Дагестанская игра группы «Сумма»

Дагестанская игра группы «Сумма»

Действительно ли Зиявудин Магомедов повел «большую игру», направленную на замену нынешнего главы республики.

ziyavudin_magomedov_ramazan_abdulatipovРодная республика в последнее время стала едва ли не основным «игровым полем» для Зиявудина Магомедова, поскольку на других «полях» дела олигарха пошли в минус. Невиданное дело: новым исполнительным директором его группы компаний «Сумма» стала дама – уроженка Баку Лейла Маммедзаде, известная в бизнес-кругах под фамилией Канторович. Кстати, «Сумма» второй раз за полтора года меняет руководителя. Ключевые активы группы — Дальневосточное морское пароходство, Новороссийский морской торговый порт — в прошлом году показали убытки. Госзаказы скукожились. А ведь казалось бы, еще так недавно однокашник Зиявудина Магомедова по вузу Аркадий Дворкович из команды Дмитрия Медведева, по выражению СМИ, «помогал дагестанскому бизнесу приватизировать страну».

А тут еще удар под дых нанесли Нидерланды, свернув проект нефтяного терминала в порту Роттердама с ожидаемым $1 млрд. инвестиций. Поговаривают, что «нехорошую» мысль, будто братья Магомедовы под созданную для проекта компанию Shtandart TT BV могут отмывать российские деньги, голландским властям чуть ли не специально подкинули федеральные силовики, слив по своим каналам компромат на дагестанских «конкистадоров» Зиявудина и Магомеда Магомедовых.

Тут уж наверняка Уинстон Черчилль виноват: зачем твердил, что «имеют значение не намерения, а возможности»! «Если бы у кого-то появляются неограниченные «возможности», то и соответствующие намерения не заставляют, как правило, себя ждать», — пишут СМИ, намекая, что «империя братьев Магомедовых изначально создавалась с упором на политико-теневой ресурс, подразумевающий возможность оперировать серьезными суммами наличного «кэша», и на былую связь братьев-дагестанцев с криминалом.

Однако не прошлые дела заставляют Москву хвататься за голову! Летом этого года  при попытке сменить руководство Махачкалинского порта чуть не сошлись в кровопролитной схватке бойцы «группы захвата Магомедова» и «спецназ Керимова» – двух конкурирующих дагестанских миллиардеров. С той и другой стороны – нанятые «спортсмены» и единоборцы. А вовлеченный в конфликт коллектив вооружился черенками от лопат и, как сообщил «Кавказский узел», готовился к самообороне предприятия.

«Дурацкие» дела, или медбрат против экс-полицейского

Вообще-то порт принадлежит государству и управляется федеральным унитарным предприятием – ФГУП «Махачкалинский морской торговый порт» (ММТП), который подчинен Агентству морского и речного транспорта (Росморречфлот).

До 2011 года предприятие было на грани банкротства, поэтому Москва фактически вменила Махачкалинский порт в антикризисное управление структурам Сулеймана Керимова, за что Керимов рассчитывал получить порт при намечавшейся приватизации. Но с приходом к руководству кавказской республикой Рамазана Абдулатипова в регион зашли структуры Зиявудина Магомедова, и началось противостояние между олигархами. Порт превратился в один из «спорных узлов» между двумя крупнейшими кланами дагестанского бизнеса.

Но если нельзя пока владеть активами, то порт, как известно, можно контролировать через гендиректора, чей «человек» в кресле руководителя – тот и хозяин предприятия.

Пять лет портом руководил «человек Керимова» – Ахмед Гаджиев. Но в 2016 году срок его контракта закончился. В день проведения конкурса на замещение должности руководителя порта Росморречфлот сделал выбор в пользу выскочившего, как чертик из табакерки, ставленника Зиявутдина Магомедова — некоего Андрея Гормаха.

Между тем всего год назад Росморречфлот высоко оценил заслуги Гаджиева перед ФГУП, сделав однозначное заключение о том, что он «соответствует занимаемой должности». Ведь команда Гаджиева вывела порт из кризиса, погасила 2 млрд. рублей задолженности перед бюджетом, в 2015 году вышла на прибыль в 160 млн. руб. и увеличила зарплату портовикам в 2,5 раза. Но Росморречфлот проигнорировал мнение полпреда президента в СКФО Сергея Меликова и письменное ходатайство главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, которые выступили против смены гендиректора ММТП. Так что дым, что называется, сразу пошел коромыслом!

В правительство РФ Дмитрию Медведеву полетело письмо, где назначение «промагомедовского» Андрея Гормаха назвали «рейдерским захватом порта определенными олигархическими кругами».

Отстаивая прежнего директора Гаджиева, портовый профсоюз пригрозил забастовкой, а людям раздали черенки лопат. Вот так же в 2010 году порт не допустил «временного руководителя порта», продавленного через Росморречфлот: в первый же день правления к обеду Махач Алиев был окружен толпой в 100 человек и жестоко избит, судебные приставы еле отбили беднягу у толпы…

На нынешнее решение Росморречфлота подали иски. И тут же Гудермесский городской суд Чеченской Республики по заявлению никому не известного гражданина Магомеда Кантаева принял обеспечительные меры: приостановил действие решения комиссии Росморречфлота и наложил запрет на издание приказа о назначении Гормаха гендиректором порта. Ясно, что вердикт был немыслим без воли руководства Чеченской республики, в экономику которой Сулейман Керимов серьезно вложился (в отличие от братьев Магомедовых).

Возбудилась также Генпрокуратура РФ: вынесла представление Росморречфлоту, указав, что результаты конкурса не соответствуют требованиям законодательства, а конкурсная комиссия не учла, что у Гормаха нет опыта руководить ММТП…

Очнулась также некая кипрская компания Arolia Holdings Ltd, которую считают афилированной с «Нафта Москва» Керимова: Арбитражный суд Дагестана частично удовлетворил иск Arolia о взыскании с предприятия 156 млн. руб. долга, переуступленного Сбербанком по когда-то взятому кредиту. Оффшор выкупил долг порта у банка в 2013 году, но не требовал его, держа до удобного момента — пока Зиявутдин Магомедов не разворошил улей, пытаясь взять под контроль Махачкалинский порт.

Словом, через Росморречфлот братья Магомедовы запустили процесс, от которого затрясло и порт, и весь Дагестан. У людей Магомедова и у людей Керимова, готовившихся к «сшибке», появилось оружие. В Махачкалинский порт срочно прибыла группа спецназа для предотвращения возможного рейдерского захвата предприятия и кровопролития.

Между тем втянутые в драку олигархов персонажи оказались весьма забавными. Иск в Гудермесский суд о том, что его не допустили к участию в конкурсе на замещение должности директора предприятия, подал некий Магомед Кантаев, который оказался… медбратом по образованию.

Но не смейтесь: выбранный Росморречфлотом ставленник Зиявудина Магомедова — Андрей Гормах — тоже оказался не гением менеджмента! Это отставной полицейский, до 2011 года служивший в МВД. Потом он безвестно трудился в 2013 — 2015 годах в роли первого замдиректора в подконтрольной группе «Сумма» Зиявудина Магомедова Объединенной зерновой компании (ОЗК). Впечатляет цифра: после ухода Гормаха из компании прибыль ОЗК выросла почти в 60 раз – с 274 млн. рублей до 16,3 миллиардов рублей! Интересно, что Гепрокуратура посчитала невозможным допуск отставного полковника Гормаха, у которого сын обвинен в разглашении гостайны, к должности, связанной с секретными сведениями (по некоторым данным, часть акватории порта Махачкалы должны передать Минобороны России).

Еще более живописной личностью оказался сам глава Росморречфлота Виктор Олерский, который подписанием приказа о назначении Андрея Гормаха отдал Махачкалинский порт Магомедовым. Год назад Виктор Олерский в качестве замминистра транспорта входил в совет директоров Новороссийского морского торгового порта (НМТП) – то есть актива «Суммы». В свое время г-н Олерский был близок также к к приговоренному в 2010 году к пожизненному заключению за убийства, бандитизм и терроризм экс-сенатору от Башкирии Игорю Изместьеву.

До ареста Изместьева, связанного с ОПГ «Кингисеппская», компаньоны сумели прибрать контрольный пакет акций «Волжского пароходства». Олерский стал также совладельцем «Северо-Западного пароходства», и консолидированные активы партнеров вошли в холдинг «Волго-Балтийская компания». Но тут Изместьева арестовали, и Виктор Олерский из бизнеса подался в чиновники. А в феврале 2016 года – не в пример посаженному за решетку компаньону – был двинут в руководители Росморречфлота. Ну как человеку с такими «корешами» не пособить группе «Сумма», с которой так хорошо было заседать в совете директоров НМТП?

«Новый» Зиявудин Магомедов

Возможно, как инвестор Зиявудин Магомедов на первых порах был весьма приятен для главы Дагеста Рамазана Абдулатипова. Войдя в республику со своими миллионами, он проводил то конные скачки в честь муфтия Дагестана в родном Хунзахском районе, то отстроил «Домик Петра I» в Дербенте, то запустил в регионе образовательный проект для талантливой молодежи. На пике взаимоуважения республика даже подписала с «Суммой» Магомедова «меморандум о взаимопонимании», и ряд креатур олигарха получил даже знаковые назначения на должности.

Не беремся сказать, когда между главой Дагестана и хозяином «Суммы» кошка пробежала. Возможно, когда Рамазан Абдулатипов не захотел отдать Магомедову дагестанскую «нефтянку» с собственными мощностями по перевалке нефти. Но так или иначе быстрое охлаждение отношений между Абдулатиповым и Магомедовым — почти до полного разрыва — отмечают сегодня все аналитики в Дагестане.

Предотвращенное спецназом летнее противостояние «силовых групп» Сулеймана Керимова и Зиявутдина Мухамедова, чуть не дошедшее до крови и захвата Махачкалинского порта, показало, что «эра милосердия» с открытием молодежных центров и мечетей под телекамеры осталась в прошлом. «Хунзахская команда» Магомедова теперь вырывает позиции у «чародинской команды» и наоборот, хотя президент Дагестана обещал не допустить в регионе войны кланов за ресурсы.

В «дагестанскую борьбу» оказались втянуты мощные интересанты за пределами республики. Эпизод с назначением через Росморречфлот экс-полицейского вопреки воле главы республики показал, что Магомедовы перешли на продавливание своих решений через Москву. Маски сброшены, дипломатия окончена!

Обозревателей не оставляет впечатление, что ныне хозяин «Суммы» повел большую игру – возможно, на замену нынешнего главы Дагестана.

Во всяком случае на политической арене республики вдруг возникла оппозиционная к Рамазану Абдулатипову «партии муфтия». Как известно, любая политическая сила невозможна без больших денег и гарантий со           стороны Москвы.

«То, что Зиявудина Магомедова до сих пор в Дагестане считали предельно аккуратным и осторожным игроком, избегающим прямых столкновений, оказалось заблуждением, – пишет информационно-аналитический портал On Kavkaz. – Тот напор и решимость, которую он продемонстрировал в битве за порт, изменили представление Дагестана о методах его работы. А резкая политическая активизация на протяжении четверти века державшегося как можно дальше от политики муфтията, имеющего, как и сам Зиявудин Магомедов большие претензии к Рамазану Абдулатипову, показала, насколько далеко он может пойти в своей решимости взять Дагестан под контроль не только в финансовом, но и в политическом отношении». 

Что ни говорите, а все же прав старик Черчилль: значение в большой игре имеют только возможности!

Дмитрий Смирнов
comments powered by HyperComments