Цена зависимости

Цена зависимости

Почему Эдуард Худайнатов продает активы «Роснефти»

Price_based_on«Роснефть» уже не первый раз выручает своего бывшего руководителя, который после ухода из госкомпании создал «Независимую нефтегазовую компанию» и скупал небольшие месторождения.

«Роснефть»  купила 100% доли в проекте «Конданефть» у «Независимой нефтегазовой компании» (ННК) Эдуарда Худайнатова, следует из пресс-релиза компании. Сумма сделки составляет около 40 млрд руб, а стоимость приобретения в расчете на баррель запасов — порядка $1 за баррель. Запасы месторождений оцениваются в 157 млн т.

Как заявил Худайнатов в интервью ТАСС, «Конданефть» — это очень перспективный актив. Мы собирались его развивать самостоятельно, но в нынешних макроэкономических условиях при наличии существующей кредитной нагрузки на холдинг, это оказалось очень накладно», — пояснил он причину продажи. По его словам, были и другие претенденты на актив — с более выгодными предложениями, но «Роснефть» смогла максимально оперативно подготовить и провести сделку, что стало «определяющим фактором». Группа месторождений «Конданефти» находится в 100-километровой доступности к одному из важнейших активов «Роснефти» — Приобскому нефтяному месторождению. «Роснефть» намерена начать эксплуатацию месторождений «Конданефти» уже в 2017 году.

Худайнатов пришел в нефтегазовый бизнес в 2003 году по приглашению заместителя председатель правления «Газпрома» Александра Рязанова. Ему тогда нужен был человек, который смог бы подготовить месторождения к промышленной эксплуатации. По словам Рязанова, Худайнатов был человеком, «которого можно на Луне с лопатой высадить, вернуться через полгода и обнаружить сад». Несмотря на ряд серьезных корпоративных противоречий, связанных с его назначением на должность гендиректора «Севернефтегазпрома» — оператора Южно-Русского месторождения, — Худайнатов быстро подготовил месторождение (находившееся на стадии геологоразведки) к освоению, впрочем, затраты были в два раза выше ожидаемых. В 2007 году Южно-Русское месторождение было запущено в эксплуатацию, и Худайнатова фактически отстранили от управления компанией.

В «Роснефть» Худайнатов был приглашен в тот момент, когда возглавлявший тогда совет директоров компании Игорь Сечин стал искать замену президенту Сергею Богданчикову. Худайнатов занялся подготовкой к запуску Ванкорского месторождения и отвечал за строительство участка нефтепровода Ванкор — Пурпе. Как вспоминали бывшие коллеги Худайнатова, именно тогда он смог выстроить доверительные отношения с Сечиным, выполняя поручения компетентно и без излишней самодеятельности, а в 2010 году был назначен на пост президента компанию. Уже в 2012-м Худайнатов уступил свой пост Сечину и тогда же начал развивать собственный бизнес — «Независимую нефтяную компанию». ННК стремительно расширялась и приобретала ряд активов в 2013-2014 годах: одна только покупка добывающей компании Alliance Oil обошлась, по оценкам аналитиков, в $3,5 млрд.

Уже тогда у многих возникал вопрос, каким образом наемный топ-менеджер оказался собственником, способным делать такие крупные вложения. Более того, как рассказывал Forbes источник, знакомый с Худайнатовым, у него были огромные амбиции: увеличение в 10 раз добычи к 2022 году, до 25 млн т, за счет органического роста добычи и приобретения новых активов, покупка второго НПЗ в европейской части страны, так, чтобы общий объем переработки составил 12 млн т, и поиск стратегического партнера.

Связь с «Роснефтью» сохранилась у Худайнатова и после ухода «в свободное плавание»: именно Сечин поддерживал ННК, когда у той случились трудности с финансированием при приобретении Alliance Oil: по данным одного из источников Forbes, одним из кредиторов выступил ВТБ, президент банк Андрей Костин оказал эту услугу якобы по личной просьбе Игоря Сечина. Официально ни сумма сделки, ни источник не раскрывались.

В конце 2014 года из-за падения цен на нефть ННК столкнулась с невозможностью выполнять обязательства и по финансированию своих проектов, и перед кредиторами — большая часть активов была куплена на заемные средства, а сами приобретения были преимущественно проектами, хотя и с большим потенциалом, но на ранней стадии разработки.

В 2015-м положение только усугубилось, чистый убыток составил $153 млн, а в феврале 2017 года появилась информация о том, что компания выставлена на продажу. «Ведомости» сообщили о нескольких потенциальных претендентах, среди которых называлась «Роснефть», со ссылкой на контрагента компании, федерального чиновника, а также двух человек, близких к потенциальным покупателям. Впрочем, тогда Эдуард Худайнатов опроверг намерение продать свой актив.

Варвара Перцова

«forbes.ru»

comments powered by HyperComments