Хозяева медной горы

Хозяева медной горы

«Запасник» Усманова: что такое Удокан и зачем его разрабатывать?

Почему в российской глубинке с советских времен не могут начать разработку «забайкальского Клондайка» и как «Вечный Удокан» переходил из рук в руки, а в итоге потерялся в недрах компаний Алишера Усманова — в материале Екатерины Карасевой.

Давние сокровища

Удоканское месторождение открыто в 1949 году. Коллеги подшучивали над первоокрывательницей, геологом Елизаветой Буровой, писали советские СМИ: мол, это равносильно обнаружению недр на Луне. Дело в том, что до Удокана сложно добраться: когда строили Байкало-Амурскую магистраль, ее специально увели на север — с перспективой на богатые залежи руды. Однако освоение «медной горы» так и не началось.

Запасами в СССР гордились еще при Хрущеве — запасами, а не разработкой. Проектная документация готовилась с 1960-х годов, но до дела не доходило: более дешевая альтернатива — простые месторождения Узбекистана и Казахстана — советскую власть устраивала.

Вопрос вновь возник в 1992 году, когда стране понадобилась собственная сырьевая база. Первый тендер на право разработки месторождения выиграла малоизвестная российско-американская Удоканская горная компания. К 1995 году они даже выполнили технико-экономическое обоснование разработки месторождения, но к дефолтному 1998 году компания потеряла лицензию на разработку.

Доизучением Удокана занялась Забайкальская горная компания (БГК), основателями которой выступили правительство Читинской области (в настоящее время — часть Забайкальского края. — прим. ред.),  Восточно-Сибирская и Забайкальская железные дороги, ОАО «Баминвест». Процесс дошел до металлургических испытаний образцов удоканской руды, но к реальной разработке дело так и не приблизилось.

Новый хозяин

В 2008 году об Удокане снова заговорили. На Удокан претендовали консорциум SMR Олега Дерипаски, ОНЭКСИМ Михаила Прохорова, «Норникель», РЖД и Уральская горно-металлургическая компания. Позже все они сами отказались от проекта по экономическим соображениям. В итоге лицензию получил Михайловский ГОК — компания принадлежала «Металлоинвесту» Алишера Усманова. Специально для Удокана компания создала дочернее предпритие — Байкальскую горную компанию.  Для строительства инфраструктуры и разработки месторождения «Металлоинвест» пообещал создать консорциум с госкорпорацией «Ростехнологии».

На заре первого экономического кризиса лицензия обошлась в 15 млрд рублей. «Металлоинвест» пообещал направить в разработку месторождения более 100 млрд. руб. В соответствии с условиями конкурса, через семь лет ГОК должен был добывать не менее 36 млн. тонн руды (в СССР планировали еще больше — 50 млн тонн). Строительство гидрометаллургического комплекса на базе Удоканского месторождения должно было начаться в 2010 году, в 2016 году предприятие обещало выйти на проектную мощность в 474 тыс. тонн катодной меди в год.

1.jpg
Алишер Усманов

Победитель аукциона долго не подписывал лицензию и не оплачивал остаток взноса — 10,5 млрд рублей. Источники Russiangate в БГК поясняют: Усманов рассчитывал начать разработку Удокана с помощью госбанков. Фактически он собирался купить госактив за госденьги — как часто поступали люди, сделавшие состояние в 1990-е годы.

Денег так и нет

Китайский фонд Hopu Investments хотел выкупить 10% в 2014 году, выбрав для инвестирования объект «Норникеля». План не удался. В 2017 году БГК объявила: к разработке Удокана привлекут Русскую медную компанию (РМК) Игоря Алтушкина. РМК может получить в проекте долю в 50%.

Правительство избавило Алишера Усманова от необходимости объясняться за отсутствующую медь — осенью 2014 года Роснедра перенесли начало разработки Удоканского месторождения на 2021 год.

К теме Удокана неожиданно обратился сам Алишер Усманов. В своем видеоответе оппозиционеру Алексею Навальному он среди прочего заявил следующее:

«Единственное участие в государственном аукционе было в 2008 году на Удоканское месторождение.  Компания заплатила (за лицензию. — прим. ред.) $0,5 млрд. Такую же сумму мы потратили на техдокументацию и выйдем на разработку месторождения», — сказал миллиардер.

Фактически Удокан не трогается с места. Время от времени власти региона подписывают документы о сотрудничестве госинститутов с разработчиком, но в реальности ничего не меняется. В апреле 2016 года Генеральный директор Байкальской горной компании Юрий Рябов сообщил, что в ближайшее время начнется этап разработки проектной документации. Этот этап Удокан проходил уже несколько раз.

Возможно, дело вовсе не в технических сложностях. С учетом объемов залежей еще с 1990-х годов есть опасения, что разработка месторождения обрушит цены на рынке — не только нивелирует вложения, но и создаст проблемы на государственном уровне.

Но пока эта проблема не страшна: ключи от самого крупного месторождения в руках доверенного лица правительства — Алишера Усманова. И если кому-то вздумается разрабатывать Удокан — это будет политическое решение.

Екатерина Карасева

russiangate.com