Дмитрий Патрушев плохо влияет на Россельхозбанк?

Дмитрий Патрушев плохо влияет на Россельхозбанк?

У РСХБ не хватает средств, чтобы покрыть выданные ранее кредиты.

dmitriy_patrushev-1С отставкой предправления Россельхозбанка (РСХБ) Юрия Трушина и приходом на эту должность Дмитрия Патрушева (старшего сына бывшего директора Федеральной службы безопасности (ФСБ), а ныне секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева), РСХБ начал демонстрировать невероятные убытки. Как следует из отчетности Россельхозбанка по РСБУ на 1 января 2016 года, его чистый убыток за 2015 год составил 72,6 млрд рублей. Это рекорд для него с 2008 года. Кстати, год назад РСХБ тоже демонстрировал убытки. В частности, за 2014 год убыток Россельхозбанка составлял 7,5 млрд рублей. Одной из причин сложившейся ситуации эксперты единодушно называли безответственную кредитную политику менеджмента банка.

В итоге сложилась патовая ситуация: по даннам рейтингового агентства Fitch, если РСХБ создаст резервы под все неработающие кредиты, – с просрочкой более 90 дней, – то останется почти без капитала. По расчетам агентства, неработающие кредиты РСХБ на конец первого полугодия 2016 года составляли 17,8% всего кредитного портфеля (в 2015 г., по оценкам Fitch, было 16,7%), а покрыто резервами было лишь 54% неработающих кредитов и незарезервированная часть может достигать 80% капитала РСХБ по МСФО. Для сравнения — у Сбербанка этот коэффициент на 1 января 2016 года составлял 190%

«Проблемные кредиты – включая кредиты, отраженные в отчетности по МСФО как «кредиты, требующие особого внимания», – составляют около 20% портфеля РСХБ, и они зарезервированы лишь наполовину, а незарезервированная часть сопоставима с величиной капитала первого уровня банка», – соглашается с коллегами из Fitch Ольга Ульянова из агентства Moody’s (также рейтингует банк).

Большинство неработающих кредитов очень мелкие, констатирует аналитик Fitch Александр Данилов, сложно оценить перспективы их возвратности. Качество 20 крупнейших групп заемщиков – на них в конце III квартала 2016 г. приходилось 30% кредитного пакета – адекватное, считают в Fitch. Остальные кредиты могут быть более рискованными – в особенности с учетом того, что у многих из них процентные ставки субсидируются и есть льготные периоды для погашения основного долга, пишет рейтинговое агентство.

Резервирование менее 100% может быть вполне обоснованным, по кредитам существуют залоги, говорит Ульянова. «У большинства российских банков общие резервы покрывают просроченные более чем на 90 дней кредиты полностью или почти полностью», – напоминает Данилов. На сколько РСХБ придется резервировать оставшиеся неработающие кредиты, зависит от того, есть по ним обеспечение или нет и выправится ли ситуация у заемщиков, считает аналитик Fitch: «В любом случае это зона риска». Тем более, в Россельхозбанке были случаи выдачи кредитов по заведомо завышенной стоимости залога. Так произошло, например, с элеваторами, заложенными под кредит, поручителем по которому выступала зерновая компания «Настюша» бизнесмена Игоря Пинкевича. В итоге элеваторы были проданы с убытком для банка компании, связанной с родственниками аграрного министра Александра Ткачева, а Пинкевич даже получил небольшую компенсацию

«Вопрос заключается в том, что банк в действительности сможет вернуть за счет залогов. Наша история наблюдений за накопившимся за предыдущие годы проблемным портфелем РСХБ показывает, что возвратность очень низкая», – указывает Ульянова, но напоминает, что в 2012–2014 годах ситуация у РСХБ была еще хуже: тогда только под треть проблемных кредитов были резервы.

По оценкам Fitch, на конец октября 2016 года подушка регулятивного капитала у РСХБ была достаточной для увеличения резервов под обесценение кредитов еще на 13% – без нарушения минимальных требований к капиталу. РСХБ ожидает дальнейшей поддержки капиталом – на 15 млрд рублей в 2017 году по программе развития сельскохозяйственного сектора, считают в рейтинговом агентстве: «Однако эта рекапитализация не является значительной относительно размера незарезервированных неработающих кредитов и других кредитных рисков».

РСХБ вряд ли сможет досоздать необходимый уровень резервов за счет собственной прибыли: доходность банка хоть и улучшилась в ответ на снижение стоимости фондирования, но все еще остается очень слабой, полагает Ульянова. «Поэтому банк будет, скорее всего, продолжать балансировать между политикой недорезервирования и помощью государства. Впрочем, послабления регулятора в части недорезервирования проблемных кредитов РСХБ также можно считать компонентом государственной поддержки», – заключает она.

Стресс-тест Fitch показал, что если общие потери составят 20% кредитного портфеля РСХБ и при условии, что РСХБ получит в течение 2016–2020 годов помощь государства для докапитализации на сумму 70 млрд рублей (по программе поддержки агропромышленного комплекса), то у него останется достаточно капитала для соблюдения нормативов и даже будет небольшой запас.

Дмитрий Патрушев, глава Россельхозбанка
Дмитрий Патрушев, глава Россельхозбанка

«Результат может быть хуже, если докапитализация государством будет осуществляться в меньшем размере или если количество проблем окажется больше, в отношении чего есть неопределенность», – говорит Данилов.

Как сообщают «Ведомости», в 2015 году, кредиты, требующие особого внимания, и кредиты с задержкой платежа в РСХБ составили 413 млрд рублей, или четверть портфеля. В отчетности по МСФО за девять месяцев 2016 года РСХБ показал, что направил в резервы 18 млрд рублей, чистый убыток составил 9,8 млрд. Всего же за девять месяцев банк создал резервов под обесценение кредитного портфеля на 59,2 млрд, чистый убыток достиг 35,1 млрд рублей. Долгосрочная программа на 2014–2020 годы, опубликована на сайте Минсельхоза, предусматривает в 2016–2017 гг. докапитализацию РСХБ государством по 10 млрд рублей в год.

Дмитрию Патрушевы не впервые приходится затыкать финансовые дыры за счет государства. К примеру, в мае 2015 года премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение о докапитализации Россельхозбанка на 10 млрд рублей. Эти деньги помогли банку компенсировать убытки, накопленные с начала 2015 года, в размере 9,2 млрд рублей.

Затем, в июне 2015 года, руководство РСХБ опять попросило пополнить капитал на 35 млрд рублей до конца 2015 года. Причем, эти деньги банк требовал помимо докапитализации через облигации федерального займа (ОФЗ), а через ОФЗ Россельхозбанк мог получить еще 68,5 млрд рублей.

При этом на момент прошения дополнительных 35 млрд рублей, в РСХБ из 1,4 трлн рублей всего портфеля банка 429 млрд руб. (31%) приходилось на проблемные кредиты, а также на те займы, качество которых вызывает вопросы. Стоит напомнить, что в свое время Россельхозбанк кредитовал фирмы известной «кущевской банды» Цапков, в частности принадлежащее ОПГ ООО «Артекс-Агро».

Годом ранее ситуация в Россельхозбанке была не лучше. Все дело в том, что в 2014 году РСХБ получил от государства 30 млрд рублей: 5 млрд за счет допэмиссии и 25 млрд за счет конвертации субординированного кредита ВЭБa. Это помогло банку создать резервы на 56 млрд рублей, а капитал банка сократился до 198 млрд рублей.

Также еще одним нерыночным способом поддерживать банк на плаву стало размещение в РСХБ льготного кредита от «Роснефти» в сумме $1,15 млрд. Однако и этот кредит не помог «банкиру года» Патрушеву вывести Россельхозбанк из системного кризиса.

«Роспрес»