Как остановили часы правой руки Бастрыкина

Как остановили часы правой руки Бастрыкина

За новостью о взятке главы УСБ Следственного комитета Максименко стоял план по свержению генерала Клауса. Все началось с воровской сходки, и уже готов был арест полковника полиции. Все тогда мерилось на часы.

Like_a_stopped_clock,_right-hand_BastrykinСегодня СМИ кратко передают информацию о возбуждении нового уголовного дела в отношении бывшего руководителя Управления собственной безопасности Следственного комитета России Михаила Максименко. Теперь ему вменяют миллион рублей, что он взял от легенды петербургского рейдерства за преследование лица, укравшего у того какие-то смешные Hublot. «Фонтанка» же знает: это как раз самое безобидное.

В этой драме сплелись разные величины: вор в законе Малхаз, подполковник ныне разгромленного отдела «Запад» ГУСБ МВД Федосов, начальник «воровского» отдела ГУ МВД Полозаев и даже глава Следственного комитета Петербурга генерал Клаус. Так что эта история для взрослых.

В ноябре 2014 года в азербайджанском ресторане «Невская жемчужина», что отсвечивает своими шатрами на берегу Невы по проспекту Обуховской Обороны, собралось человек тридцать с тревожными лицами. Одним из них точно был вор в законе Махо, он же Малхаз Котуа, вместе с ним и остальные дагестанцы. Фирменное блюдо из жареного ягненка они не заказали, ввиду нервозности диалога. На кону стояли те самые часы Hublot, которые засверкали в новостях от 3 мая 2017-го.

Дело в том, что Малхаз сомневался в искренности своего коллеги по ремеслу. Тот взялся продавать товар за полтора миллиона рублей, но заявил, что злые оперативники их у него изъяли. На наводящие вопросы он ответил, мол, во всем виноват начальник «воровского» отдела Управления уголовного розыска полковник Роман Полозаев. Примерно в этот момент за их, мягко говоря, столик подсел Бадри Шенгелия.

Ветерана петербургского рейда позвал на встречу сам Малхаз. Бадри и заявил, что вряд ли полковник Полозаев захватил в плен эту роскошь, потому что они у него в кармане. Заслушав мнение Бадри по главному вопросу, Малхаз уважительно попросил очевидца удалиться и уже готов был перейти к прениям.

Но так уж иронична жизнь, что в этот самый неинтересный для уличенного  момент в ресторане появились сотрудники того самого «воровского» отдела.

Дальше, сами понимаете, всех повязали, погрузили и отвезли в свои кабинеты на проспект Римского-Корсакова. Потом сфотографировали, спрофилактировали и выгнали. Вот только пропали часы Hublot.

Бадри Шенгелия не утерся. Настало дело принципа. Бадри написал соответствующее послание в Следственный комитет Петербурга, а отдел «Запад» ГУСБ МВД поймал возможность поквитаться с полковником Полозаевым. Просто в «Западе» пытались влиять на все, но на воровскую поляну их никто не приглашал. Так самый влиятельный на тот момент оперативник «Запада» подполковник Федосов бросился прослушивать полковника Полозаева. Слушал все подряд и, наконец, выудил нужную фразу. Звучала она так: «Это санкции против Бадри». Сказано это было по другому поводу, но из сводок прослушивания телефонных переговоров можно вырвать что угодно.

Наконец, это легло на стол начальника Следственного комитета Петербурга Александра Клауса. А Следственный комитет не захотел заниматься мутью. Когда стало понятно, что Клаус равноудалился, подполковник Федосов и его шеф полковник Тимченко обратились к начальнику УСБ СКР Михаилу Максименко. Это немного не по инстанции, но с Максименко они, действительно, дружили крепко. Вскоре и Бадри Шенгелия встретился с Максименко, с которым, кстати, у него также были давние экономические отношения. Сегодня стало понятно, что, помимо конкретных договоренностей, Бадри Шенгелия передал Максименко один миллион рублей.

Здесь все-таки стоит заметить: «Фонтанка» убеждена, что эту сумму Максименко не присвоил. Для его уровня она была постыдная. Наверняка он ее передал исполнителю. За хлопоты, что ли.

Самому же Максименко часы Hublot были даже не любопытны. Во-первых, с его правой руки всегда матово отливал Rolex Day-Date Platinum за 50 тысяч долларов. (Он многим говорил, что они подарены Александром Бастрыкиным, и это никого не смущало). Во-вторых, полковник Роман Полозаев был ему нужен в камере не ради ленинского принципа неотвратимости наказания. Была надежда, что тот расскажет что-нибудь интересное про генерала Клауса. Ведь для петербургских силовиков точно не секрет, что большинство реализаций «воровского» отдела обсуждаются лично с Клаусом.

С Александром Клаусом как раз все понятно. Петербург был почти единственным регионом, кто держался при постоянных указаниях правой руки Бастрыкина – Максименко. Сила руки была столь велика в те дни, что он сам ее, как мнится, не осознавал. Фактически он единственный формировал позицию Бастрыкина, в том числе и кадровую.

Расчет и доверительные отношения с Шенгелией плюс отдел «Запад» привели к удивительному возбуждению уголовного дела СК России в отношении полковника полиции Полозаева. Вроде где азербайджанский ресторан, а где – столица, но если надо, то надо. Более того, «Фонтанке» известно, что в 2015 году было готово уже ходатайство в Басманный суд на заочный арест петербургского полковника. Успели бы, так прилетел бы десант в Питер, забрал Полозаева, и попробуй вытащи.

Но к этому времени Лубянка готовилась к наступлению на самого Максименко. Госбезопасность заметила все эти движения и посчитала: что плохо для Максименко – хорошо для дела. С огромным скрипом, при помощи подключенной Генеральной прокуратуры, это уголовное дело было аннулировано.

И все выдохнули.

И машина заработала в обратную сторону.

В июле 2016 года громко падает под арест могущественный Михаил Максименко. Только пыль улеглась, в конце года Госбезопасность и Следственный комитет Петербурга начинают буквально утюжить тот самый, министерский отдел «Запад» ГУСБ МВД: сначала берут его начальника полковника Тимченко за стомиллионную взятку, и сразу за аналогичный транш влипают доверенные люди подполковника Федосова. Только отгуляли новогодние каникулы-2107, арестовали и Федосова. Понятно, что ФСБ медленно наползала, но ей придал ускорение как раз главный следователь России.

Говорят, что в феврале 2017 года на очередной видеоконференции со всеми региональными главами СК он немного разнервничался и честно показал свое отношение к работе контрразведки. На всех плазмах СК РФ прозвучало, что ФСБ фабрикует дела против его любимых подчиненных. Если кратко, то примерно так: «Враг будет разбит, победа будет за нами». «Фонтанка» за абсолютную точность не берется, но предполагает, что и часа не прошло, как этот видеоролик разглядывали на Лубянке.

По данным нашего издания, было принято решение искать на Максименко все, что можно найти тяжелого. И вот здесь пригодился Петербург. Потому что вспомнили, что и Максименко местный, и Бадри Шенгелия отсюда, и отдел «Запад» имел вес здесь благодаря тому же Максименко.

Вот сегодня, 3 мая, и прилетело ему новое уголовное дело по взятке от Бадри Шенгелии. «Фонтанка» понимает, что на одном показании Бадри Анзоровича против Максименко не возбудиться. Но ведь арестованному подполковнику Федосову недавно изменили меру пресечения. Не будем намекать – он вышел в обмен на показания против Максименко.

Еще Москва говорит, что это лишь первый петербургский эпизод. Впереди еще штук пять-шесть. А там будут суммы уже солиднее.  Согласны, немного расплывчато, но для перспективы организованного преступного сообщества достаточно. А первый  приговор по похожему сюжету недавно уже состоялся – 22 года лишений начальнику Департамента экономической безопасности МВД генералу Сугробову. Там тоже про фальсификацию дел было. Что касается полковника Полозаева, то в мае 2017 года его повысили с начальника отдела до начальника оперативно-разыскной части.

Жаль, конечно, что так и сгинули те Hublot. Немного грустно за изъятый у Максименко платиновый Rolex. Эти часы встали. А Малхазу, с которого все и началось, сейчас не до часов. Он отбывает в колонии Ельца.

Автор понимал, что вечером 3 мая многие журналисты пытаются взять хоть какие-то комментарии у Бадри. «Фонтанка» не пошла этим провальным путем.

– Бадри, вопрос, категорически не связанный с сегодняшними новостями о Максименко и вас. Какие часы у вас на руке?

– Ну, не «Командирские» точно, – ответил своего рода ньюсмейкер.

Евгений Вышенков

«fontanka.ru»