Тимур меняет команду?

Тимур меняет команду?

Как скажутся на карьере «военного строителя» Тимура Иванова последние скандалы с тендерами минбороны по продаже лома и отходов драгметаллов

timur_ivanov_menyat_komandyКак пошутил вчера известный журналист Андрей Колесников, комментируя в «Коммерсанте» не состоявшуюся встречу Владимира Путина и Анатолия Сердюкова на МАКСе, «господин Сердюков… если дела пойдут так же ходко, то скоро, пожалуй, и до министра обороны дорастет». Случись такое, главный фигурант скандалов о коррупции в Минобороны, может с удивлением обнаружить здесь достойную смену госпоже Васильевой и то, что заложенные при нем схемы доведены до совершенства. И если поэтессе и художнице Васильевой за миллиардные аферы с имуществом Минобороны пришлось аж месяц провести в колонии, то уже ее преемнику – Тимуру Иванову, занимаясь тем же самым, удалось дорасти до замминистра и получить госнаграды. 

Ломовая история

В начале лета Главная военная прокуратура начала проверку аукционов Минобороны по продаже военного имущества. Для дачи объяснений прокуроры вызвали одного из подчиненных Тимура Иванова — замдиректора департамента имущественных отношений Минобороны Олега Мушегяна. Ему предстоит ответить, почему министерство дважды отменило тендер по продаже лома черных и цветных металлов и неисправной автотехники на сумму 607,5 млн руб.

Еще весной Тимур Иванов, кажется, изо всех сил лоббировал проект указа президента, разрешающий ему продавать лом черных и цветных металлов компании «Транслом» без проведения торгов. По замыслу Минобороны, отслужившая техника должна была быть поделена между «Трансломом», который бы забирал весь черный и цветной металл, и госкорпорацией «Ростех», одна из дочек которой — ООО НЭО — получила бы лом и отходы драгметаллов.

В проекте, конечно, оговаривалось, что продавать лом надо по рыночной цене, но кто и как ее должен определять не оговаривалось. Практика же участия «Транслома» и «Ростеха» в тендерах Минобороны показывает, что компании предпочитают покупать лом значительно дешевле конкурентов, поэтому часто им проигрывают.

В частности, буквально в канун появления проекта лоббируемого,  по мнению экспертов, Тимуром Ивановым президентского указа «Транслом» и НЭО проиграли два крупнейших конкурса за два лота стоимостью по 1,5 млрд руб. На первом аукционе был продан беспрецедентный по стоимости объем драгметаллов АО «15-й арсенал ВМФ» в Мурманской области, на втором — Щелковский завод по переработке вторичных драгметаллов. Активы достались другим участникам рынка с превышением стартовой цены 250 млн и 301 млн руб. соответственно. Проигравшие тут же оспорили результаты.

Судя по всему, похожая история и привела Мушегяна в военную прокуратуру. Сначала при двух заявившихся участниках департамент имущественных отношений Минобороны переносит крупнейший тендер на 607,5 млн руб. на новую дату. За день до вторых торгов к первым двум участникам добавляется третий – та же упоминавшаяся  компания «Транслом». Она проигрывает тендер, предложив на 20 млн. руб. меньше победителя, а уже на следующий день итоги тендера отменяются после жалобы «Транслома» Тимуру Иванову.

Официальная версия: дескать, «в ходе осмотра претендентами выявлено несоответствие номенклатуры и количества предоставленного к реализации имущества».

У наивного стороннего наблюдателя может возникнуть подозрение, что в подчинении Иванова работают абсолютно не состоятельные чиновники, не способные подготовить нормальный тендер. Но в оставшейся  без победы компании «РегионРесурс» не столь наивны. В своей жалобе в прокуратуру ее руковолдство высказывает подозрение, что речь идет о действиях «в интересах ограниченного круга коммерческих организаций, способствуя их исключительной победе по продаже ВДВИ [высвобожденного движимого военного имущества].

Учитывая, что еще в марте Иванов лоббировал интересы «ТрансЛома», который благодаря указу мог выручить 2,8 млрд руб.,  не трудно предположить, чьи интересы теперь защищаются на подобных конкурсах.

Участники рынка рассказывают, что в конце 2016 года в торгах Минобороны на продажу 4 тыс. тонн лома черных и цветных металлов приняло участие девять претендентов, которые совершили 49 шагов, подняв цену в три раза, до 90 тыс. руб. за тонну — в девять раз выше рыночной.

Однако Иванов готов был якобы отказаться от дополнительных денег в бюджет Министерства, чтобы отдать лом всего… двум компаниям по некоей среднерыночной цене. И если речь явно не идет об интересах ведомства, то в чей карман идет экономия? Проблема Тимура Иванова, возможно,  лишь в том, что с президентским указом что-то не выгорело. Видимо, уж слишком очевидна была коррупционная составляющая сделки. Вот и приходится теперь чиновникам Минобороны отдуваться в прокуратуре за интересы своего шефа.

Долгожданный долгострой

А ведь деньги военному министерству реально нужны. В частности, хотя бы для того, чтобы обеспечить жильем бездомных офицеров.

Буквально недавно замминистра  хвастался «беспрецедентными объемами» строительства, которое ведет военное ведомство. По словам Иванова, объемы военного и гражданского строительства  можно сравнивать только с послевоенным периодом, а применение типовых решений позволяет на проведении лишь изыскательских работ экономить не менее чем 5 миллиардов рублей ежегодно.

Но все эти бравурные заявления никак не помогают Иванову расселить так называемый «Бездомный полк» — около 10 тысяч семей военнослужащих, которым три года назад были распределены квартиры в Москве в районах улицы Левобережной и Хорошевского шоссе.

Сейчас принято пенять на банкротство Су-155, которое строило жилые комплексы для военнослужащих, и прежнее руководство Минобороны,  которое вопреки принятой практике выдало строителям авансом всю стоимость строительства – 70 млрд руб.

И теперь разделить доходы с «Трансломом» Иванов может, а найти деньги на достройку квартир обманутым военнослужащим – нет. Лишь многочисленные пикеты бездомных офицеров и членов их семей и акции протеста вынудили его к поиску путей решения этой социальной проблемы. Правда, в лучших традициях чиновничества, сваливая вину на предшественников замминистра забывает, что Су-155 обанкротилось в конце 2014 года, когда строительство в Минобороны было уже подконтрольно именно Иванову. В частности, медаль за «Освобождение Крыма» он получил за возведение на полуострове президентского училища и домов для военнослужащих в Севастополе.

«Космические» перспективы

Впрочем, это и не удивительно. Количество различных посредников, подрядчиков и «дочек», которыми Минобороны стало обрастать при Сердюкове и Васильевой, при Тимуре Иванове, как утверждают специалисты  огтрпсли, лишь увеличилось.

Критикуя, например, Спецстрой, который был разогнан президентом страны после многочисленных коррупционных скандалов, Тимур Иванов, в частности, назвал «недопустимой» выстроенную в этой структуре  систему из посреднических и подрядных организаций, которая позволяла при исполнении проекта создавать цепочки из трех-четырех предприятий-посредников. При этом Иванов скромно умалчивал, что курируемое им Главное управление обеспечения войск (ГУОВ), входящее в возглавляемый им же «Оборонстрой», с 2013 по 2016 год отдало этим самым посредникам и субподрядчикам 93% (!) работ на сумму 10.7 млрд. руб.

В конечном итоге экс-глава ГУОВ, подчиненный и давний приятель Тимура Иванова Владимир Абраменко, в конце 2015 года сел три года за то, что «неправомерно реализовал сторонней организации земельный участок площадью более 22 тыс. кв. м и находящиеся на нем три объекта недвижимости по заниженной стоимости».

Можно представить, как сетовал Абраменко, ведь нанесенный им ущерб в 114 млн руб. в четыре раза меньше, чем предъявленный Васильевой, а срок его оказался в разы больше. Но, видимо, лидер своей команды Тимур Иванов не готов отстаивать своих друзей с таким же рвением, с каким Сердюков отстаивал своих верных подруг.

Еще один приятель Иванова — Сергей Дробыш — возглавлял другую дочку «Оборонстроя» — ОАО «ПЭУ», и теперь обвиняется во взятках. В СМИ писали, что через структуру Сергея Дробыша могли  выводиться значительные средства из государственного бюджета. Так, ОАО «ПЭУ» за 2012-2014 годы оформило государственных заказов по мебельным закупкам на сумму более 1,8 млрд рублей.

Ну, а история со строительством хранилищ для баллистических ракет в Североморске вообще один в один повторяет сюжет с Су-155. Когда курируемое Ивановым ФГУП «Главное управление Спецстроя по Северо-Западному федеральному округу N3» подписало с ООО «Сетьстройсервис» договор о возведении хранилищ для баллистических ракет «Булава-30» на базе ВМФ в Североморске, ФГУП моментально перевел подрядчику предоплату в размере 145 млн рублей. Деньги тут же были выведены в некое ООО, где и канули вместе с кредитами коммерческих банков.

В Минобороны ни с кого даже не спросили за подобную сделку. Что и не удивительно: активность строительно-хозяйственного подразделения Минобороны при Иванове приобрела такой размах, о котором Васильева могла только мечтать. Об объемах распилов и откатов можно только догадываться по косвенным признакам. Таким, как экономия «Транслома» по скупке лома у Минобороны, закупки мебели по завышенным ценам, или банкротство принадлежащих ведомству предприятий и продажа их с молотка.

А с тех пор как Тимур Иванов стал замминистра, его возможности лишь выросли вместе с объемом курируемых задач. С недавних пор под его контроль попала еще одна гигантская коррупционная площадка – космодром «Восточный». На строительство стартового стола для «Ангары» уже попросили более 50 млрд руб. И отечественная история показывает, что это не финальная цифра. Хотя в целом это не самый крупный в практике Иванова, но он может вывести его на новый уровень. Если до сих пор он даже в окружении Шойгу был хоть и полезным, но не самым заметным и важным членом команды, то космодром вполне  может придать тот недостающий аппаратный вес, чтобы вывести его уже на орбиту президентского окружения.

Олег Нестеренко