Честные выборы за 38 тысяч евро

Честные выборы за 38 тысяч евро

ЕСПЧ признал, что права на свободные выборы четырех петербуржцев во время кампании 2011 года были недостаточно защищены

Fair_elections_for_38_thousand_eurosЕвропейский суд по правам человека спустя 5 лет после выборов в петербургский ЗакС пятого созыва, когда уже вовсю работает 6-й, удовлетворил жалобу трех кандидатов и одного избирателя из Колпино. Совокупно им должны выплатить 38 тысяч евро, включая компенсацию судебных издержек, если за три месяца Россия не оспорит решение. За время тяжбы двое заявителей раздумали судиться с государством, а один скончался.

В декабре 2011 года бывший кандидат от «Справедливой России» Андрей Давыдов и члены участковых избирательных комиссий с правом решающего голоса Ольга Андронова, Татьяна Николаева, Алексей Андронов, Евгений Сизенов и наблюдатель Алла Николаева обратились в Страсбургский суд (позже к жалобе присоединились эсеры Николай Паялин, Геннадий Трусканов, Алла Пушкарева и Сергей Шестаков). Суть иска в том, что в результате подсчета голосов на избирательных участках по выборам в ЗакС Петербурга на 19-й территории с результатом 29,96% якобы победила партия «Справедливая Россия». Копии протоколов были получены на участках, однако при вводе данных в ГАС «Выборы», утверждали заявители, из 34 протоколов было сфальсифицировано 22. В результате на сайте избирательной комиссии партия «Справедливая Россия» набрала 13,15%. На выборах в Госдуму на той же территории, утверждали эсеры, было сфальсифицировано 24 протокола из 34.

В российских избиркомах настаивали: бюллетени просто пересчитали, из-за чего и протоколы поменялись. При этом российские суды рассматривать жалобы кандидатов и членов комиссий не стали, сославшись на то, что они не имеют права оспаривать итоги выборов. Последующие процессы с другими требованиями были проиграны истцами.

Как сказано в документах ЕСПЧ, российская сторона сообщила в Страсбургском суде, что права заявителей не были нарушены, так как они смогли свободно отдать свои голоса или выдвинуть кандидатуры на выборах, существующие жалобы были рассмотрены, а партия, которую они представляют, прошла в федеральный и региональный парламенты.

Позже, в 2014 году, двое заявителей победили на муниципальных выборах. «Результаты пересчета бюллетеней показали, что разница в голосах не была равномерно распределена в пользу или в ущерб какой-либо конкретной партии. Вопреки утверждениям заявителей, во многих избирательных округах «Единая Россия» потеряла голоса, а «Справедливая» приобрела», – сообщили российские юристы в ЕСПЧ, добавив, что претензии эсеров были рассмотрены и прокурором, и следственными органами, которые не увидели в них оснований для возбуждения уголовных дел. Также российское представительство отметило, что истцы обращались в районные и городские суды уже после жалобы в ЕСПЧ, и все их иски были отклонены. На заседаниях в Страсбурге юристы со стороны России заверяли европейских коллег, что избирательные комиссии всех уровней были беспристрастны.

«Наконец, правительство опровергло утверждение о том, что суды применяли разные стандарты при принятии доказательств, представленных заявителями и избирательными комиссиями. Юристы подчеркнули, что суды предоставили индивидуальную оценку каждому свидетельству, их выводы были основаны на законе», – говорится в материалах дела.

В ЕСПЧ же со своей стороны подсчитали, что переписанные или пересчитанные протоколы отражали волеизъявление 50 тысяч граждан. «Пересчет голосов в таком масштабе сам по себе указывает на серьезную дисфункцию в избирательной системе и способен вызвать большие сомнения в справедливости всего процесса», – считают европейские судьи. Они добавляют, что странным им показалось еще и то, что везде, где были пересчеты, члены комиссий, назначенные СР и КПРФ, отсутствовали по неведомым причинам. Кроме того, ЕСПЧ поразила скорость пересчета: в отдельных комиссиях она исчислялась минутами.

«В результате этих действий более одной пятой голосов были переданы в пользу правящей партии, а оппозиционные партии (СР, КПРФ и «Яблоко») потеряли голоса», – говорят в ЕСПЧ.

По мнению судей, прокуроры и следователи, проводя проверку, не предоставили жалующимся статуса потерпевших, в связи с чем лишили их возможности влиять на ход разбирательства. Что касается тяжб в российских судах, то в ЕСПЧ увидели, что представители Фемиды не принимали у заявителей ряд доказательств, ссылаясь в частности на то, что они некорректно оформлены (например, не указан адрес в копии протокола о результатах голосования).

«В основном жалобы в суды касались процедурных нарушений пересчета голосов, а также полученных результатов в пользу одной партии и в ущерб другой. Но иски не рассматривались районными судами. В решениях судьи ссылались на официальное одобрение окончательных результатов избирательными комиссиями», – утверждают в ЕСПЧ. В материалах страсбургского суда приводится свидетельство члена одной из избирательных комиссий, который видел, как пересчет бюллетеней проводили председатель и заместитель теризбиркома в подвале районной администрации.

«Даже это весомое доказательство в пользу утверждения о серьезных нарушениях процедуры не привело к тому, что районный суд или городской суд Санкт-Петербурга по апелляции не подвергли сомнению обоснованность результатов», – удивляются в Европе. Сюрпризом для иностранных судей стало то, что их российские коллеги отказывались вызывать свидетелей, которых просили допросить заявители, и якобы всячески противились предъявлению каких-либо иных доказательств.

«Суды компетентны в соответствии с федеральным и региональным законодательством проводить независимую и эффективную оценку утверждений о нарушениях права на справедливые и свободные выборы. Тем не менее они воздерживались от того, чтобы вникать в суть утверждений, ограничивая их анализ формальными вопросами, игнорируя доказательства, указывающие на серьезные и широко распространенные нарушения требований процедуры и прозрачности», – констатировали в ЕСПЧ.

Изначально, согласно документам суда, четверо заявителей попросили компенсацию морального вреда размером 10 тысяч евро. Российская сторона сочла сумму завышенной. С этим ЕСПЧ согласился и присудил им по 7,5 тысячи евро и еще 8 тысяч евро в качестве оплаты судебных издержек работы двух адвокатов. Остальные истцы денег не просили, более того, двое – Сергей Якушенко и Николай Паялин в 2012 году отказались от иска. А одна из инициаторов процесса, Ольга Андронова, не дождавшись решения, скончалась.

Еще в 2014 году власти пытались помешать процессу в ЕСПЧ. Так, глава ЦИК Владимир Чуров обращался в правоохранительные органы с просьбой возбудить уголовное дело в связи с тем, что протоколы истцов якобы были поддельными, однако следователи не нашли этому подтверждения.

Теперь же решение ЕСПЧ не хочет признавать российский Минюст. В сообщении, размещенном на сайте ведомства, отмечается, что выборы депутатов Законодательного собрания Санкт-Петербурга и Государственной думы проходили «в строгом соответствии с законодательством». В Министерстве юстиции отметили, что это было подтверждено «выводами национальных судебных инстанций». «Произвольность или злоупотребление при рассмотрении дел заявителей отсутствовали», — говорят в ведомстве. Специалисты Минюста взяли паузу и намерены изучать решение, пока есть время – ЕСПЧ дает три месяца на обжалование.

Адвокат заявителей Елизавета Напара сомневается, что дело будет передано в Большую палату ЕСПЧ. «Судя по нашей последней практике, Конституционный суд может решить, что такое решение не соответствует главному закону страны и просто его не принимать, хотя явно Европейский суд показал, что было нарушено право на свободное волеизъявление, а российская сторона не представила надлежащих доказательств, почему протоколы отличались».

Юрист проекта «РосЕвроСуд» Виктор Воробьёв, напротив, предполагает, что российские власти, скорее всего, обратятся в Большую палату ЕСПЧ. «Если Россия проигрывает какое-то значимое дело в ЕСПЧ, за этим практически гарантированно следует прошение о пересмотре этого дела в Большой палате Суда. Перспективы такого прошения туманны, однако они ненулевые: буквально только что, к примеру, было передано на рассмотрение Большой палаты одно из дел Навального (впрочем, там о пересмотре просили обе стороны). Что касается новой компетенции Конституционного суда, то он всё же должен проверять исполнимость решения ЕСПЧ при действующей Конституции, а ничего неисполнимого, и уж тем более противоречащего Конституции, в выплате компенсации нет, и вряд ли КС применит здесь такой же спорный подход, как в последнем своём постановлении по делу ЮКОСа», – считает он.

В свою очередь победители процесса принимают поздравления и пока еще с уверенностью произносят: «Рады, что теперь на международном уровне и судебным актом установлен факт фальсификации выборов 2011 года».

Ксения Клочкова

«fontanka.ru»