В «молоко»

В «молоко»

Почему деньги государства не доходят до производителей

В прошлом году дефицит молочного сырья привел к тому, что цены на сырое молоко достигли рекордной отметки. При этом Россия остается крупным импортером молочных продуктов: в пересчете на сырое молоко отношение импорта к объему товарного молока составляет около 40%. По данным Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), в 2016 году роста валового производства молока не наблюдалось. Более того, производство сырого молока во всех категориях хозяйств снизилось до 30,6-30,7 млн тонн.

По итогам первого квартала 2017 года производство питьевого молока оказалось выше объемов аналогичного периода 2016 года на 1,4%, но в целом говорить о переломе рано. Снижение мирового уровня цен и снижение белорусскими поставщиками ценовых индикативов на экспортируемое сухое молоко весной этого года снижает конкурентоспособность отечественного сухого молока на внутреннем рынке. В результате в летние месяцы в случае непроведения закупочных интервенций возможно сохранение тренда на снижение объемов производства сухого молока.

Во что сейчас упирается в России развитие молочного животноводства? Конечно, в невозможность кредитоваться на длительный срок. Новые инвесторы сейчас готовы вкладываются в заводы. Дефицит молока собственного производства оценивается в 7 млн тонн в год. Несмотря на то что производство молока на сельхозпредприятиях в прошлом году выросло на 2%, а в фермерских хозяйствах — даже на 6%, общий объем производства в этом сегменте по стране в прошлом году упал в сравнении с 2015 годом на 0,2% (до 30,7 млн тонн). Причина, по мнению Минсельхоза, в том, что половина производства приходится на личные и подсобные хозяйства, которые не могут масштабировать производство.

Но несмотря на это, Минсельхоз рассчитывает на рост мощностей  и хочет снять зависимость от импортного сырья за семь лет. Власти рассчитывают разрешить длительный тлеющий конфликт с Белоруссией, которая на поставках молочной продукции зарабатывает около $3 млрд. В ходе которого Россельхознадзор последовательно вводил ограничительные меры в отношении ряда товаров белорусского пищепрома.

Существенному росту производства молока препятствует падающая покупательная способность населения. В результате потребление молока и молочной продукции россиянами в этом сегменте остается существенно ниже нормы, рекомендованной Минздравом — 239 кг на человека в год против необходимых 325 кг на человека.

При этом сельское хозяйство – приоритет господдержки, в том числе кредитования. С января текущего года правительством введен в действие новый механизм господдержки предприятий АПК.

Новый порядок субсидирования позволяет банкам выдавать аграриям кредитные средства по ставке 1-5% годовых, что существенно снижает финансовую нагрузку для сельхозтоваропроизводителей. Отличные новости? Да, но что получается на практике: объем средств, которые банки смогли выдать сельхозтоваропроизводителям, оказался недостаточным. Каких-то принципиальных решений в молочной отрасли пока не принято.

Государство недостаточно стимулирует отрасль. А в молочной отрасли более длинный цикл окупаемости, чем, например, в свиноводстве и птицеводстве.  Молочная отрасль не может давать такую же рентабельность, хотя власти и пытаются ввести программы льготного кредитования для сельхозпроизводителей. Но эти средства редко доходят до обычного фермера.

В результате многие аграрии для финансирования весенней посевной кампании были вынуждены привлекать кредитные ресурсы на коммерческих условиях. Посевную ведь не отложишь до новых решений банков и государства. Это «дедлайн», который приказом директора не перенести. Либо деньги приходят к точному сроку, либо потом уже поздно что-то делать. А значит, выбора не остается, в авральном режиме нужно получать дорогой кредит в банке без субсидирования.

Для поддержки таких агропредприятий Министерством сельского хозяйства и продовольствия, например, в Рязанской области было инициировано решение о субсидировании части процентной ставки по этим кредитам за счет средств регионального бюджета. Это помогло, конечно. Но системно – в отрасли нет четкого понимания, на какую субсидию и когда можно рассчитывать. Программы постоянно меняются, сегодня такой порядок, на следующий год – другой. Региональные власти также узнают внезапно об изменениях; к обсуждению этих программ ни сами производители, ни местные власти не привлекаются…

Если рассматривать процедуру льготного кредитования – в ней самой заложены существенные проблемы: слишком долгий путь от подачи заявки в банк до получения льготного кредита. Сначала заявку рассматривает филиал, потом решение кредитного комитета направляется в головной банк в Москве. Там заявки собираются и направляются в Минсельхоз, где проходит рассмотрение на предмет наличия лимитов и соответствия целевому назначению. Затем готовятся письма по одобрению или отказу и направляются в головные банки, затем головные банки направляют документы или информацию в филиалы. Бывает это все безумно долго.

И конечно, ужесточение требований к оформлению и критериям залога. Требуются дополнительные поручительства, необходимые гарантии в виде залога имущества физлиц – директора и главного бухгалтера, либо собственников предприятия. При отсутствии дополнительных поручительств процентная ставка по кредиту увеличивается на 1-1,5 п. п. Тут же и проблема занижения стоимости залогового имущества. Банки проводят самостоятельно оценку имущества, понижая официальную оценку стоимости залога, проведенную независимыми оценочными компаниями. Дисконт по оценке составляет 40-60%. Крайне занижена залоговая стоимость земли. При существующей закредитованности сельскохозяйственных организаций, недостаточности залоговой базы возможности привлечения кредитов в АПК еще более ограничиваются.

Кредитные ресурсы – это прежде всего развитие бизнеса, а рост средних сельхозпредприятий – это диверсификация аграрной экономики, занятость населения, импортозамещение, экологически чистая продукция, ускоренные темпы роста. Поэтому нужна не просто квота на льготные кредиты, а задача по ее освоению, по расширению.

Руслан Яловенко

forbes.ru