Битва за изгнание боевиков ИГИЛ из Мосула может обернуться хаосом

Битва за изгнание боевиков ИГИЛ из Мосула может обернуться хаосом

Боевые планы по вытеснению ИГИЛ из Мосула готовы, но ненадежная смесь сил, сражающихся с террористами, может отсрочить сражение или вызвать новые конфликты.

изгнание боевиков ИГИЛ из Мосула. фото

В последние недели приготовления к наступательной операции ускорились, после того как власти в Багдаде и курдское региональное правительство согласовали детальный план освобождения города. Однако все еще обсуждаются более острые проблемы, например, вопросы о роли иракских шиитских ополченцев и о том, кто будет контролировать освобожденную территорию.

В теории, объединенные в борьбе с общим врагом, многие из участвующих в предстоящей операции группировок в действительности являются злейшими соперниками с конкурирующими интересами.

По военному соглашению, в котором изложен план наступления, только иракские спецназ, регулярные войска, полиция и местные ополченцы должны будут участвовать в непосредственном захвате Мосула. Иракские войска пройдут через город и останутся в районах, контролируемых полуавтономным правительством Курдистана. Различным иракским подразделениям были назначены определенные секторы театра боевых действий. Роль шиитского ополчения еще предстоит определить, хотя их могу использовать для защиты окраин города.

Напряженность из-за власти и земли уже приводила к тому, что группировки, борющиеся с ИГИЛ в Ираке, уже обращали свое оружие друг против друга.

Шиитские ополченцы вступали в стычки с курдскими пешмергами на севере города Туз-Хурмату в прошедшем году. Представитель одной из главных организаций шиитских ополченцев в Ираке заявлял, что его группировка помешает захвату иракской земли курдами во время операции по освобождению Мосула. Он также говорил, что турецкие войска и подготовленные ими боевики будут рассматриваться как оккупационная сила, если их допустят на поле боя. Шиитские ополчения разрослись как грибы за последние два с половиной года, после призыва к оружию для заделывания бреши, образовавшейся после разгрома иракской армии боевиками ИГИЛ в Мосуле.

Турция, которая имеет исторические претензии на Мосул, также публично заявляла о своей роли, несмотря на резкие возражения Ирака.

Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади обвинял Турцию, военнослужащие которой, вопреки желанию Багдада, находились в Ираке и готовили суннитских боевиков к наступлению, в разжигании «региональной войны» попытками вмешательства в наступление.

Иракские власти неоднократно требовали, чтобы Турция вывела свои войска, которые оставались на базе на севере Ирака и обеспечивали артиллерийскую поддержку боровшихся с террористами суннитских боевиков.

Однако президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган недавно заявлял, что никто не может помешать ей участвовать в освобождении Мосула.

В то же время Турция резко возражает против какого-либо участия Рабочей партии Курдистана или РПК, члены которой также борются с террористами в Ираке.

С учетом возможности новых конфликтов после изгнания боевиков ИГИЛ, некоторые иракские чиновники предлагают решить все вопросы об управлении освобожденной территорией до начала наступления.

Также очень важно, как наступающие силы будут обращаться с суннитским мирным населением. На гражданских, которые оставались на контролируемой ИГИЛ территории, вероятно, будут смотреть с подозрением из-за их возможных связей с террористами, а мужчины призывного возраста могут подвергаться тщательным проверкам.

Оскорбления суннитского населения будут поддерживать представления, которые побудили многих жителей Мосула приветствовать захват города боевиками ИГИЛ в июне 2014 года. Тогда многие чувствовали дискриминацию шиитского правительства в Багдаде и переходили на сторону террористов.

Оригинал материала: «Washington Post»

comments powered by HyperComments