Особенности развития алтайского туризма

Особенности развития алтайского туризма

Почему реальная отдача от туробъектов региона не соответствует организованной вокруг них пиар-кампании.    

karlin_alexander_altayУ губернатора Алтайского края Александра Карлина туризм в последнее время является главным политическим «коньком». Кажется, он забыл, что еще 13 января 2014 года на встрече с редакторами и директорами «Сибирской медиагруппы» Карлин заявлял, что туризм не расценивается как «приоритетная отрасль региональной экономики, тем более, что он актуален лишь для нескольких районов края». «Не рассматриваем и не предполагаем рассматривать туризм в качестве локомотивной отрасли экономики Алтайского края. Эту позицию навязывают нам искусственно, — утверждал  тогда губернатор. — Туризм для Алтайского края – дополнительная, факультативная отрасль экономики».

Теперь  Александр Богданович высказывается с точностью наоборот: туризм для него чуть ли не главный «драйвер роста» Алтая. Что изменилось? С внешней стороны: лопнули прежние приоритеты – к примеру, в крае разорились крупные агрохолдинги – «Ключевской элеватор», «Пава», действовавшая в трех десятках районах компания супругов-авантюристов Антипиных «Изумрудная страна», к лоббированию которой губернатор в свое время был причастен. «Если посмотреть объем производства одного только «Ключевского элеватора» и его хозяйств – никакая туристическая зона никогда не возместит этих потерь» — комментирует провалы в краевом АПК алтаец Александр Назарчук, в 1994-1996 гг. –  министр сельского хозяйства РФ.

Разорение предприятий в Барнауле, Рубцовске и других городах, катастрофическое падение Алтайского края по зарплатам на предпоследнее, 84-ое место среди регионов – эти сданные позиции как бы меркнут в блеске алтайских туристских проектов  и ожидании водопада инвестиций.

А, во-вторых, туризм несет реальные финансы сейчас, и, похоже, главное тут не собственные доходы от него, а дотации и вливания из федерального бюджета по программам развития внутреннего и въездного туризма в РФ и алтайского регионального туризма до 2020 года. Эти и другие программы сейчас козырные карты Александра Карлина.  Тут якобы процветают и сельский туризм, и гастрономический, устраиваются зимние праздники, развивается водный туризм с освоением денег на расчистку водоемов,  и событийный туризм. И как ягодка на торте – якорный проект особой экономической зоны «Бирюзовая Катунь». А также – туристско-рекреационный комплекс «Сибирское подворье», город-курорт Белокуриха и площадка санаторно-курортного комплекса «Белокуриха-2»…

Под такой «расклад» в духе заботы о крае хорошо выпрашивать федеральную поддержку. Особенно после того, как губернатор края Карлин пробил-таки проведение в Алтайском крае заседания Президиума Госсовета по повышению инвестиционной привлекательности санаторно-курортного комплекса, где и выступил основным докладчиком. «Уже само по себе рассмотрение вопроса на нашей площадке — это надежный стимул для привлечения инвестиций», — не сдержал эмоций Александр Богданович 26 августа 2016 г. после заседания с участием Владимира Путина.

На заседании А. Карлин педалировал тему, что санаторно-курортному комплексу — «драйверу для динамики всех остальных отраслей» — нужна разработка государственной стратегии развития (а какая стратегия без вливаний средств в регион). Губернатор похлопотал и за курорты федерального значения (ведь в их числе алтайская «Белокуриха»), которые не имеют преференций и специальной финансовой поддержки, т.е. стимулов, способствующих привлечению инвесторов.

Словом, куда не кинь – так или иначе Александр Карлин апеллирует к главному инвестору: федеральному бюджету. В проект «Белокуриха-2», куда Путин приезжал, уже вложено 1,5 млрд. руб. госсредств.  До 2020 г. «на алтайский туризм» губернаторская команда хочет привлечь около 26,68 млрд. рублей, но реальны из них лишь 4,4 млрд. рублей из федерального бюджета, да что-то — из краевого, Все остальное – возможные в будущем внебюджетные источники. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что первоочередным плательщиком здесь рассматривается государство. Для которого и составляет команда губернатора А. Карлина планы и проекты, а фактически – заявки на средства…

Но Карлину уже мало просить только на стройки. С 2015 года СМИ сообщают о том, что губернатор Алтайского края является горячим сторонником идеи  передачи полномочий по управлению особыми экономическими зонами в руки  региональной власти. Одно дело в рот Москве глядеть, а другое – владеть построенным с помощью московских денег! Идея с энтузиазмом была воспринята и руководством особой экономической зоны туристско-рекреационного типа (ОЭЗ ТРТ) «Бирюзовая Катунь», где введен в эксплуатацию 21 туробъект.

Мотивировалось всё это снятием барьеров для привлечения резидентов и тучей причин, которые губернатор поднаторел озвучивать…  В июне 2016 г. появились сообщения, что по решению Владимира Путина «два Алтая» (Алтайский край и Республика Алтай) получат под собственный контроль особые турзоны.

Однако страна ждет, что в ответ на тапкой подарок турзоны и кластеры поднимут экономику регионов, переведут их из разряда нахлебников в разряд «доноров». Но вот незадача! Счетная Палата РФ, проверившая с декабря  2015 г. по март 2016 г. «эффективность использования средств федерального бюджета, государственного имущества и иных средств при создании и функционировании особых экономических зон в Российской Федерации в 2014-2015 годах», в регионе, руководимом А. Карлиным, не нашла эффективным управление в ОЭЗ ТРТ «Бирюзовая Катунь». Планы обустройства ОЭЗ в Алтайском крае были утверждены с нарушением сроков, не выполнены плановые показатели по количеству резидентов (в «Бирюзовой Катуни» их 13 из 15-и), не хватает половины объектов инженерной инфраструктуры.

При всем желании не могли аудиторы Счетной палаты РФ назвать эффективными многолетние вложения средств федерального бюджета в ОЭЗ ТРТ «Бирюзовая Катунь» в сравнении с малой отдачей от потраченных денег («Объем вложенных средств федерального бюджета и полученных льгот  составляет  4163,4 млн. рублей, объем привлеченных  инвестиций  и уплаченных налоговых платежей — 693,3 млн. рублей»,читаем мы в справке).

Низким оказался и показатель доли реализации объема продукции и услуг резидентами ОЭЗ  в валовом региональном продукте. «В ОЭЗ  «Бирюзовая Катунь» (Алтайский край)  он составил 0,002 %, что указывает на отсутствие роста активности деятельности резидентов ОЭЗ», — констатируют аудиторы.

О неэффективности работы экономических зон после проверки сказала Председатель Счетной палаты Татьяна Голикова. «Самое неприятное, на мой взгляд, из показателей, даже не использование денег. На территории ОЭЗ за 10 лет создано 18 177 рабочих мест… разделите, сколько стоит одно рабочее место…». Конкретно по Алтайском краю выяснилось, что с 2007 года до 1 января 2016 года в ОЭЗ «Бирюзовая Катунь» создали лишь 51 рабочее место, что составляет 0,3% от численности трудоспособного населения муниципального образования. А по сравнению с предыдущим годом «прирастили» аж… 6 рабочих мест. Для сравнения: в Татарстане в ОЭЗ их было создано в 10 раз больше — 5504, прирост за год – свыше 450 рабочих мест. Там особая экономическая зона дала работу 11,1% от трудоспособного населения, в Липецкой области — 10,5 %, в Томской области — 11,7 %…

Но несмотря на такие «результаты», Александр Карлин, как из рога изобилия, выдвигает всё новые проекты, доказывая, что они будут панацеей для экономики Алтая. Даже после несладких выводов Счетной палаты РФ губернатор края — по его же выражению: «вопреки обстоятельствам и назло недоброжелателям» — не признает минусовые итоги деятельности «Бирюсовой Катуни». Какой же минус, если столько бюджетных миллиардов потратили на рабочие места! В своем блоге Александр Богданович похваляется и другими успехами в освоении госсредств: «Мы стали единственным в России регионом, для которого федеральные средства по программе выделяются на развитие инфраструктуры сразу двух туристических кластеров: «Золотые ворота» и «Белокуриха-2», «Мы развиваем туризм в крае — без ложной скромности, у нас это получается… Мы стали известными».

Впрочем, давно подмечено, что губернатор озабочен не столько реальным положением дел и мнением жителей региона, сколько тем, какая картинка будет подана.

18 апреля 2016 года, посетив в Бийске уже упомянутый туркластер «Золотые ворота», Карлин бодро заявляет для СМИ: «Площадка туркластера уже готова к приему бизнес-проектов. Убежден, что она станет одной из лучших в крае…»

Однако четыре дня спустя, 21 апреля 2016 года, реальную картину дает информагентство «Банкфакс»: «Подкормленный» бюджетом бийский туркластер «Золотые ворота» рискует опустеть».  Губернская команда вбила в  кластер более 300 млн. бюджетных рублей, но на момент посещения Карлиным Бийска ему компанию составил последний не ушедший инвестор, а  единственная действующая в бийском автотуристическом кластере компания может законсервировать свой объект.

Алтайский край, действительно, чудесное место для туристов (этим и объясняется рост интереса к нему). Но посетившие в апреле с.г. в рамках недели алтайского туризма экскурсионный туристический маршрут по Барнаулу профессионалы из комитета по импортозамещению при экспертном совете Минкультуры нашли «исторический» Барнаул непривлекательным. Настроение им испортили голая площадь, плохие дороги к местам отдыха, уличный туалет для туристов, старые автобусы без кондиционеров.  Минусов у  проекта кластера «Барнаул — горнозаводской город» нашлось много.

Как много минусов и в целом у индустрии туризма Алтайского края и санаторно-оздоровительных комплексов. На деле мало новых отелей, современной инфраструктуры, да и элементарной организации и порядка. Не говоря уже о не допустимых случаях с отдыхающими: к примеру, в июне 2016 года в детском оздоровительном лагере «Академия Робинзонов» оставшийся без присмотра 13-летний подросток пошел кататься на «тарзанке» кустарного производства, сорвался и упал в реку Катунь — его унесло течением…

Однако такие вещи остаются «за фасадом» инициируемой губернатором кампании «Добро пожаловать в Алтайский край!». Алтай заменит Финляндию и Швейцарию, бьют в барабаны лоббисты и пиарщики Александра Карлина, здесь сибирские Афины, здесь лучше, чем в Сочи и Карелии! За этой дымовой «завесой», скрывшей все прошлые провалы, не каждый увидит реальную картину красивого, но депрессивного региона, в котором,  пользуясь формулировкой Татьяны Голиковой, даже особая экономическая зона с туробъектами не стала действенным инструментом поддержки экономики.

Максим Соболев
comments powered by HyperComments