Заложники Пугачева

Заложники Пугачева

Свидетелей по иску экс-сенатора к России продолжают сажать 

sergey_Pughachev17 апреля 2017 г. в Париже международный трибунал рассмотрит вопрос введения обеспечительных мер в отношении России по иску Сергея Пугачева к РФ на сумму 12 млрд долл. Ожидается, в частности, решение об аресте активов РФ по всему миру. Кроме того, в соответствии с международными нормами, трибунал издаст приказ российским властям принять все необходимые меры для обеспечения того, чтобы лица, которых Пугачеву потребовалось бы вызвать в качестве свидетелей, были в состоянии давать показания. Между тем, ряд потенциальных свидетелей в последнее время оказались за решеткой или под домашним арестом.

Сергей Пугачев, гражданин Франции и в прошлом член Совета Федерации РФ, подал иск к Российской Федерации, требуя компенсации в 12 млрд долл. за экспроприированные у него активы в судостроении, девелопменте и других отраслях. Россия не только признала этот иск, но и наняла иностранную юридическую компанию White &Case. Юридическую команду возглавил партнер компании Дэвид Голдберг.

«Выбор Дэвида Голдберга в качестве юридического представителя в тяжбе с Сергеем Пугачевым свидетельствует о том, что российское государство осознает слабость своей юридической позиции по данному иску», – отреагировали на это представители Пугачева, отметив, что Голдберг не является ведущим специалистом в арбитражных разбирательствах, специализируясь преимущественно на защите активов от ареста. «Таким образом, еще до начала слушаний по иску Сергея Пугачева Россия обозначила, что готовится не к полноценной арбитражной защите по сути иска, а к защите своих активов от арестов по окончании разбирательства», – говорили представители экс-сенатора.

Их правоту подтверждает и сам Голдберг, который скептически относится к международному арбитражу и межгосударственным соглашениям о защите инвестиций (Пугачев в своем иске опирается на «Соглашение между Правительством СССР и Правительством Французской Республики о взаимном поощрении и взаимной защите капиталовложений»). «Изначально идея инвестиционного арбитража была в том, чтобы обеспечить права иностранного инвестора при вложении инвестиций», — говорит Голдберг. Первоначально, напоминает он, для защиты инвестиций «посылали корабли с пушками, которые стояли у турецких берегов», потом возникающие проблемы решались по дипломатическому пути — сперва в своем государстве, затем в другом. «Потом только появились соглашения по защите инвестиций, — отмечает Голдберг. — Но критики все больше и больше за последние два года». «Вся система рассматривалась как успех, пока все больше не стало рисков для развитых государств — Соединенных Штатов, европейских государств, пока не начались коллизии с европейским правом», — заметил он.

Именно стратегию «кораблей с пушками» Голдберг избрал, в частности, в отношении свидетелей по делу. Агрессивная позиция России в этом вопросе не имеет прецедентов при международных арбитражных разбирательствах.

«Наш список свидетелей оказался достаточно впечатляющим, — говорит Сергей Пугачев. — Пока это предварительный список, он будет гораздо шире. В него входят Дмитрий Медведев, Игорь Сечин, Кудрин, Игнатьев, Кожин, Козак, Улюкаев, который сейчас находится под домашним арестом и который выполнял указания Путина, приведшие к тому, что мне не выплатили ни цента. Хотя мне известно, что сам он хотел деньги выплатить, но не получилось».

Алексей Улюкаев называется самым важным свидетелем в процессе. В качестве зампреда Центробанка он был повседневно вовлечен во все технические детали сделки по покупке Цетральным Банком принадлежавших Пугачеву судостроительных предприятий, закончившаяся экспроприацией этих активов в пользу государства.

Алексей Кудрин, бывший министр финансов и первый вице-премьер, который был ответственным за приобретение Россией верфей, был уволен. Игорь Сечин, который организовывал продажу этих предприятий, освобожден от должности председателя совета директоров Объединенной судостроительной корпорации. По некоторой информации, с Владимиром Лисиным, сменившим Сечина на этом посту, Сергей Пугачев провел в Лондоне переговоры о компенсации за верфи. Лисин был уволен в июне 2012 года. Впрочем, в пресс-службе Владимира Лисина нашему изданию сообщили, что: «Владимир Лисин не встречался с Сергеем Пугачевым по вопросам каких-либо компенсаций, и его в принципе не могли уволить с поста председателя Совета директоров ОСК. Полномочия были прекращены в связи с истечением срока». Роман Троценко, президент ОСК, который принимал активное участие в экспроприации предприятий и был советником Сечина, также уволен, и против него было начато уголовное расследование. Лишились своих должностей Сергей Игнатьев, глава Центрального банка (именно он предложил схему с залогом судостроительных предприятий Центробанку вместо прямой оплаты из бюджета РФ) и Владимир Кожин, возглавлявший Управление делами президента (он курировал проект «Кремлевский» на Красной площади и девелоперские проекты в Московской области).

29 марта 2017 года ФСБ задержала заместителя директора ФГБ УК (федеральное государственное бюджетное учреждение культуры) «Государственный Эрмитаж» Михаила Новикова и его сына, директора департамента инвестиций, реставрации и строительства Министерства культуры РФ Артема Новикова. Удовлетворив ходатайство следственного управления ФСБ, Лефортовский райсуд на два месяца (до 23 мая) заключил Михаила Новикова под домашний арест. Артема сотрудники ФСБ после допроса отпустили.

Формально, Новиков-старший подозревается ФСБ в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). По некоторым данным, его уголовное преследование связано с финансовыми нарушениями, выявленными чекистами в ходе проверки строительства второй очереди фондохранилища Эрмитажа.

Однако СМИ продолжают гадать над истинными причинами ареста чиновника от культуры. Михаил Новиков более 15 лет курировал в Санкт-Петербурге многомиллиардные инвестпроекты. В начале прошлого десятилетия он возглавлял Северо-Западную дирекцию Госстроя — основной орган, отвечавший за реставрацию объектов, включенных в программу подготовки города к 300-летию. После этого Михаил Новиков возглавил Северо-Западную дирекцию по строительству, реконструкции и реставрации (СЗД) Минкульта. В 2006 году Новиков покинул СЗД, в 2008 году он вновь стал куратором ряда масштабных инвестпроектов на посту советника тогдашнего министра культуры Александра Авдеева.

Новиков имел непосредственное отношение к проекту Объединенной промышленной корпорации, подконтрольной сенатору Сергею Пугачеву. ОПК планировала построить жилой район на Васильевском острове на площади около 70 га. Это место занимает также входивший в ОПК Балтийский завод, мощности которого предполагалось перевести на Северную верфь. ОПК заявляла о намерении построить около 4 млн квадратных метров жилья, офисной и торгово-развлекательной недвижимости. Девелоперы оценивали стоимость проекта в 3-4 млрд долл. «Когда наконец переедет Балтийский завод, это будет знаменательным событием для нашего города. Его территория — отличное место для нового градостроительного проекта», — говорил Максим Соколов, председатель Комитета по инвестициям и стратегическим проектам Санкт-Петербурга. Проект курировала лично Валентина Матвиенко в бытность губернатором северной столицы.

При непосредственном участии Михаила Новикова была разработана концепция проекта, выбран генпроектировщик, ведущей немецкой компанией был выполнен проект переноса производственных мощностей, с городской администрацией были согласованы возведение новых современных мостов, соединяющих Васильевский остров с ведущими магистралями Санкт-Петербурга, и строительство станции метро.

Однако проект не был реализован: судостроительные и другие активы Сергея Пугачева были обращены в пользу государства, а сам он подал в Международный трибунал в Гааге иск с требованием компенсации от России на сумму 12 млрд долл за экспроприированную у него собственность. По некоторым данным, Михаил Новиков заявлен как один из свидетелей в процессе. Его арест случился вскоре после того, как экс-сенатор объявил о том, что против России будут введены обеспечительные меры.

Непосредственной реализацией проекта на Васильевском острове занималась «дочка» ОПК – компания «ОПК Девелопмент», которую в те годы возглавлял Дмитрий Амунц, ранее работавший заместителем министра культуры РФ и хорошо знакомый с Новиковым. Амунц уже больше двух с половиной лет находится в СИЗО по обвинению в пособничестве хищению 28 млрд руб. у Межпромбанка. Следствие полагает, что он помогал сфальсифицировать депозитные договоры «ОПК Девелопмент» на эту сумму, с которых впоследствии деньги были отправлены на зарубежные счета. В действительности речь идет о кредитах на 2,4 млрд долл., полученных структурами Сергея Пугачева от банка ВТБ под залог земельных активов. Именно эти деньги переводились между компаниями в рамках одной корпорации. Об экспроприации части земельных активов, а также проекта «Кремлевский», который курировал Дмитрий Амунц, тоже говорится в иске Сергея Пугачева в Гааге. Амунц рассматривается как один из ключевых свидетелей в процессе.

На днях его посетил бизнес-омбудсмен Борис Титов. Амунц заявил, что в его деле «нет доказательной базы», а Тверской суд, где сейчас рассматривается его дело, «отказывается выслушивать доводы в пользу защиты». «Центробанк и АСВ не нашли никакого преступления, Сергей Алексашенко (бывший первый зампред ЦБ) сидел под дверью суда, а его не хотят допрашивать, это страшно, как ведут себя следствие и суд»,— выплеснул свои эмоции бывший чиновник, после чего передал господину Титову свое письменное обращение.

Амунц категорически отрицает свою вину: «С первых дней ареста следователь, оперативный сотрудник ФСБ и «рекомендованный» адвокат-«переговорщик» в обмен на «нужные показания» с целью дать заведомо ложные показания против Пугачева, гарантировали немедленное освобождение из-под стражи. Но я вовремя понял, что самооговор в сложившейся ситуации мне ничего не даст. Следствие до сих пор продолжает оказывать давление, но даже в таких неравных условиях я не готов брать на себя вину за то, чего не совершал».

Следствие просит приговорить Дмитрия Амунца к семи годам заключения. Приговор будет вынесен 18 апреля.

Примечательно, что в этот же день приговор услышит и еще один бывший соратник и важнейший свидетель в Гаагском трибунале  – Андрей Фомичев, в прошлом генеральный директор Балтийского завода и Северной верфи. Экспроприации этих предприятий стоимостью более 100 млрд рублей в иске Пугачева отводится особое место.

Балтийский завод попал в поле зрения правоохранительных органов в начале 2013 года, после того как на предприятии по решению арбитражного суда в 2012 году была введена процедура внешнего управления. На основании финансовой документации УМВД России по Центральному району Петербурга возбудило дело по ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство), обвинение было предъявлено Андрею Фомичеву, возглавлявшему предприятие в 2008-2011 годах. Парадоксально, но Балтийский завод не находится в состоянии банкротства.

Андрей Фомичев назвал обвинение в свой адрес голословным, недоказанным и «обидным». Он принял Балтийский завод в 2008 году с задолженностью в размере 3 млрд руб. и пустым портфелем заказов. К моменту его ухода в 2011 году активы предприятия оценивались в 11 млрд руб., а пассивы — в 7 млрд руб. Эти данные были зафиксированы специальной комиссией, принимавшей дела у Андрея Фомичева, в которую входил в том числе и представитель правительства РФ.

Таким образом, Россия фактически изолировала ключевых свидетелей, которые имеют информацию, подтверждающую претензии Пугачева. Немаловажно, что позицию Голдберга в отношении международных арбитражей поддерживает и министр юстиции РФ Александр Коновалов. Выступая в рамках Петербургского международного экономического форума в июне 2016 года, он заявил, что инвестиционные арбитражи вызывают все больше критики. По его словам, инвестиционные арбитражи критикуют за то, что они «во многом становятся тенденциозными, даже политизированными». «Никто не собирается предавать проклятию эту систему… Но при ее полезности и нужности мы должны отметить определенные позиции и уязвимые места, которые позволяют вырывать из контекста решения и выносить эти решения не очень добросовестно», — сказал министр.

Повлияют ли решения Гаагского трибунала на судьбы бывших партнеров Пугачева или тех людей, которые, по утверждению экс-сенатора, участвовали в экспроприации его активов, станет понятно после решения трибунала о защите свидетелей. Однако известно, что трибунал под эгидой ООН обладает широчайшими полномочиями вплоть до приказа прекратить уголовное преследование тех или иных лиц.

Владимир Кузнецов