Дэвид Кэмерон не видит смысла в сомнениях по поводу вторжения в Ливию

Дэвид Кэмерон не видит смысла в сомнениях по поводу вторжения в Ливию

Бывший глава оборонного ведомства сказал, что Британский Совет национальной безопасности необходимо реформировать для лишения премьер-министра возможности давать распоряжения о военных мерах без видимой причины.

Дэвид Кэмерон не видит смысла в сомнениях по поводу вторжения в Ливию

Лорд Ричардс, глава вооруженных сил во время военной интервенции в Сирию в 2011 году, сказал, что он и тогдашний шеф MI6 Сэр Джон Сауэрс имеют сомнения по поводу того, что свержение диктатора Муаммара Каддафи было обусловлено национальными интересами Британии.

Быстрое вытеснение полковника Каддафи повстанцами после англо-французской интервенции широко приветствовалось как успех. Но Ливия потом погрузилась в войну между ополченцами и племенами, экономика рухнула, миграционный кризис усилился и «Исламское государство» смогло создать там свой опорный пункт.

В новом докладе комитет нижней палаты британского парламента по внешней политике подвергает Дэвида Кэмерона резкой критике и возлагает на него всю ответственность за неспособность сформировать «единую стратегию по Ливии».

В комментариях, перекликающихся с вердиктом доклада Чилкота по Тони Блэру и вторжению в Ирак в 2003 году, депутаты пришли к выводу, что британское вторжение в Ливию не было подкреплено точными сведениями и основывалось на ошибочных допущениях и неполном понимании восстания.

Ограниченные воздушные и ракетные удары для защиты мирных жителей в Бенгази превратились в «оппортунистическую политику смены режима» одновременно с неспособностью признать, что угроза городу была преувеличена и что повстанцы включали значительный исламистский элемент», — говорится в докладе.

Лорд Ричардс и правительство были единодушны в отношении действий по защите мирных жителей, когда силы Каддафи двинулись в сторону Бенгази, но были некоторые разногласия по смене режима. «Остается спорным вопрос о необходимости нашего вмешательства для наших национальных интересов», — сказал он радио BBC. Он назвал Совет национальной безопасности чересчур точным в своих методах, а сведения по Ливии — очень туманными.

Однако Лорд Ричардс также защищал более сильные военные меры, включая наземные операции, для Сирии и Ливии после принятия решения о вмешательстве. «Результат бездействия может быть намного катастрофичнее. Хуже всего действовать боязливо и неуверенно», — сказал он.

Алистер Берт, министр по делам Ближнего Востока и Северной Африки в 2011 году, защищал Кэмерона, говоря, что доклад дает слишком суровую оценку, и указывал на кровопролитие в Сирии.

«В некоторых случаях нет правильных ответов. Каждый вариант имеет плохой результат. Вы лишь пытаетесь смягчить этот плохой результата», — сказал он.

Комитет также призывал к независимому пересмотру процедуры принятия решений в Совете национальной безопасности.

«Действия Великобритании в Ливии были частью плохо спланированной интервенции, результаты которой ощущаются до сих пор», — сказал консервативный председатель комитета Криспин Блант.

Кэмерон аргументировал необходимость интервенции предотвращением кровопролития. Министерство иностранных дел подчеркивало, что решение о вмешательстве в дела Ливии имело международный характер, было принято в ответ на призыв Арабской лиги и санкционировано Советом безопасности ООН.

Но члены комитета считают, что после обеспечения безопасности Бенгази были варианты политического решения, в том числе через связи Тони Блэра с Каддафи, который был убит в том году повстанцами.

Оригинал материала: «EveningStandard»

comments powered by HyperComments