Шлейф Навального

Шлейф Навального

Банкир Григорий Гусельников разменял российские активы на украинские

Flex_Cable_BulkФинансист Григорий Гусельников, последние несколько лет проживающий в Лондоне, давно хотел избавиться от российского бизнеса. В частности, в 2012 году он чуть не продал свой «Норвик банк» (бывший «Вятка банк» с головным офисом в Кирове) финансисту Владимиру Антонову. Но вовремя передумал, так как империя бизнесмена развалилась через несколько лет. Тогда желание продать банк связывали с политикой —  деятельностью банка Гусельникова интересовались в ЦБ и МВД, проверявшие банковские счета компаний, связанных с политическим лидером Алексеем Навальным и экс-губернатором Кировской области Никитой Белых. Четыре человека на банковском рынке рассказали Forbes, что с конца прошлого года Гусельников возобновил переговоры с покупателями на «Норвик банк». «Банк давно выставлен на продажу, — говорит источник Forbes. — Но у многих возникали вопросы к качеству активов». Сам Гусельников через представителя передал Forbes, что банк не продается, но может быть выставлен на продажу в будущем.

Продавать «Норвик банк» Гусельникову все же не придется. В пятницу, 7 апреля, «Новая Газета» сообщила, что бывший «Вятка банк» будет передан Сбербанку в рамках безденежной сделки по продаже его украинской дочке консорциуму инвесторов, в который помимо Гусельникова входит белорусская структура Саида Гуцериева, сына Михаила Гуцериева. Гусельников давно знаком с Гуцериевыми — в 2001-2008 годах он работал в Бинбанке, с 2008 года был его президентом.

После сделки «Сбербанк Украина» войдет в состав группы латвийского Norvik bank Гусельникова и будет работать под этим брендом. Стоимость сделки СМИ оценили в $130 млн, доля Гусельникова составит 45%. Ранее в интервью украинскому «Громадскому ТВ» Гусельников говорил: «Будет обмен активами в этой сделке. Norvik будет менять российский банк на украинский». По информации «Новой Газеты» со стороны Гусельникова в периметр сделки войдет также недвижимость: земля в Подмосковье и гостиницы с оператором «Хилтон» в Екатеринбурге и Можайске.

«В соответствии с договоренностями по поводу заключенной сделки, мы не в праве раскрывать ее условия, — сообщил Forbes представитель Гусельникова. — Опубликованные «Новой Газетой» сведения полностью не соответствуют действительности, поэтому мы не можем их комментировать». За день до публикации Гусельников в комментарии Forbes утверждал, что «Норвик банк» не выставлен на продажу, однако это может быть «делом вероятного будущего».

«Информация от том, что в сделке о продаже ПАО «Сбербанк» (Украина) отсутствует денежная составляющая  не соответствует действительности», — заявили в пресс-службе Сбербанка, однако передачу банку «Норвик банка» и недвижимости не опровергли. «При прочих равных, от многих других региональных банков «Норвик Банк» выгодно отличает повышенный запас надежности, высокое качество портфеля и уровень предоставляемых услуг и роль, которую он играет в региональной экономике, — передал представитель Гусельникова его слова. – Если вдаваться в детали, то портфель бумаг мгновенной ликвидности – облигаций ломбардного списка – у банка лишь немногим меньше обязательств перед вкладчиками. То есть, по сути, банк может вернуть все вклады за один месяц. Другого такого банка в России нет, и он может стать весьма желаемым приобретением для любого инвестора».

Необходимость в продаже украинской дочки возникла у Сбербанка после того, как в марте 2017 года президент Украины Петр Порошенко ввел санкции в отношении российских банков, в числе которых был и Сбербанк. Тогда же украинские националисты фактически блокировали работу местного Сбербанка, забетонировав входы в его отделения в Киеве и других городах Украины. При этом, как сообщали СМИ, переговоры о продаже украинских активов Сбербанк вел еще с 2016 года, претендуя на сумму, превышающую ту, что получит от структур Гуцериева и Гусельникова.

Дмитрий Яковенко

«forbes.ru»