«Такого Доцента никто не видел»

«Такого Доцента никто не видел»

В знаменитых «майских указах» президента Владимира Путина один из пунктов посвящен увеличению зарплат преподавателей ВУЗов. Формально распоряжение главы государства будет выполнено. Но в реальности доходы ученых сокращаются.

"The_kind_of_Professor_no_one_saw"Наказание рублем

«Профессорские зарплаты сегодня сравнимы с пособиями мексиканских безработных, а работает современный вузовский профессор как пресловутая русская лошадь», – написала в январе 2017 года в своей колонке в саратовском издании «Вгляд-инфо» профессор Саратовского государственного университета (СГУ) Вера Афанасьева.

«Да что там маленькое жалование! – говорилось в колонке, – В СГУ мы на свои кровные покупаем канцтовары, заправляем картриджи; за свой счет ездим в командировки; сами оплачиваем расходы по конференциям, которые проводим; на свое издаем свои монографии и пособия. Командировочные платят только чиновникам. Им же оплачивают их книги, которые написали не они. А недавно нам и вовсе было велено сложиться на зарплату замдекана по работе с молодежью. Произошло это, когда прежний замдекана, немолодой сотрудник нашей кафедры, запросил пощады и оставил своей пост, а достойной, то есть достаточно здоровой и прыткой, кандидатуры на освободившееся место среди его коллег не нашлось. Вот нам и предложили: раз сами такие ленивые развалины, наймите тогда того, кто помоложе да побойчее. И это на полном серьезе и весьма настоятельно».

Колонка Афанасьевой наделала много шума в Саратове: ее допросили в полиции, по факту публикации начата доследственная проверка. Как продвигается проверка, неизвестно. В СГУ на вопросы Russiangate не ответили.

«У меня, доктора наук, профессора с высоким для гуманитария рейтингом, интенсивно занимающегося наукой, постоянно издающего монографии и статьи, имеющего защитившихся под моим руководством, зарплата 26 тыс. рублей. Среднюю зарплату по Саратову точно не знаю, обычно называют 25 тыс. рублей. Но зачем мне средняя по городу? Моя зарплата – около 400 долларов!» – рассказала Афанасьева Russiangate. Она не исключает: когда о скандале забудут, у нее начнутся проблемы в университете.

"The_kind_of_Professor_no_one_saw"
Колонка Веры Афанасьевой, Vzar.ru

Профессор Игорь Сафронов и его жена, доцент Вера Сафронова, преподают в Институте социально-гуманитарного образования МПГУ. В 2016 году им обоим заплатили не двенадцать, а одиннадцать месячных зарплат. Они убеждены, это – наказание за сотрудничество Игоря Сафронова с «Диссернетом». Сафонов – единственный в диссертационном совете МПГУ, кто выступил за лишение научной степени зампредседателя Курской областной думы Александра Кичигина, в научном труде которого обнаружили заимствования.

Невыплату зарплат Сафроновы безуспешно попытались оспорить в Хамовническом районном суде. Сафроновы рассказали Russiangate, что их заявления рассмотрели в их отсутствие, в удовлетворении отказали и даже вовремя не предоставили судебные решения, лишив возможности их обжаловать.

Заместитель директора по учебно-методической работе Института социально-гуманитарного образования МПГУ Вера Баранова не смогла прокомментировать Russiangate ситуацию с Сафроновыми, но отметила, что «в прошлом году они много болели».

"The_kind_of_Professor_no_one_saw"
Профессор Игорь Сафронов выступил за лишение научной степени зампредседателя Курской областной думы Александра Кичигина, в научном труде которого обнаружили заимствования.

«Университетская солидарность» – единственный в стране независимый от ректоров профсоюз вузовских преподавателей, действует в нескольких десятках учебных заведений.

Председатель ячейки «Университетской солидарности» в Уральском федеральном университете (УрФУ), старший преподаватель кафедры социологии и технологий государственного и муниципального управления Дмитрий Трынов рассказал Russiangate, что в его вузе распускают слухи, будто бы он «британский шпион».

Средняя температура по больнице

О реальном снижении зарплат вузовских преподавателей в 46 регионах России в январе 2017 года заявила на съезде «Единой России» Татьяна Куприянова, заместитель председателя Профсоюза работников народного образования и науки – нечасто конфликтующего с начальством. Ее слова подтверждают истории из разных регионов России.

С 2015 года в УрФУ идет процесс сокращения количества ставок и увеличения нагрузки на преподавателей. Руководство университета приводит количество преподавателей к нормативам «дорожной карты» Минобразования. Она предполагает, что на 12 студентов имеется один преподаватель. По мнению Трынова, это крайне высокая цифра: при таком соотношении сотруднику сложно вести научную работу.

«Средняя зарплата профессорско-преподавательского состава в УрФУ сегодня приближается к 60 тысячам рублей», – заявил летом 2016 года проректор по экономике и стратегическому развитию УрФУ Даниил Сандлер.

«Университетская солидарность» утверждает: слова проректора не соответствуют действительности. Фактически преподаватели УрФУ получают 20-40 тыс. рублей. По словам Трынова, зарплаты преподавателей в его ВУЗе не индексировались с октября 2014 года. А в цифры, озвучиваемые руководством УрФУ, включаются все подработки преподавателей: администрация считает «среднюю» зарплату, а не «модальную». Комментарий для Russiangate о средней зарплате пресс-служба уральского университета не предоставила.

Трынов не исключает, что УрФУ управляется неэффективно: на каждого студента-бюджетника государство выделяет 136 тыс. рублей в год, преподаватели получают крайне малую часть этих денег.

"The_kind_of_Professor_no_one_saw"
Протест «Университетской солидарности» против ректора СПбГУ Николая Кропачева, фото – Университетская солидарность.

Таким же вопросом задается активистка «Университетской солидарности» Ванда Тиллерс, доцент Югорского государственного университета в Ханты-Мансийске. На 197 преподавателей в ее ВУЗе приходится 462 административных работника. Чем они занимаются, в профсоюзе не знают: руководство университета не предоставило «Университетской солидарности» штатное расписание. Тиллерс рассказывает, что преподаватели получают деньги и за «ставку», и за час отдельно. «Дополнительная» – почасовая работа составляет заметную часть нагрузки, оплату по ней не поднимали уже 10 лет.

«Как и по всей стране, средняя заработная плата у нас достаточно высокая, но никто не видел «того доцента, который столько получает». У преподавателей в среднем в полтора раза ниже доходы, чем указывается в официальной статистике Министерства образования и на сайте университета», – рассказывает Тиллерс.

«Университетская солидарность» предполагает, что в Югорском государственном университете ряд административных работников оформлены на полставки как преподаватели, потому их высокие доходы учитываются в статистике как преподавательские.

«Кто украл мою среднюю зарплату в СПбГУ? Ассистент – 50 тысяч, старший преподаватель – 65 тысяч, профессор – 100 тысяч. Прокуратура – проверить!» – это один из лозунгов, с которым преподаватели из «Университетской солидарности» пикетировали в феврале 2017 года встречу выпускников Санкт-Петербургского государственного университета «Реюнион».

Последнее, что волнует

В Высшей школе экономики профессор может получать 200 тысяч рублей в месяц, есть доплаты за научные статьи. Но так обстоят дела у небольшого числа университетов, обласканных государством. В целом же государство проводит курс на сокращение числа людей, получающих высшее образование и, соответственно, работающих в сфере высшего образования. Об этом рассказал Russiangate ректор одного из частных вузов, согласившийся поговорить анонимно.

«Последнее, что волнует руководство ВУЗов – это благосостояние преподавателей. Им нужно соблюдать лицензионные нормативы, отбиваться от прокуратуры, налоговой инспекции, общаться с Рособрнадзором, облизывать нужные места в министерстве образования. На реальное качество обучения всем наплевать, его никто не проверяет», – говорит он.

По словам ректора, от частных вузов пока не требовали повышать зарплату преподавателям. По его мнению, сама идея ориентироваться на средний уровень дохода ошибочна: реальная отчетность у преподавателей есть только за проведенные лекции и семинары. Ведет ли сотрудник научную работу, как готовится к лекциям, – зачастую все это не контролируется.

«У меня близкая родственница – старший преподаватель МГУ, зарплата – 18 тыс. рублей. Эта сумма – фантастическое хамство, но она никуда не уходит. В реальности она тратит на МГУ примерно полтора дня в неделю. В отличие от «школьных», у «вузовских» преподавателей в 90% случаев есть возможность где-то работать дополнительно», – считает он.

По мнению ассистента кафедры высшей математики МФТИ и сопредседателя «Университетской солидарности» Андроника Арутюнова, проблемы с зарплатами в ВУЗах зависят от финансирования. Там, где денег нет, руководству проще урезать зарплаты преподавателей, чем рассказать о проблеме Министерству образования. Ректора бояться вопросов чиновников о том, насколько эффективно они управляют своими учебными заведениями.

В тех высших учебных заведениях (например, МГУ, Бауманке, Физтехе, УрФУ и СПбГУ), где деньги есть, деньги тратят на «имиджевые» мероприятия. Руководство считает – выгоднее провести какой-нибудь форум, чтобы лучше выглядеть перед Минобром, губернатором или западными партнерами, чем повысить зарплаты.

Александр Литой

«russiangate.com»

comments powered by HyperComments