ФАС расписалась в бессилии, предложив подать на себя в суд?

ФАС расписалась в бессилии, предложив подать на себя в суд?

Представитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Дмитрий Махонин предложил «Транснефти» «обратиться в судебную инстанцию», если компания не согласна со штрафом Новороссийского морского торгового порта (НМТП)

FAS_signed_in_impotence,_proposing_to_submit_to_the_court_itself?Представитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Дмитрий Махонин предложил «Транснефти» «обратиться в судебную инстанцию», если компания не согласна со штрафом Новороссийского морского торгового порта (НМТП), сообщили «Ведомости».

Штраф на порт (доля «Транснефти» 35%) в размере 9,74 млрд руб. за нарушение антимонопольного законодательства переполнил чашу терпения руководства компании. Президент «Транснефти» Николай Токарев в резком письме главе ФАС Игорю Артемьеву обвинил ведомство в «безосновательном и неправомерном вмешательстве федерального органа исполнительной власти в деятельность «Транснефти» в интересах иных хозяйствующих субъектов», в «дестабилизации» работы компании и «нанесении ущерба» ее интересам и репутации.

Дмитрий Махонин оправдывался, что «решения ФАС в этом деле [штраф НМТП] были проработаны», хотя эксперты рынка говорят о волюнтаристском подходе при их начислении, а аналитик «Уралсиба» Денис Ворчик назвал штрафы ФАС на порты «неподъемными». Штраф НМТП составляет около 18% годовой выручки группы, плюс ФАС наложила 7,04 млрд руб. штрафов еще на три порта компании Global Ports − 35% годовой выручки. В СМИ обратили внимание, что атака ФАС на порты совпала с активными действиями прозападно ориентированных причерноморских государств по исключению России из транзитных грузовых потоков в регионе.

Отвечая на обвинение главы «Транснефти» во вмешательстве в тендер на 50 млрд рублей по закупке труб, Дмитрий Махонин признался, что жалобу на условия проведения тендера подало «физическое лицо». Тем самым Махонин фактически признал нарушение законодательства своим ведомством, так как «физическое лицо» даже теоретически не могло участвовать в тендере на закупку труб?

Еще более вызывающим оказалось объяснение Махонина отказа ФАС рассматривать законопроект о магистральном трубопроводном транспорте нефти и нефтепродуктов, подготовленный Минэнерго по поручению президента России, о чем говорилось в письме Николая Токарева. Махонин заявил, что ФАС не стал рассматривать законопроект, потому что «не понимает смысл этого закона», и потому что «Транснефть» не является субъектом законодательной инициативы». Представитель ФАС опять странно высказался о своем ведомстве, так как проект был прислан в ФАС полномочным субъектом законодательство инициативы в лице Минэнерго. Теперь по регламенту, комментируют ситуацию «Ведомости», ФАС и Минэнерго должны провести согласительное совещания по этому законопроекту.

Антимонопольное ведомство в этой истории явно «перегнуло палку», сначала бросив своего молодого чиновника регулировать портовую отрасль, в которой он не до конца понимает сути происходящего. Результат – странные рассказы про «физическое лицо» и «непонимание смысла закона». А потом «дают заднюю», прикрываясь судом.

Российский бизнес уже давно с тревогой следит за вероятным стремлением Артемьева стать сверхконтролером с неограниченными полномочиями. Есть мнение, что Артемьев, не сумев пока стать премьером, пытается сделать из ФАС Госплан времен Союза. Еще в 2014 году бизнес пришел в ужас от инициатив ФАС по приданию ей функций силового ведомства с правом вести дознание и возбуждать уголовные дела . А желание Игоря Артемьева изменить методику контроля над ценами бизнесмены охарактеризовали, как попытку ввести «государственное регулирование» цен.

Причем, как ФАС считает тарифы видно на примере трубопроводов «Заполярье-Пурпе» и «Куюмба-Тайшет». После того, как нефтяными компаниями были нарушены все возможные сроки сдачи объектов и планы по объемам прокачки, стало ясно, что сроки окупаемости нефтепроводов близки к бесконечности. ФАС ничтоже сумняшеся предложил тарифный компромисс – в полтора раза ниже, запрашиваемого транспортниками.

Сами чиновники ведомства с гордостью заявляют, что «ФАС России стала мегарегулятором и контролирует все большее количество законов». Однако этот контроль со стороны ФАС вполне возможно может быть нацелен и против российского бизнеса. Если в США антитрестовским департаментом Министерства юстиции около 90% антимонопольных штрафов налагается на иностранные компании, то есть конкурентов американского бизнеса, то российский ФАС бьет исключительно «по своим». При этом иностранные компании доминируют на многих российских рынках: пиво, табачная продукция, фармацевтика, легковые автомобили, многие товары народного потребления и т.д. В сентябре 2014 г. Игорь Артемьев открыто заявил, что «ФАС мог бы возбудить десятки дел против иностранных компаний, но не делает этого». Зато отечественный бизнес, похоже, преследуется за обычную деловую практику, которая в развитых странах не является нарушением. Если же иностранные компании и подвергаются штрафам, то, как правило, по заявлению других иностранных компаний. Последний пример заявление «Яндекс», в отношении американской Google. При этом результат скрывается от общества в «закрытом» соглашении вопреки общемировой практике и интересам российской экономики.

Такая избирательность и возможная пристрастность ФАС все больше становится предметом для беспокойства в бизнес-сообществе. Лакмусовая бумажка – сверхосторожный РСПП, крайне редко открыто выступающий против решений органов государственной власти. И если он это все-таки делает, значит, действительно что-то не в порядке в ведомстве Артемьева, а может и с самим Артемьевым?

Геннадий Воробьев

«versia.ru»