном прошлом Симановский не распространяется, но именно этому опыту коллеги и знакомые с ним банкиры приписывают тягу к классике и чувство юмора. Хотя его юмор в отношении банков, за которыми он надзирал последние годы, скорее относится к категории «черного». В канун его назначения зампредом ЦБ по надзору в 2011 году СМИ опубликовали сборник афоризмов от Симановского: «Вообще надзор не может быть «жестоким», это же надзор, а не живодерня»; «Все будут живы, кто этого заслуживает»; «Наши банкиры — как пионеры, они всегда ко всему готовы».  «Я не против слонов — я против геноцида кроликов» говорил он об идее оставить 100-200 крупнейших банков; «Ежегодные темпы прироста составят 50% или более, и банки будут жить очень счастливо, но недолго, а именно 1-2 года»; «Государство — солидная мать, которая не допустит, чтобы ее дочки выглядели как-то неприглядно на фоне других» — о поддержке госбанков; «Мне нравятся вороны — это птица мудрая. Надзор должен быть таким же».

Хотя под управлением Симановского, если надзор и напоминал ворона, то скорее в ипостаси падальщика. «Алексей Симановский в условиях кризиса одним точечным ударом предлагает обвалить российскую банковскую систему. Вопрос в том, зачем ему это нужно…», — задавались вопросом наблюдатели на портале «Банки.ру».

А деятельность Симановского во главе банковского надзора руководитель одного из крупных банков охарактеризовал так: «С 2008 г. надзор в ЦБ, по сути, делал одно дело — отводил глаза от проблем… Очевидно, что курс на ожидание, что они будут рассасываться, продолжится».

Самого же Симановского банкир охарактеризовал не лестно: «Сам он какой-то советский, не всегда умеет слушать, критику нормативного документа как-то воспринял как личную обиду, да и манеры у него порою министерские, — говорит банкир, знакомый с ним лично много лет. — Запрещать, не пускать — в его духе. И “Базель III” (свод международных рекомендаций по банковскому надзору) у него какой-то советский. Хотя порою смотришь — абсолютно нормальный мужик!»

Черный ворон, что ж ты вьешься…

Назначение Симановского в 2011 году зампредом ЦБ, курирующим надзор рынок, воспринял без энтузиазма. Симановский уже возглавлял департамент банковского надзора и регулирования и входил в совет директоров Центробанка.

«Вы меня расстроили! — прокомментировал информацию о назначении Симановского участник нескольких проектов по санации проблемных банков.

«Беспределы, которые мы видели в Межпромбанке, Банке Москвы, “Славянском”, ВЕФК, отчасти из-за того, что функция надзора не исполняется в полной мере, в которой должна», — возмущался на съезде Ассоциации российских банков президент ВТБ Андрей Костин. И Костину было от чего переживать: когда ВТБ приобрел контроль над «Банком Москвы», оказалось, что почти треть кредитного портфеля банка была выдана компаниям, связанным с бывшим руководителем и акционером банка Андреем Бородиным, который вывел их за рубеж.

За спасение «Банка Москвы» пришлось заплатить 395 млрд руб., 15,7 млрд руб. выплатило АСВ вкладчикам пирамиды шести банков группы Матвея Урина, 79,2 млрд руб. составили непогашенные перед кредиторами обязательства Межпромбанка.

Но ответить за провалы тогда пришлось не Симановскому, руководившему надзором с 1996 года, а Геннадию Меликьяну, зампреду ЦБ, недолгое время курировавшему Симановского, и, в общем-то, чужого для «коренных» сотрудников госбанка человека.

В качестве заслуги подчеркивается, что Симановский приложил руку ко всем ключевым документам, по которым сейчас работают банки: от отбора в систему страхования вкладов до раскрытия информации о собственниках и их ответственности за сомнительные операции. При этом то, что надзор не работает, как-то умалчивалось.

Банкиры отмечали, что после череды громких банкротств банковскому надзору требовались кардинальные перемены, провести которые кардинально мог только человек не из системы ЦБ. А назначение Симановского вело к сохранению преемственности в надзоре. Рынок воспримет выбор Симановского так, как будто никаких изменений в надзоре не произошло, отмечал тогда заместитель гендиректора МДМ-банка Владимир Мехряков.

При этом банкиры сожалели об уходе Меликьяна: «это один из самых порядочных и честных людей в российском банковском секторе!», отмечали они. Но честные и порядочные, а главное чужие, системе были не нужны, поэтому она их и выжила.

А для российской банковской системы назначение Симановского стало началом целой череды громких банковских скандалов. И особенно он развернется с приходом в ЦБ Эльвиры Набиуллиной, которая гордится своим макроэкономическим подходом, но, похоже, не слишком разбирается в банковских технологиях. Может быть, поэтому она поменяла почти всех замов, кроме Симановского, который тут же этим воспользовался.

И банки-банкроты пошли на новые рекорды. На оздоровление банка «Траст» было потрачено 127 млрд руб., Мособлбанка — более 172 млрд руб. Дыра в капитале банка «Российский кредит» составила около 111 млрд руб., а во Внешпромбанке она превысила 215 млрд руб.

За скандал с Мособлбанком, где ЦБ впервые обнаружил «серые тетрадки» — банк привлек около 60 млрд руб. вкладов физлиц за баланс, ответил Алексей Плякин, начальник главного управления Банка России по Центральному федеральному округу. Формальным обвинением против Плякина стало то, что он на время после Симановского возглавил департамент банковского надзора ЦБ, а также на него списали то, что проштрафившийся Мособлбанк находился на его территории.

За скандалы с «Трастом» и «Пробизнесбанком» не ответил вообще никто.

Лишь к концу прошлого года, через несколько месяцев после того, как Симановского перевели из замов в советники, Набиуллина наконец поняла, что надо менять саму организацию созданного им надзора, «потому что в той организации надзора, которая существовала многие годы, многие проблемы не решить». Впрочем, и тут оказалось, что Симановский, мягко говоря, вводил главу ЦБ в заблуждение. В свое время он рассказывал журналистам о том, что еще во время плановых проверок в 2011 году регулятор выяснил, что «Внешпромбанк» кредитует не ведущие реальной деятельности предприятия. То есть, как отмечают наблюдатели, еще тогда ЦБ имел возможность прекратить воровство денег клиентов в банке, но не сделал этого, когда «дыра» здесь составляла еще «скромные» 25 млрд рублей, дождавшись пока она вырастет почти в 10 раз.

Скандал с «Внешпромбанком» задел интересы многих корпораций, а главное VIP-клиентов, из-за чего председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко в феврале прошлого года раскритиковала деятельность надзорного блока ЦБ, предложив ввести ответственность для его руководителей. После этого Симановский тут же поделился ответственностью с Набиуллиной, заявив, что «Эльвира Сахипзадовна лично контролирует начавшийся в 2014 году процесс отзыва государственных лицензий у коммерческих банков».  А когда понял, что обещанное им на 2016 год завершение «зачистки» рынка не состоится решил уйти в тень. Свою роль сыграл и скандал с АРКСбанком, где за балансом оказалось более 30 млрд рублей, и возникли справедливые вопросы к надзору: как получилось, что банк проверяли за несколько месяцев до банкротства и ничего не заметили. Хуже того, курируемый Симановским надзор повысил надежность банка, словно специально для того, чтобы он успешнее «пылесосил» в последние месяцы своего существования.

К осени 2016 года с подобными вопросами и претензиями в Банк России зачастили следователи СКР и ФСБ, и Симановский, очевидно, решил обезопасить себя статусом советника. Не случайно отмечалось, что он был готов к своей отставке, которая, впрочем, уже не могла спасти Набиуллину и ЦБ от новых громких скандалов с «Пересветом», «Татфондбанком», «Югрой» и еще нескольких прогнозируемых.

«Черный воронок» Симановского

Похоже, в то, что ЦБ ведет «зачистку» банковского сектора от «плохих» банков сегодня верит лишь одна Набиуллина.

О той же «Югре», когда ЦБ спокойно наблюдал, как банк «пылесосит» деньги частных клиентов, а Симановский уверял, что банк надежен, сами клиенты отмечали, что вопрос о том, «кого, когда похоронят — почти риторический: процесс носит во многом случайный характер. А вот то, что Югре дали так нарастить средства физлиц, вряд ли носит случайный характер и говорит о высоких покровителях. Впрочем, их планы неизвестны: точно также могут дать возможность и запалить банк».

После истории с «Пробизнесбанком», когда сотрудники АСВ пытались вывести деньги банка в другой дружественный им банк, кинув клиентов «Пробизнесбанка», а регуляторы попытались завалить даже устойчивые банки финансовой группы «Лайф», стало очевидно, что устроенная ЦБ «зачистка» к оздоровлению рынка не имеет ни какого отношения. Да и владельцы группы «Лайф» намекнули на вымогательство со стороны некоторых сотрудников надзора.

Еще раньше высказывались подозрения, что и крах «Мастер-банка» был вызван регуляторами ЦБ не сумевшими выбить, из владельцев банка желаемые бонусы. Масла в огонь подлила история с «Трастом», который за месяц до введения временной администрации, проверялся Центробанком. И проверка не нашла ни каких проблем. Поэтому споры о том была в банке дыра или нет, идут до сих пор.

О том, что выстроенная Симановским структура надзора «заточена под применение неформальных методов борьбы с банками, а кадры обучены именно этим методам», что «субъективизм, произвол и двойные стандарты открыто возведены на уровень официальной надзорной идеологии», говорилось еще на парламентских слушаниях в 2007 году. В 2011-м Алексей Мамонтов, президент Московской международной валютной ассоциации, говорил о том, что банковский «надзор» «не мешает всем заинтересованным ветвям и зонам власти «контролировать», «курировать», «патронировать», «крышевать» свои группы, кусты кредитных организаций».

И привел в пример банк «Глобэкс» (ущерб государству 80 млрд рублей безвозвратных потерь), принадлежащий, по сути, одному акционеру, который на деньги физлиц кредитовал собственные проекты. «И ему сегодня даже не приходится скрываться в Лондоне. Он попросту купил себе новый банк и даже наименование банка сложил из своих инициалов. И ведь по-прежнему называется банкиром, только уже не таким публичным…», — отмечал Мамонтов.

Этого акционера вспомнили снова в 2016 году, когда к банку «Глобэкс» Анатолий Мотылев добавил еще один разоренный банк «Российский кредит». «ЦБ прекрасно видел из ежедневной отчетности, как Мотылев выводил активы. Компании даже писали в ЦБ, но регулятор позволил Мотылеву все, что тот просил», – рассказывал один из финансистов.

«Я считаю, что уход связан с огромным количеством скандальных отзывов лицензий в последние несколько лет — Внешпромбанк, «Траст», Мособлбанк, СБ банк, Пробизнесбанк, «Транспортный», и группа «Антала», — комментировал отставку Симановского человек, близкий к ЦБ.

Некоторые наблюдатели пытались апеллировать к профессиональной несостоятельности руководителей надзора. «Мы проходим через глубокий банковский кризис. Я думаю, в этом есть вина ЦБ. В каждом банке с отозванной лицензией обнаруживались проблемы. Причем проблемы, измеряемые не месяцами, а годами. Такое невозможно без существенных дефектов в системе надзора. И не исключено, что в них кто-то имел интерес», — считает главный экономист компании «ПФ Капитал» Евгений Надоршин.

Впрочем, теперь уже мало кто сомневается в том, что речь идет именно об интересе. «Проблемы у банка появляются не за день до отзыва лицензии, а гораздо раньше. Их можно увидеть по отчетности, которую банкиры сдают в ЦБ. А можно и не увидеть». По словам анонимного источника, за то, чтобы проблемные банки могли работать, платятся приличные взятки. Их размер — в среднем 10 — 20% от дыры баланса, которую обнаружат проверяющие.

Ну, а известный борец с офшорами банкир Александр Лебедев, не стесняясь, прокомментировал в своем Твиттере отставку Симановского: «ЦБ покидают остатки «транзитно-обнально-конвертной» крыши мошенников-банкиров, похитивших в России $100 млрд. за последние десять лет».

«Я так понимаю, их не посадят за черные дыры в банковской системе. Тихо мирно проводят на пенсию или еще куда-то да и денег дадут немерено», — с сожалением отреагировали на отставку Симановского пользователи портала «Банки.ру».

«Интересно, если внезапно провести обыски у людей, чьи фамилии были озвучены выше, не окажется ли так, что их благосостояние на порядки превышает их официальную зарплату за все годы работы в Банке России?», — задавались вопросами некоторые журналисты.

«»На посадку приглашаются пассажиры Симановский, Сухов, Сафронов, Поздышев, Ковригин», «Вангую – пора начать посадки в надзорном блоке ЦБ. Всех, кто «не замечал» бревно в глазу за последние 5 лет – вывести на чистую воду и – в Сибирь», «Время такое, что, наверное, уже пора делать ставки кто из них первый пойдёт на допрос не в качестве свидетеля». «ЦБ все руководство надзором на допросы, руководство банка до начдепартаментов включительно курировавших вклады – в Сибирь. Доколе?», «Нужно показать, что за преступления будет ответственность. Это же уголовники а не банкиры!»», — возмущались члены «Форума банковских аналитиков».

Банкоголик

Только за несколько последних лет в лишенных лицензии банках пропало около двух триллионов рублей, таков итог деятельности банковского надзора, курируемого Симановским. Наверняка ущерб страны оказался бы меньше, если бы придя в ЦБ Эльвира Набиулина обратила внимание на историю назначения Алексея Симановского членом совета директоров Банка России. Именно эта позиция позволила первому зампреду ЦБ сделать банковский надзор практически своей вотчиной и перевести его в ручной режим управления, предоставляя зеленый коридор «своим» и устраняя «чужих».

Отмечается, что «неоценимую услугу» при утверждении кандидатуры Симановского в Госдуме ему оказал народный депутат — справедливоросс Роман Ванчугов, который по «стечению обстоятельств» был владельцем двух банков. Тогда же, в 2011 году из-за финансовых проблем ограничить деятельность, принадлежащего Ванчугову Фининвестбанка предлагал уволенный впоследствии глава МГТУ ЦБ Константин Шор.

Однако руководимый и курируемый Симановским банковский надзор упорно не замечал как Фининвестбанк за счет депозитных вкладов и привлечения внушительных средств дольщиков питерской строительной компании «Город», сумел сначала привлечь миллиардные средства, а затем — вывести их со счетов. И только после всего этого Банк России отозвал у Фининвестбанка лицензию.

В СМИ уже тогда сообщалось, что примерно по такой же схеме происходили отзывы лицензий и у других банков, находившихся под покровительством г-на Симановского. В частности, позже, нисколько не смущаясь только пришедшей в ЦБ Эльвиры Набиуллиной, Симановский целых полгода решал вопрос с отзывом лицензии у Евросиббанка, принадлежащего все тому же Ванчугову. Банковский надзор появился в Евросиббанке, когда он был уже пуст.

Теперь банковский надзор и отзыв банковских лицензий превратился в доходный бизнес, обрушив систему страхования вкладов, переложив ее на плечи государства, и подорвав как у физических, так и у юридических лиц доверие к регулятору и его чиновникам. И даже сейчас, когда банкоголик Симановский числится всего лишь советником главы Банка России, многие наблюдатели считают, что в системе надзора ничего не изменилось, хотя многие мечтают, что за триллионы рублей, украденных криминальными банкирами у государства и населения, людей, отвечавшие за «дырявый» банковский надзор, все-таки понесут наказание.

Олег Струков