Двойная игра «Открытия»?

Двойная игра «Открытия»?

Компания Вадима Беляева спасает «Росгосстрах», чтобы «Росгосстрах» спас «Открытие»?

vadim_BelyaevСтремительно набравший ход финансовый холдинг «Открытие» поглощает лидера страхового рынка – «Росгосстрах». А итогом этой операции может стать превращение обычного частного бизнеса в системный элемент всей российской финансовой инфраструктуры.

Мягкая сила

После того, как Федеральная антимонопольная служба (ФАС) разрешила холдингу «Открытие» приобрести 76% акций «Росгосстрах банка», поглощение холдингом всего «Росгосстраха» стало решенным делом. А на рынке появится гигантская частная финансовая группа с активами на сумму более 4 трлн руб., и клиентской базой в 50 млн человек.

О том, что лидер российского рынка страхования может утратить самостоятельность и стать подразделением новой мегаструктуры, широкой общественности стало известно еще в декабре 2016 года. К этому времени «Открытие» получило контроль почти над 30% «Росгосстраха» — 4,4% принадлежало компании напрямую, 8% владел входящий в состав «Открытия» НПФ «Лукойл-гарант», а еще 15,4% акций оказались в залоге по соглашению об обратном выкупе (РЕПО).

Залоговая схема — классический механизм поглощения с использованием «мягкой силы». В 1990-е годы этот вариант был обкатан во время приватизации государственных активов, а затем стал рутиной российской деловой практики. В условиях острого дефицита ликвидности бизнес, платежеспособность которого критически зависит от возможности его рефинансирования, становится легкой добычей тех, у кого в кошельке есть наличные средства. С формальной точки зрения «Открытие» представило «Росгосстраху» кредит под залог акций. Фактически же речь идет о финансировании операционной деятельности компании, которое позволит лидеру рынка страхования избежать настоящей катастрофы. По итогам 2016 года убыток «Росгосстраха» составил 33 млрд рублей (рост в 7 раз по сравнению с 2015 годом). И эту тенденцию переломить пока не удается — по данным за I квартал 2017 года убытки составили 13 млрд руб.

В плачевной финансовой ситуации РГС оказался из-за провала обязательного автострахования (ОСАГО) — основной для бизнеса компании сегмент. ОСАГО — весьма сложный рынок, где тенденции формируются целым комплексом факторов, большинство из которых находится за пределами влияния как самого страховщика, так и рынка страхования как такового. Прежде всего ОСАГО стал жертвой торможения продаж новых авто. От автомобилей стали отказываться жители мегаполисов — из-за роста совокупных издержек на владение. И, по большей части, это были наиболее ответственные водители — классические автолюбители. На макроуровне данная тенденция привела к повышению на рынке доли «рискованных» автомобилистов. Как следствие, выросла стоимость ремонта авто, что означает повышение страховых выплат. В итоге уже в 2014 году собственно страховой бизнес «Росгосстраха» оказался неприбыльным. Доходы компании генерировались от инвестирования полученных по полисам средств. В результате «Росгосстрах» продолжал наращивать портфель ОСАГО — с целью обеспечить приток клиентских средств.

Финансовый бегемот на доверии

По факту из страховой компании «Росгосстрах» превратился в инвестиционную, что, конечно, не могло пройти мимо «внимательных» участников финансового рынка, специализирующихся на слияниях и поглощениях.

ФК «Открытие» — не просто активный такой участник такого рыка — это его результат. Когда-то небольшая финансовая компания, возглавляемая Вадимом Беляевым, была известна лишь узкому кругу лиц. Беляев и сейчас формально остается крупнейшим акционером «Открытия» (ему принадлежит около 18% акций). Но по сути это уже совсем другая компания. В результате целой волны слияний и поглощений, которую «Открытие» погнало после кризиса 2008 года, на российском рынке появился настоящий «финансовый гиппопотам». Сначала в холдинг были собраны несколько крупных региональных банков – «Петровский» (2010 год), Свердловский губернский банк (2011 год), Ханты-Мансийский банк и Новосибирский муниципальный банк.

А затем настало время настоящих грандов. В итоге в состав «Открытия» вошли группа Номос-банка (кредитного учреждения, которое обслуживало интересы структур Росатома), «Петрокоммерц» (казначейский банк «Лукойла»), а также крупные корпоративные пенсионные фонды НПФ «Лукойл-Гарант» и НПФ «Электроэнергетики».

В результате этого вала слияний и поглощений состав владельцев «Открытия» стал напоминать листинг Форбса. В их числе Вагит Алекперов и Леонид Федун (Президент и член совета директоров «Лукойла»), которым принадлежит 8,91%, Александр Несис и другие представители группы ИСТ (12,08%), а также Александр Мамут (3,68%). Последний вошел в холдинг после передачи в него акций компании «Рамблер интернет-холдинг», которые оказались в собственности «Открытия» также в результате залоговой схемы. В результате в распоряжении группы оказалось 35 изданий с месячной аудиторией более 40 млн человек, включая несколько мощнейших идеологически заряженных медиа-ресурсов (Газета.ру, Лента.ру). Трудно даже представить, какие силы могли убедить собраться в одном холдинге столько разных центров экономической силы. В любом случае, создание такого «бегемота» стало возможным в том числе и потому, что среди миноритариев оказался банк ВТБ (5,51%). Но если что-то пойдет не так, то госбанку придется взять на себя серьезные риски. Признаки этого уже проявились.

Проблемы «Открытия»

Главной проблемой «Открытия» стала санация банка «Траст», 100% акций которого также принадлежит холдингу. В 2014 году ЦБ РФ предоставил «Открытию» на санацию «Траста» 127 млрд руб. в форме временного возвратного кредита. Но это стало только прелюдией к настоящей истории, которая может завершиться самым масштабным в российской банковской сфере скандалом.

Вслед за миллиардами в «Трасте» появился временный управляющий — Вероника Доленко, которая представляла АСВ, но… работала в «Открытии». Именно она, в частности, занималась проектом по слиянию банка «Открытие» с Ханты-Мансийским банком.

В результате чего присоединенным оказался именно последний. Эта нетривиальная история позволила участниками финансового рынка сделать вывод о том, что Вадим Беляев пользуется особым доверием руководства Банка России. А весь сюжет с быстрым сбором банковских активов в один холдинг заиграл, как говорится, новыми красками. После активной работы временной администрации в балансе банка была обнаружена еще одна дыра, а у ЦБ потребовали на оздоровление еще 47 млрд. После чего у «Открытия» появились грозные конкуренты в борьбе за санацию «Траста», а дополнительные миллиарды испарились с повестки дня.

Последние два года «Открытие» тянет «Траст» собственными силами. В результате хроника новостей о банке представляет собой подборку сообщений о закрытии отделений, снижении процентных ставок по вкладам и попыток заставить заплатить за пользование картами прежних клиентов. По итогам 2016 года отрицательный капитал «Траста» вырос в два раза.

И вот в этой ситуации «Открытие» представляет «Росгосстраху» 30 млрд рублей — фактически на спасение еще одного терпящего убытки бизнеса.

Вполне логично предположить, что холдингу страховой гигант нужен как канал, поставляющий финансовые ресурсы для реализации собственной инвестиционной стратегии. Именно по такой модели и развиваются финансовые «холдинги-бегемоты» по всему миру. Но в данном случае может сложиться и обратная ситуация — прибавление убыточного бизнеса к сложному, с огромным количеством рисков, часто приводит к непредсказуемым результатам на весьма чувствительном финансовом рынке. Классическим примером такого поворота стало развитие событий в Казахстане – где все попытки объединения проблемных кредитных учреждений закончились провалом, и потребовали новых финансовых вливаний от государства. Более того, как показывает российская бизнес-практика, любое появление дополнительных финансовых средств в проблемном бизнесе часто ведет не к выздоравливанию, а к банальному выводу ликвидных активов.

Александр Кузьмин

«Наша Версия»