Убийство в центре Киева: Удобная и своевременная «сакральная жертва»

Убийство в центре Киева: Удобная и своевременная «сакральная жертва»

В четверг, 23 марта, в центральной части украинской столицы совершено убийство бывшего российского депутата от КПРФ Дениса Вороненкова.

Sudden_Russian_Ex-Deputy_Voronenkov_Murder_Center_Kiev_Ukraine_Shows_New_Sacrificial_VictimСовершенный в дневное время при большом скоплении народа расстрел беглого экс-депутата моментально вызвал всеобщий интерес к случившемуся в центре Киева убийству, которое заинтересовало не только российские и украинские, но и ведущие западные СМИ. Однако наибольший интерес вызывает не сам факт моментального освещения далекого от европейского или американского обывателя вопроса гибели беглого и обвиненного в России за мошенничество экс-чиновника на территорию Украины, а весьма «подозрительная» нейтральность тональности крупных западных средств массовой информации. Если сравнить публикации о смерти Вороненкова с заголовками и содержимым материалов о расстреле Бориса Немцова, ставшего «сакральной жертвой» в рамках развернутой на Западе антироссийской пропаганды и откровенного русофобства, граничащего с абсурдом и неприкрытыми манипуляциями, то реакция европейских и популярных в Соединенных Штатах Америки СМИ явственно указывает на «неподготовленность» журналистов к неожиданному для всех инциденту со смертельным исходом.

А вопросов к убийству экс-депутата Госдумы РФ в центре Киева хватает, в первую очередь затрагивающих тему своевременности и очень удобной для киевских властей фигуры беглого госчиновника, совсем недавно получившего гражданство Украины после побега из России. Первое, что обращает на себя внимание — заявления убитого, неоднократно указывавшего на «подготовку покушения» на него сотрудниками Федеральной Службы Безопасности РФ, причем сам факт совершения нападения на беглого преступника назывался «неоспоримым и четко обозначенным действиями российского правительства». Соответствующие заявления прозвучали сразу после появления Вороненкова на территории соседнего государства, где экс-депутата представители высшей украинской власти назвали «профессиональным следователем и борцом с коррупцией во властных структурах России». Следователем потому, что он якобы занимался расследованием деятельности отдельных правительственных чиновников, непосредственно приближенных к главе государства Владимиру Путину, что полностью соответствует «сценарию» освещения личности другого известного оппозиционера — Алексея Навального. Простыми словами, способ превращения малоизвестного госчиновника во всемирно известную личность, чья фамилия называется рядом с именем российского лидера, нисколько не отличается от уже использованных ранее при «продвижении» покойного Немцова и ныне здравствующего Навального.

Если «сценарий» раскрутки личности погибшего идентичен во всех ситуациях, то остается неясной столь «вялая» и очень нейтральная реакция на случившееся в Киеве убийство со стороны СМИ самых демократичных держав — вместо громких и напрямую обвиняющих Россию в «уничтожении неудобных свидетелей» заголовков ведущие издания использовали более привычные для читающих криминальные сводки европейцев и американцев информационные отсылки к заявлениям официального Киева и представителей Кремля. Никакой истерии и откровенного русофобства, что стало привычным в любых материалах по теме участия Москвы в геополитике и происходящих в мире процессах, редакторы крупнейших информагентств на Западе «раздувать» и использовать не стали. Это говорит об отсутствии четко спланированного и согласованного с руководством западных стран плана действий на случай «внезапного появления» новых событий, явно или косвенно указывающих на вину Кремля. Единственная сторона, очень громко и безапелляционно заявившая о «руке ФСБ» и «личном приказе Владимира Путина» — это Украина, сильнее и громче остальных пытающаяся убедить окружающих в несомненной причастности к произошедшему огромной страны-соседа. На этом основании высказавшиеся о расстреле Вороненкова посреди Киева эксперты в один голос заговорили о явной попытке киевских властей повысить заинтересованность Запада к случившемуся, как и в случае с убийством Павла Шеремета, пытаясь акцентировать мировое внимание на проблемах «грудью вставшей на защиту Европы от агрессии России» страны.

Очевидной стала реакция Кремля, устами членов Совета Федерации заявившего о произошедшем как о «провокации СБУ», заинтересованной в создании очередного повода для обвинений в адрес РФ. Как и следовало ожидать, правоохранительные органы Украины рассматривают только единственную версию совершенного убийства Вороненкова — причастность к расстрелу «сотрудников российских спецслужб, действовавших по приказу сверху». Криминальное прошлое убитого и состав рассмотренного в РФ состава совершенных им преступлений на посту государственного чиновника украинские правоохранители даже не рассматривают, пытаясь убедить общественность в «стремлении Российской Федерации уничтожить этого человека как лицо, которое давало важные показания в процессах, происходивших в Украине». Именно так ситуацию охарактеризовал Александр Вакуленко, руководитель Главного следственного управления Незалежной, что почти до запятой совпадает с более ранними заявлениями депутатов Верховной Рады. Аналогичным по тональности стало и официальное заявление украинского лидера Петра Порошенко, который назвал убийство Вороненкова «актом государственного терроризма со стороны России». Очевидный подтекст написанных как под копирку высказываний высших руководителей и представителей ВР на Украине «нацеливает» читателя на «единственно верную» и безапелляционную точку зрения, изобличающую Кремль в желании «ликвидировать неугодного политика и следователя», попавшего под жернова «российского карательного аппарата».

Если сложить все воедино и вспомнить о последних проблемах Киева, пытающегося с помощью шантажа «выбить» от Москвы серьезные экономические преференции и отказ от продолжения судебного процесса между «Нафтогазом» и «Газпромом», то вырисовывается достаточно четкая картина. «Размытая» реакция западных новостных агентств на расстрел экс-депутата в центре Киева и четко прослеживающееся «единоначалие» заявлений украинских политиков указывают на явную «самостоятельность» киевского правительства в создании образа новой «сакральной жертвы» из убитого Дениса Вороненкова. Именно на украинском телевидении чаще всего появлялся расстрелянный «политический беглец», каждый раз повторявший постулат о «существовании идеи у российского руководства о [его] убийстве». Сам Вороненков создал и постоянно поддерживал образ «борца с кремлевским режимом», практически «вбивая» мысль слушателям и телезрителям о стремлении его убить, чем собственноручно сформировал очень выгодную и своевременную ситуацию для официального Киева. Ситуацию, которой руководство страны-соседа РФ не преминуло воспользоваться, решившись на самостоятельные и очень ужасные шаги ради проявления повышенного интереса Запада к собственной геополитической «персоне». «Персоне», требующей срочной поддержки со стороны «демократического мира» в виде очередного денежного транша МВФ, внезапно и очень неприятно для Украины отмененного по ряду причин руководством Фонда.

Об обоснованности такой версии, указывающей на попытку Киева создать «сакральную жертву» из убитого в центре столицы Вороненкова, можно будет вновь заговорить после следующих шагов Петра Порошенко. Если таковым станет срочная и ломающая другие планы поездка в Евросоюз, где президент-олигарх попытается лично встретиться с лидерами стран-участниц Союза для обсуждения «российского участия в убийстве экс-депутата», то рассуждать об отсутствии заинтересованности Украины в «неожиданной» смерти беглого мошенника не смогут даже очень скептически настроенные по отношению к РФ аналитики.

Олег Нестеров
comments powered by HyperComments