Топ-50 должников ТФБ

Топ-50 должников ТФБ

Есть ли хоть кто-то живой?

АСВ обнародовало полную опись имущества банка-банкрота, включая кредиты Мусина самому себе, Зиганшину и Королькову

Около 67% кредитного портфеля Татфондбанка ушло на обанкротившиеся фабрики, инвесткомпании и ретейл-проекты «зонтика» ТФБ Роберта Мусина. Лидер по объему займов — «Новая нефтехимия» с 5 млрд, следует из анализа списка активов банка, который опубликовало АСВ. Сколько денег «проглотили» «Спартак» и «Примороссо» и во сколько оценена штаб-квартира ТФБ на ул. Чернышевского, выяснял «БИЗНЕС Online».

Михаил Захваткин разобрал по полочкам все виды активов банка ТФБ: денежную массу, кредиты – как юрлицам, так и физлицам, облигации и векселя, недвижимость и землю – вплоть до офисной оргтехники и сувенирных монет
Михаил Захваткин разобрал по полочкам все виды активов банка ТФБ: денежную массу, кредиты – как юрлицам, так и физлицам, облигации и векселя, недвижимость и землю – вплоть до офисной оргтехники и сувенирных монет

41 млрд недостачи

Агентство по страхованию вкладов опубликовало подробный отчет об инвентаризации имущества банкротящегося Татфондбанка, которую проводило целых три месяца — с 11 апреля по 11 июля 2017 года. Конкурсный управляющий ТФБ Михаил Захваткин, который уже провел первое общее собрание кредиторов банка, разобрал по полочкам все виды активов банка: денежную массу, кредиты — как юрлицам, так и физлицам, облигации и векселя, недвижимость и землю — вплоть до офисной оргтехники и сувенирных монет. Эти данные, как и любые данные о банкротящихся предприятиях, публикуются в открытом доступе — прежде всего для кредиторов, вставших в длинные очереди за своими деньгами. «БИЗНЕС Online» проанализировал многотысячные сводки, чтобы понять, кто же входил в ближайший круг клиентов Татфондбанка и как сложился его кредитный портфель.

Еще до момента отзыва лицензии у Татфондбанка ЦБ РФ заявлял, что в крахе Татфондбанка виновата прежде всего кэптивная модель бизнеса, при которой основная часть денег уходит на аффилированные с руководством банка бизнес-проекты, из-за чего кредитный портфель мало диверсифицируется и становится рискованным. По первоначальным оценкам ЦБ, 65% кредитного портфеля Татфондбанка составляли кредиты, связанные с бизнесом собственников банка, причем большая часть таких заемщиков находится в состоянии банкротства. «БИЗНЕС Online» неоднократно писал об этих проектах: это фабрики легкой промышленности «Спартак» и «Адонис», финансовая компания «ТатИНК», масса ретейл-проектов — торговые сети DOMO, «Книжный двор», «Белый ветер цифровой», совместная с Ринатом Губайдуллиным агроимперия «Золотой колос».

Новый документ позволяет не только убедиться в том, что вышесказанное — чистая правда, но и увидеть, с какими крупными бизнес-группами (а их совсем немного) плотнее всего работал ТФБ и с кем «дружил» кредитами из известных людей Татарстана.

Любопытно, что из общей суммы в 214,8 млрд рублей активы на 40,9 млрд рублей АСВ не может подтвердить, поскольку не обнаружило на них оригиналов подтверждающих документов. Агентство называет эти активы «недостачей», 65% ее приходится на хоздоговоры и договоры цессии, 20% — на долги по ценным бумагам, 15% — на долги по кредитам. Так что АСВ закрепляет за собой это имущество через суд, используя по максимуму копии документов.

Лидеры по числу полученных займов ТФБ «обувщики»: 50 кредитов «Примороссо» почти на 900 млн рублей
Лидеры по числу полученных займов ТФБ «обувщики»: 50 кредитов «Примороссо» почти на 900 млн рублей

99 кредитов «Спартаку» и 5 млрд — «Новой нефтехимии»

Для удобства подсчетов «БИЗНЕС Online» составил Топ-50 юридических заемщиков Татфондбанка, на долю которых приходится 78% всего кредитного портфеля, или 67,3 млрд рублей, — словом, картина получилась вполне показательная. Большинство представлено несколькими, а то и десятками кредитных линий. Самый беглый взгляд уже дает понять, что большая часть из них входит в орбиту влияния группы ТФБ Роберта Мусина и лишь единичные — холдингов «Ак Барс», «Сувар» и «Нэфис». Недостача здесь относительно небольшая — почти 9 млрд рублей.

Интересно, что наши подсчеты вполне бьются с цифрой Центробанка: из Топ-50 кредитов 67%, или 45,2 млрд рублей, от всей суммы выдано фирмам, близким к группе ТФБ. Отметим, что эта сумма может быть и больше, учитывая не вошедшие в Топ-50 займы. Абсолютное большинство из этих компаний, как можно убедиться из базы данных «Контур.Фокус», действительно банкротятся. Начало банкротств, как правило, приходится на период после декабря 2016 года, когда ЦБ послал в Татфондбанк временную администрацию.

Рекордсменом по объему кредитов Татфондбанка является ядро бизнес-империи Мусина — ООО «Новая нефтехимия». Этой фирме выдано 12 кредитов на 4,68 млрд рублей. Впрочем, по крайней мере 4 млрд рублей из этой суммы, вероятно, осели на фирме в рамках схемы с участием НКНХ, «Казаньоргсинтеза» и «Сувар Девелопмента». Эта история легла в основу первого уголовного дела против Мусина, а сейчас разбирается в арбитраже. ЦБ настаивает на переводе долга с «Новой нефтехимии» обратно на НКНХ.

О самой компании и ее балансе — внушительном (на конец 2015 года аж 15,7 млрд рублей), но дутом — мы подробно писали. Из последних новостей — юрлицо вот-вот может пойти на плаху. О намерении обанкротить компанию уже заявляло АСВ, однако первым инициатором судебного дела выступило неделю назад некое елабужское ООО «Камполибэг».

На втором месте по объемам займов ТФБ стоит ООО «Завод по производству синтетических моющих средств», который строится на территории «Нэфиса» в Казани. В 2015 — 2016 годах компания получила два кредита на 3,4 млрд рублей. Далее идет знакомая до боли вкладчикам инвестиционная компания «ТФБ Финанс», вокруг которой построено уголовное дело по фактам перевода застрахованных государством вкладов Татфондбанка в незастрахованные инвестиции доверительного управления. «ТФБ Финанс» получила 12 кредитов почти на 3 млрд рублей.

Около 3 млрд рублей получила также обувная фабрика «Спартак». Она же побила рекорд по числу выданных кредитов — их только действующих аж 99
Около 3 млрд рублей получила также обувная фабрика «Спартак». Она же побила рекорд по числу выданных кредитов — их только действующих аж 99

Около 3 млрд рублей также получила обувная фабрика «Спартак». Она же побила рекорд по числу выданных кредитов — их только действующих аж 99. Кстати, несмотря на то, что совет директоров фабрики еще в декабре 2016 года думал о собственном банкротстве, подача иска в арбитраж РТ состоялась только на днях — 20 июля. Вообще, лидеры по числу полученных займов ТФБ, безусловно, обувщики: 50 кредитов «Примороссо» почти на 900 млн, 42 кредита — торговому дому «Золе» на почти миллиард, а 39 кредитов на 2,3 млрд — «Бытовой электронике» для DOMO. Впрочем, кредиты были не единственной формой помощи торговым сетям от Татфондбанка: в сводке значатся и ценные бумаги (видимо, речь об облигациях) ТД «Спартак», «Золе» и ОАО «DOMO» в общей сложности почти на миллиард рублей. Упоминания «Золе», «Бытовой электроники», «Умной электроники» минимум на 370 млн рублей есть и в разделе «Прочие активы», где форма обязательства не обозначена. Вот и летопись канувших в омут убытков денег на ретейл-проекты…

«Бурундуковский элеватор»
«Бурундуковский элеватор» вместе с другими активами отошел «Ак Барс Холдингу»

«Фоника» с самолетом, элеватор и Госжилфонд

11 кредитов на 2,8 млрд получил акбарсовский «Дрожжановский элеватор» — бывший «Бурундуковский элеватор», о котором подробно писал «БИЗНЕС Online». Напомним, изначально предприятие входило в «Золотой колос», однако когда агрохолдинг пошел ко дну, элеватор вместе с другими активами отошел «Ак Барс Холдингу», который с тех пор с ними и мучается. С 17 апреля текущего года юрлицо, на которое были перекинуты активы разорившегося «Бурундуковского элеватора», тоже банкротится.

Кстати, в Топ-10 заемщиков Татфондбанка входит еще одна компания, близкая к «Ак Барс Холдингу», — ЗАО ТПК «Агро-трейд». Оно зарегистрировано по акбарсовскому адресу в Казани на ул. Короленко, 58а и с мая 2017 года также банкротится. «Агро-трейд» занимается сельским хозяйством, производством продуктов и оптовой торговлей, а его «дочки» — это всем известные ООО «Агрофирма «Ак барс Пестрецы», АО «Птицекомплекс «Осиново», ООО «Буинский сахар» и еще две акбарсовские компании. По-видимому, на нужды сельского хозяйства и было получено 33 кредита на 2 млрд рублей.

Из крупных заемщиков Топ-50 стоит отметить и Госжилфонд при президенте РТ под руководством Талгата Абдуллина — он получил два кредита на 850 млн рублей. О проблемах фонда из-за залогов, которые АСВ хочет утянуть в конкурсную массу, мы неоднократно писали. Речь, судя по всему, шла о круговой схеме: ГЖФ завел деньги в «Тимер Банк» в виде депозита, а в ТФБ получил аналогичную сумму в виде кредита. В преддверии часа икс обязательства должны были взаимно аннигилироваться, но АСВ, судя по описи, этого не признает и все еще считает ГЖФ должником.

Айрат Тумакаев
Айрат Тумакаев с февраля 2017 года занимает пост гендиректора пресловутой «Новой нефтехимии». А его «АктивАр» зарегистрирован по адресу головного офиса ТФБ

Кстати, на фонде, пожалуй, сторонние, то есть явно не входящие в мусинскую орбиту организации в списке VIP-заемщиков и заканчиваются. Три аффилированные между собой фирмы из списка — «АктивАр», «Инвестиционные активы» и «Автопаркинг» — имеют отдаленный намек на близость к холдингу «Сувар». Так, согласно базе данных «Контур.Фокус», 100% ООО «Автопаркинг» принадлежит гендиректору «Сувар Эстейт» и бывшему гендиректору «Роял Тайм» и «Роял Тайм Менеджмент» Айрату Тумакаеву. «Автопаркинг» и ООО «Сувар Девелопмент» совместно владеют ООО «Автохаус», которому принадлежит «АктивАр». Правда, «Сувар Девелопмент» здесь принадлежит менее процента. Интересно, что на уровне управления фирмами между Тумакаевым и Татфондбанком можно найти несколько пересечений. Так, Тумакаев с февраля 2017 года занимает пост гендиректора пресловутой «Новой нефтехимии», а «АктивАр» зарегистрирован по адресу головного офиса ТФБ, то есть на ул. Чернышевского, 43/2.

Стоит отдельного упоминания и ООО «Мостострой-12», который получил четыре кредита на 1 млрд рублей, — тюменская «дочка» СП «Фоника» израильского миллиардера Александра Забарского, о котором недавно мы подробно писали. «Фонике», напомним, следствие приписывает владение самолетом Bombardier Challenger 850 якобы для личных передвижений Мусина. Последний, кстати, пользование этим самолетом на последнем суде категорически отрицает. Осенью 2015 года Забарский через ООО «СП «Фоника» приобрел 3,904% акций Татфондбанка за 560 млн рублей. Как видим, деньги вернулись ему с лихвой, но уже в виде кредита.

Александр Забарский
Осенью 2015 года Александр Забарский через ООО «СП «Фоника» приобрел 3,904% акций Татфондбанка за 560 млн рублей. Деньги вернулись ему с лихвой, но уже в виде кредита

Раздел «Прочие активы» самый загадочный — здесь, по данным АСВ, недостача почти в 50 млрд рублей из 66 млрд. Это могут быть права требований по неким сделкам или незавершенные расчеты по сделкам — например, если банк заказал у фирмы товар или услугу и оплатил, но не успел получить. Здесь опять упоминаются фирмы «зонтика» ТФБ, в том числе «ТФБ Финанс» — почти на 26 млрд рублей, «Новая нефтехимия» — почти на 6 млрд рублей, а также «АктивАр» — на 3,8 млрд рублей. Любопытно, что среди них есть и некоммерческая организация «Фонд содействия развитию физической культуры и спорта», через которую идет финансирование спортивных клубов. Через «Инвестнефтехим» структура учреждена «Связьинвестнефтехимом». На ней значится более 2 млрд рублей с пометкой «Недостача». В ответ на нашу просьбу прояснить малопонятную информацию СИНХ ответил, что не в курсе внутренних дел учрежденного им НКО: «Если некоммерческий фонд кредитовался в банке — это зона ответственности его и банка. Учредитель не отвечает по обязательствам созданного им фонда».

Как сообщило АСВ, на сегодняшний день подано 1058 исков о возврате задолженности ТФБ на 14,6 млрд рублей. Еще 33 иска на 3,4 млрд подано о признании сделок недействительными

«Залоговые войны» и перетягивание денег со счета на счет

К слову, 9 компаний из Топ-50 заемщиков ТФБ входят в число тех 13 фирм, по долгам которых произошел вывод залогов. Это тот самый «Праздник всепрощения», устроенный ТФБ в последние дни, когда банк массово расторгал договоры залогов. Напомним, после предписания ЦБ о досоздании резервов под токсичные кредиты Мусину удалось уговорить самые разные структуры выступить внешними поручителями, которые представили то или иное обеспечение. Когда запахло жареным, он просто вернул виртуальные «подарки» обратно. Теперь, однако, АСВ и следствие хотят вернуть их обратно.

В числе таких фирм «Дрожжановский элеватор», ООО «Траверз компани», ООО «Грит плюс», ООО «Метинвест», ООО «Весна», ООО «Люксор», ООО «Торгбыт», ООО «Алнаир», ООО «Автопаркинг». Всего речь идет о кредитах на 13,2 млрд рублей. Сумма же залогов, которая, по мнению следствия, могла быть выведена, превышает 10 млрд рублей. По 7 кредитам, выданным Татфондбанком «ТДК-Актив» в 2013 — 2015 годах на общую сумму 1,148 млрд рублей, напомним, возбуждено одно из первых уголовных дел в отношении Мусина: следствие также подозревает его в незаконном выводе залогов.

Немало фирм из Топ-50 заемщиков участвует в судебных процессах, инициированных АСВ. Как сообщило агентство 21 июля (а оно постоянно обновляет данные об оспариваемых сделках), на сегодняшний день конкурсный управляющий подал 1058 исков о возврате задолженности Татфондбанку на 14,6 млрд рублей. Еще 33 иска подано о признании сделок — на 3,4 миллиарда — недействительными. «БИЗНЕС Online» освещал многие из этих судов.

Топ-10 «физических» заемщиков: Зиганшин, Мусин, Корольков

В отчете АСВ по имуществу Татфондбанка есть и большой раздел, посвященный физлицам, получившим от банка кредиты в размере от 1 млн рублей. Таковых более 1900 человек, общая сумма выданных им кредитов составляет 16,5 млрд рублей. Стоит отметить, что, в отличие от кредитного портфеля юрлиц, «физический» гораздо лучше диверсифицирован по суммам, да и недостачи здесь практически нет.

Хотя список представлен только фамилиями и инициалами имени-отчества заемщиков, в нем трудно не заметить широко известные в Татарстане имена. Мы не беремся утверждать на 100% и оговоримся, что всегда есть вероятность совпадений с тезками заемщиков, однако — судите сами.

На первом месте по объему полученных средств — Зиганшин Р.Х., тезка главы ПСО «Казань» Зиганшина Равиля Хабибулловича. Его долг обозначен в сумму 437,8 млн рублей. На запрос в пресс-службу ПСО «Казань» с просьбой подтвердить или опровергнуть личность заемщика на момент публикации ответа не пришло, а сам Равиль Хабибуллович не взял трубку сотового телефона.

Второе место по объему «физического» кредита занимает Зайнутдинов Т.А. — у него четыре кредита в общей сложности на 356,8 млн рублей. Отметим, что только в Татарстане есть несколько предпринимателей с такими инициалами, но известнее всего из них Зайнутдинов Тимур Альхатович, учредитель десятка фирм, в том числе казанского завода ПАО «Кварт» — по совместительству он зять вышеупомянутого Зиганшина.

Третье место по объему «физических» кредитов занимает… Мусин Р.Р. Его, кажется, читателю можно не расшифровывать. Татфондбанк выдал Мусину Р.Р. пять кредитов (или же нескольким тезкам — по одному или несколько кредитов) на сумму 166,6 млн рублей. Если это действительно Роберт Ренатович, то весьма интересно, платит ли он кредиты Татфондбанку, ожидая результатов следствия в казанском СИЗО-2. Впрочем, не факт: неспроста АСВ на днях объявило о намерении подать иск о личном банкротстве бенефициара империи.

114,4 млн рублей выдано в виде двух кредитов Королькову Е.А. — тезке Королькова Евгения Александровича, которого считают неформальным бенефициаром «Сувара». С данной компанией связан и тезка другого крупного заемщика ТФБ — Назаров Максим Владимирович, учредитель входящих в холдинг «Сувар-Казань» ООО «Протон-С» и ООО «Березовая роща». Назарову М.В. выдано два кредита на 107,4 млн рублей.

Гарипов Р.З., получивший почти 61 млн рублей займа от Татфондбанка, навевает мысли о Гарипове Райхате Зиятдиновиче, известном топ-менеджере группы ТФБ — учредителе торговой сети DOMO, экс-гендиректоре ОАО «Обувная фабрика Спартак», учредителе банкротящегося «Поляра» и других фирм мусинского «зонтика». А Губайдуллин Р.Ш. с 51 млн в виде двух кредитов — о бывшем бизнес-партнере Мусина по сельскому хозяйству, учредителю ХК «Золотой колос» Ринате Шайхулловиче.

Из известных Татарстану фамилий в списке можно встретить Исхакова К.Ш., тезку экс-мэра Казани Камиля Шамильевича, с займом в 7,7 млн рублей и Мингазетдинова И.А. — тезку Ильдуса Анваровича, топ-менеджера в группе ТФБ, учредителя ИнтехБанка и «Свитиля», соучредителя баскетбольного клуба «УНИКС» и наконец экс-предправления Татфондбанка со скромным кредитом в 2,7 млн рублей.

Стоит отметить, что три фамилии в Топ-10 вряд ли о чем-то скажут читателю, даже хорошо знакомому с экономикой Татарстана. На четвертом месте — некий Козырев А.М. с кредитом в 142,7 млн рублей. На седьмом — Мишин А.Ю. с четырьмя займами на 104,1 млн рублей, на десятом — некая Гривковская А.Я. с небольшим займом в 30,7 млн рублей.

Конечно, со стороны столь крупных и известных заемщиков было бы галантным жестом выплатить свои кредиты досрочно, чтобы пополнить конкурсную массу ТФБ, но пока они в должниках.

Самый дорогой недвижимый актив ТФБ – это казанская штаб-квартира на Чернышевского, 43/2, в которой сейчас квартирует АСВ
Самый дорогой недвижимый актив ТФБ – это казанская штаб-квартира на Чернышевского, 43/2, в которой сейчас квартирует АСВ

Корабль удачи и Иисус Христос

АСВ перечислило и основные средства Татфондбанка: земли, здания и автомобили, в совокупности оцененные в 1,9 млрд рублей. Потерь здесь опять-таки практически нет. Есть и ряд любопытных моментов. Самый дорогой недвижимый актив ТФБ — это казанская штаб-квартира на ул. Чернышевского, 43/2, в которой сейчас квартирует АСВ. Четырехэтажное здание оценено в 210 млн рублей. К слову, в доме на Привокзальной площади, в котором, помимо банка, располагается торговый комплекс «Ильдан», зарегистрирована почти сотня организаций: одноименное АО «Ильдан» сдает здесь площади в коммерческую аренду. Здания других офисов в нескольких татарстанских городах оценены в 15 — 41 млн рублей каждый. Самый дорогой из них — зеленодольский, оцененный в 96 миллионов. Земельные участки стоят по несколько миллионов каждый, хотя есть и один дорогой — в Истринском районе Московской области — стоимостью 47,5 млн рублей. Дорогие (по несколько десятков миллионов рублей) и IТ-системы хранения банковских данных.

Что касается живых денег, то в кассе их было обнаружено на 441 млн рублей (в разной валюте). На 98 млн рублей найдено драгоценных металлов и камней. Чистого золота, например, на 15 млн, перечислены монеты и другие тематические сувениры: «Иисус Христос (Камерун)», кубки «Рубин», Святыня мусульман (Кааба), Лик Казанской Божией Матери и другие, трудноопознаваемые по названиям вещи. Видимо, это еще и VIP-подарки топ-менеджменту, стоявшие в стеклянных витринах в коридорах банка на радость сотрудникам.

Ценных бумаг было найдено на 22 млрд, перечислены и все их эмитенты, крупнейшие из которых — УК «ТФБ-Капитал» (на 11 млрд) и ООО «Тверская концессионная компания» (на 4 млрд), которое действительно зарегистрировано в поселке Тверской области, а принадлежит арабской компании и занимается строительством разных объектов и управлением ценными бумагами. На 10 млрд есть векселя, и почти все эмитенты здесь входят в «зонтик» ТФБ: это «Новая нефтехимия», «Гелио-полис», «Артуг», «Полюс С» и коллекторское агентство «Редут». Лишь один эмитент ведет, согласно «Контур.Фокусу», к суваровским корням — это ООО «Инвестиционные активы» с векселями на 3 млрд рублей.

Пассивы, то есть обязательства, в этом отчете не фигурировали — документ показал лишь одну сторону медали работы Татфондбанка. Кто будет претендовать на все вышеупомянутые активы, станет окончательно ясно, когда будет сформирован реестр кредиторов — он закроется 31 июля. Но пока что перспективы возврата денег вырисовываются невеселые…

Роберт Мусин: «Какие-то кредиты обслуживались, а какие-то приходилось рефинансировать...»
Роберт Мусин: «Какие-то кредиты обслуживались, а какие-то приходилось рефинансировать…»

Его величество технический процент

Как могло получится так, что неудачные бизнес-проекты Мусина проели такие огромные деньги? Отчасти объяснения дал сам Мусин в подробном интервью «БИЗНЕС Online». «Какие-то кредиты обслуживались, а какие-то приходилось рефинансировать. Это так называемые технические проценты — процент на процент, в итоге набегает большая сумма…  В Японии в 80-е годы был бум, а потом рынок недвижимости рухнул. И банки японские до сих пор обременены, хотя прошло уже 30 с лишним лет. Но есть один нюанс: там инфляция и ставки ЦБ на уровне нуля… А у нас, когда 16 — 18 процентов годовых, то за четыре года миллиард превращается в два!»

Но куда все-таки делись качественные кредиты, ведь в Татфондбанке кредитовались многие вполне крепкие компании? Во-первых, действительно, в списке есть большое количество кредитов малым и средним компаниям, просто они не составляют большую часть портфеля. Во-вторых, как и в случае со «Спуртом», когда банку нездоровится, начинается распродажа качественных кредитных портфелей. И так продолжается до тех пор, пока есть что продать. Всегда ли эти сделки проходили с выгодой для ТФБ? На этот вопрос еще предстоит дать ответ конкурсному управляющему, который, как известно, может оспорить сомнительные сделки за последние три года.

Елена Иванова, Александр Андреев

business-gazeta.ru