Приватизация не тонет

Приватизация не тонет

Кто мешает государству продать акции «Совкомфлота»

Чиновники вновь сообщили о приватизации «Совкомфлота». На этот раз в Минтрансе заявили, что продажа акций госкомпании пройдет в начале июля, то есть до этого судьбоносного события остались считанные дни. Приватизацию «Совкомфлота» за последние годы и месяцы столько переносили, что порой кажется — она уже не состоится никогда. Правда, власти с маниакальной настойчивостью каждый раз заявляют, что это вот-вот произойдет. И складывается ощущение, что к этой истории причастны тени из прошлого, а также один могущественный олигарх.

А может уже и не надо?

Чиновники, которые регулярно заявляют о продаже пакета акций в «Современном коммерческом флоте» иногда напоминают китайцев, которые выносят очередное «последнее предупреждение». «Совкомфлот» собирались продавать еще в начале десятых годов. Но каждый раз что-то не срасталось. Уже проскакивает шальная мысль: а может ну ее, эту приватизацию, раз ничего не получается? Но идея продать СКФ как одна известная субстанция постоянно остается на плаву.

Вспомним заявление замминистра финансов Алексея Моисеева, которое он сделал полтора года назад:

«Если Земля не налетит на небесную ось, то мы ожидаем в 2016-м приватизацию «Совкомфлота»

Друзья, коллеги, товарищи, господа, земляне! Трудно поверить, но, вероятно, мы уже не существуем на свете, ибо 2016-й давно закончился, а «Совкомфлот» так и не приватизирован. В начале года текущего снова заговорили о продаже этого актива. Приватизацию наметили на весну, потому что в это время года традиционно открывается «окно возможностей», сообщил все тот же Алексей Моисеев. Весной появились сведения, что госкомпанию выставят на продажу в июне. Прошли уже все сроки, но чиновники назначили новые. На этот раз продажу анонсировали в Минтрансе, сообщив, что это случится в начале июля. Свежо предание…

Плохим приватизаторам что-то мешает

Так почему же власти до сих пор не могут продать «Совкомфлот», раз им просто до невозможности этого хочется? Версий несколько. С таким активом стоит действовать осторожно. Без всякого преувеличения, СКФ – гордость страны. Это один из лучших в мире коммерческих флотов, включающий 149 судов с общей грузоподъемностью более 13 миллионов тонн. Это стратегическая компания, чей основной профиль перевозка углеводородов. И в этой сфере «Совкомфлот» является одним из мировых лидеров.

Продать госкомпанию мешали разные причины. Как это обычно бывает: если с экономикой все хорошо, то вроде бы и приватизировать особой надобности нет. А если кризис и российские активы дешевеют, то продать из-за нехватки денег в бюджете очень хочется, но цена будет низкой, поэтому, что называется, «жаба душит». Тем не менее, сейчас в правительстве говорят, что рыночная конъюнктура сопутствует приватизации. Продать намерены 25% и выручить за него 30 миллиардов рублей. Кстати, для бюджета страны это не то что копейки, но сумма довольно небольшая. Но, повторимся, раз уж очень хочется, так уже давно бы продали. Однако что-то мешает. И чтобы понять, что именно, возможно, стоит извлечь из шкафа один неприглядный скелет.

Тень отца скандала

В прошлом году Земля хоть и не налетела на небесную ось, но произошло довольно важное событие в жизни «Совкомфлота». Его бывший партнер Юрий Никитин отсудил у госкомпании в Лондонском суде огромную компенсацию. Точная сумма неизвестна, но, по версии СМИ, она могла составить 80 миллионов долларов. Переведем в рубли по курсу и получим 5 миллиардов, то есть шестую часть от того, что государство хочет выручить за блокпакет. Или около 5% от общей стоимости СКФ. В общем, приличная сумма в масштабах корпорации.

Дело в том, что в начале нулевых Никитин и его сообщники создали интересную и весьма распространенную схему. «Совкомфлот» сдавал свои суда в аренду по низкой ставке офшорным компаниям. А они, в свою очередь, предоставляли корабли в субаренду, но уже на рыночных условиях. Разница оседала в карманах посредников. В итоге эта история доросла до уголовного дела, в рамках которого СКФ добился ареста активов Юрия Никитина, который, как и другие фигуранты, благополучно сбежал в Великобританию (поэтому и судился он в Лондоне). Так вот суд признал, что это была излишняя мера, из-за которой бизнесмен понес потери, и теперь имеет право на компенсацию. Вообще-то решение суда выглядит странным: обманута была компания «Совкомфлот», и она же еще и виновата, что наказала своего обидчика. Но главное, дата, когда суд вынес решение. Это произошло в сентябре 2016-го. А месяцем ранее власти отложили приватизацию «Совкомфлота», словно предчувствуя, что суд вынесет вердикт не в пользу компании и испортит продажу пакета. Возможно, это было просто совпадение. А, может быть, и нет. И раз уж мы открыли шкаф со скелетом, то достанем оттуда еще кое-что, точнее, кое-кого.

Ловить актив в мутной воде

Из материалов Лондонского суда, который, кстати, тянется много лет, известно, что вышеупомянутый Юрий Никитин когда-то был партнером могущественного бизнесмена Геннадия Тимченко, и они вместе вели дела с «Совкомфлотом». Но потом отношения партнеров резко ухудшились, более того, в суде Никитин утверждал, что Тимченко стоял за некими, цитата, «криминальными действиями, направленными против меня». Это с одной стороны. А с другой, у Геннадия Николаевича, как известно, очень хорошие отношения с главой «Совкомфлота» Сергеем Франком. Более того, они породнились – дочь Тимченко замужем за сыном Франка. Как писали СМИ, руководитель госкомпании, хоть и никогда не пойдет против решения властей о приватизации, но сам постоянно заявляет о несвоевременности продажи.

Еще один аспект: ведущий перевозчик углеводородов «Совкомфлот» всегда был в сфере внимания Тимченко, который построил свою империю на торговле нефтью и добыче газа. И никто бы не удивился, если бы именно этот бизнесмен однажды стал совладельцем СКФ. Хотя, справедливости ради, у нас нет оснований утверждать, что предприниматель намерен купить акции госкомпании. При этом известна позиция правительства, которое не хочет продавать акции одному стратегическому инвестору, а желает приватизировать «Совкомфлот» через биржу, чтобы пакет достался множеству миноритариев. Это стремление объясняют тем, что такие акционеры, в отличие от одного крупного, не помешают государству управлять компанией.

Разглядеть истинное положение закулисных дел в этой мутной воде довольно сложно. Но есть факты. Правительство постоянно пытается продать «Совкомфлот», причем рассеять пакет в руках мелких инвесторов. И у правительства постоянно ничего не получается. Из чего можно сделать вывод: либо чиновники сами ударились головой о какую-нибудь ось, либо им кто-то крепко мешает.

Антон Волин

versia.ru