Нефтегазовая гонка: В битве с США выигрывает «атомная» Россия

Нефтегазовая гонка: В битве с США выигрывает «атомная» Россия

«Истеричное» поведение Америки на геополитической «шахматной доске» объясняется пониманием приближающегося конца эры углеводородов.

Global_Petroleum_Race_Russia_Win_US_Having_Solid_Nuclear_EnergyНеутешительными выводами о состоянии глобальной экономики и ее предполагаемом крахе в ближайшее десятилетие сегодня делятся эксперты из разных отраслей — и рассчитавшие скорый крах построенной Соединенными Штатами Америки «долговой пирамиды» экономисты, и прогнозирующие скорейшее падение объемов нефтедобычи аналитики. О последнем говорят данные статистики по разведанным залежам полезных ископаемых на планете, используемых в качестве сгораемого топлива — резко упавшие цены на нефть спровоцировали закономерную реакцию в сфере геологоразведки, когда отсутствующие после завершения периода «повышенного благосостояния» деньги на проведение геологических изысканий привели к разведке недостаточного числа месторождений черного золота и газа. В цифрах эта статистика выглядит крайне удручающе — по итогам 2016 года геологоразведка отчиталась о нахождении залежей углеводородов в сопоставимом с 10% добытых в течение этого периода нефтезапасов объеме. Повторение этой ситуации на протяжении 2-3-х лет поставит человечество перед угрозой полного истощения извлекаемых запасов газа и нефти через одно десятилетие, то есть фактическому завершению технологической эры. Но главной опасностью становится предстоящий мировой голод, причиной которого станет недостаток извлекаемых из земной коры углеводородов.

Вряд ли для кого является секретом, что на сегодняшний день топливо — главный индикатор здоровой экономики, построенной вокруг сжигаемых углеводородов на всей цепочке производственного цикла. Бензин или дизтопливо применяется для доставки товаров на магазинные полки, откуда их скупают приехавшие на автомобилях потребители. Углеводороды используются и на начальной стадии производства продуктов питания — в составляющей цены на привычные для человека пшеницу, рис и кукурузу, являющихся основой для более половины пищевых наименований на потребительских столах, огромную долю занимают транспортные расходы. Не меньшую часть занимает и производство химических удобрений, необходимых для стимуляции роста культур на истощенных участках земли, а их получение основывается на отходах различных циклов нефтепереработки. Чтобы произвести необходимое для жителей региона количество зерна, потребуется сжечь огромный объем топлива, в том числе сжигаемого в печах теплоэлектростанций — отсутствие электроэнергии в энергетической системе любой страны вызовет настоящий коллапс с остановкой производства и закрытием всех без исключения заведений — и государственных, и производственных, и социальных, и медицинских, и торговых. Исчезновение нефти, угля и газа из «меню» потребительского общества приведет к отсутствию необходимой для его существования пищи.

Именно «нефтяной вопрос» послужил основой для проявившихся в 2016 году разногласий между членами некогда самого крепкого и долговечного союза — официальным Вашингтоном и королевской семьей Саудовской Аравии. Заключенные в 1970-х годах соглашения между странами о поставках американцам нефти по заниженным в сравнении со среднерыночными ценам оказались под угрозой срыва по причине быстрого и критического истощения легкоизвлекаемых запасов — низкая себестоимость нефтедобычи в ближневосточных странах, включая Катар, вскоре превратится в исторический миф. На это указывают данные по объемам нефтедобычи в России и Саудовской Аравии, которые к наступлению 2017 года практически сравнялись — если раньше Эр-Рияд многократно превосходил по этому показателю российскую нефтяную промышленность, то сегодня арабам приходится значительно сокращать уровень собственного потребления. Накопленные за десятилетия «нефтяного изобилия» денежные накопления Эр-Рияда буквально за несколько лет кровопролитной войны на несколько фронтов превратились в нули, а заокеанский союзник оказался попросту бессильным помочь из-за банальной нехватки «свободных» денег — оплачивать саудовские военные «издержки» удорожанием поставок саудовской нефти в Америку вашингтонская администрация категорически отказалась, спровоцировав обмен серьезными экономическими угрозами между странами-союзниками.

После истощения месторождений дешевых углеводородов, залегающих близко к поверхности планеты, ближневосточным государствам придется заняться привычной для американцев и других нефтедобывающих стран геологоразведкой, что автоматически вызовет серьезный рост расходов на нефтедобычу — к затратам на разведывательные работы в земной коре прибавятся расходы на новейшие буровые установки, «умеющие» извлекать запасы на больших глубинах. Переходный период, когда Ближний Восток сильно сократит объемы поставок нефти в Европу и США, станет причиной критического для рынка роста цен на бочку марки Brent — ежегодно растущий спрос на нефтепродукты столкнется с конечным предложением, не способным удовлетворить запросы всех желающих. Чтобы избежать приближающегося кризиса, Вашингтон запланировал организацию в обладающей крупнейшими запасами углеводородов стране так называемой «революции мягкой силы», когда на смену действующей власти приходят подконтрольные заокеанским кураторам политики под видом «представляющей интересы народа оппозиции». Конечная цель — получение контроля над достаточными для обеспечения мирового спроса запасами газа и черного золота, что позволит США монопольно контролировать глобальный нефтерынок с помощью ближневосточных союзников — под угрозой срыва энергопоставок вследствие несогласия с навязываемой вашингтонской администрацией политикой окажется вся Азия и европейский континент, а это обеспечит Америку безраздельным геополитическим и финансово-экономическим господством над практически всеми экономическими зонами Земли.

Насколько Россия осознала постепенно возрастающую угрозу усиления «нажима» со стороны «западных партнеров» с целью окончательного установления удобного для Вашингтона политического режима? Если говорить о политической реакции Москвы, то предположения о скорой «сдаче позиций» в российско-американских «баталиях» на лоне геополитики пока совершенно не сбываются — жесткое несогласие кремлевской администрации с предложенной заокеанской державой стратегией продемонстрировано в очень наглядной манере — истеричная реакция вашингтонского Белого дома в виде наложенных на Российскую Федерацию экономических санкций является достаточным подтверждением версии о полном понимании руководства РФ формирующейся в мире обстановки. Дополнительным подтверждением для такого предположения становится и стремительно ускорившийся процесс «атомизации» энергетического сектора России — на ближайшие десятилетия запланировано строительство и ввод в эксплуатацию десятков мощнейших атомных электростанций, в перспективе способных обеспечить потребности не только крупнейшего государства мира, но и всего евразийского континента. Простыми словами, Москва заранее готовится к наступлению эры глобального энергодефицита, вызванного истощением легкоизвлекаемых запасов нефти и газа, то есть четко распланировала свои действия в геополитике и экономике на пару поколений вперед.

Когда именно нефтерынок охватит «предкризисная лихорадка» перед наступлением настоящей «экономической бури», финансовые аналитики и эксперты в области нефтедобычи напрямую указывать отказываются, ссылаясь на присутствие большого количества не подверженных точному просчету факторов, в том числе находящихся в плоскости межгосударственных взаимоотношений. Если участникам «большой политики» удастся договориться о реализации действенного механизма предотвращения «долгового взрыва» в США, столкнувшейся с недостаточностью поступающих в государственный бюджет доходов для погашения выплат по долговым обязательствам уже в 2017 году, мировой экономике удастся «оттянуть» момент надвигающейся катастрофы, а то и вовсе ликвидировать причины очень быстро приближающегося «суперкризиса». При этом одним из обязательных пунктов для достижения взаимовыгодных договоренностей станет планомерная и крайне необходимая в сегодняшних условиях консолидация усилий по «пересадке» потребительского общества и производственного сектора на «альтернативные энергетические рельсы», что позволит почти безболезненно отказаться от стремительно уменьшающихся в объемах нефти и газа. Какой окажется энергетика ближайшего будущего — альтернативная на основе энергии солнца и ветра или атомная с многочисленными АЭС, покажут политические события и решения в период 2017-2025 годов.

Николай Викторов