Тимур Иванов отодвигает друзей Путина?

Тимур Иванов отодвигает друзей Путина?

Зачем новый заместитель министра обороны РФ скупает для «Главного управления обустройства войск» (ГУОВ) акции его бывших подрядчиков.

Timur_Ivanov_minoboroniЕсли кто-то считает, что 1 сентября школьный праздник и не имеет к Министерству обороны никакого отношения, то окажется не прав. Судя по графику работы замминистра обороны Тимура Иванова понимаешь, что военные строители к началу учебного года отнеслись со всей мобилизационной серьезностью. В конце августа Иванов проверял готовность к учебному году Тульского суворовского училища, спустя несколько дней заложил первый камень будущего Президентского кадетского училища в Карелии, а чуть позже провел рекогносцировку местности под строительство Нахимовского училища в Мурманске.

Кстати, некоторые считают, что именно строительство Кызылского президентского кадетского училища заложило начало особого отношения министра к Тимуру Иванову. Хотя Иванов был заместителем Шойгу еще в правительстве Московской области, именно строительство и открытие в 2014 году президентских кадетских училищ сразу в трёх городах: в Севастополе, во Владивостоке, а главное на родине шефа – в Республике Тыва, позволило руководителю Оборонстроя и преемнику Васильевой получить особый статус в Министерстве обороны.

Куда ближе в правительстве Московской области Иванов сошелся с вице-губернатором Русланом Цаликовым, с которым он работал в тесном контакте. По слухам, именно Цаликов, ныне первый заместитель Шойгу в Минобороны и рекомендовал шефу назначить Иванова своим заместителем, в компетенцию которого должны войти весьма сложные направления деятельности.

Хорошо забытое старое?

Как было объявлено, «Тимур Иванов будет курировать всю деятельность Минобороны, связанную со строительством, реконструкцией и капитальным ремонтом объектов, управлением имуществом… В зоне его ответственности находится деятельность группы компаний дочернего холдинга Минобороны ОАО «Гарнизон». В его ведении будут находиться департамент строительства, департамент жилищного обеспечения, департамент имущественных отношений… Господин Иванов сможет принимать решение о высвобождении недвижимого военного имущества, а в случае необходимости приобретать недвижимость для Минобороны».

Напомним, что ОАО «Оборонстрой» является часть холдинга «Гарнизон». А «Гарнизон» — это новое название того самого «Оборонсервиса», в котором при министре Сердюкове совершались масштабные хищения.

Бойкие на язык журналисты не могли пройти мимо того факта, что Иванов стал как бы «наследником» одиозной Евгении Васильевой. Резонно, что они задались вопросами насчет потенциальных коррупционных интенций Тимура Иванова и тех возможностей, которые перед ним открываются на новом посту.

Но как-то в тени отечественных гиен пера осталась другая структура, которую возглавлял Иванов – то самое ГУОВ, ОАО «Главное управление обустройства войск».

А возможности этого подразделения не просто огромны. Они – сказочны.

ОАО «Главное управление обустройства войск» (ГУОВ) ведет свою историю от созданного в 1951 году Главного управления специального строительства Минобороны. В середине 2000-х годов на базе управления было создано ФГУП «Главное управление обустройства войск». В 2009 году предприятие было акционировано и передано ОАО «Оборонстрой» (входило в структуру ОАО «Оборонсервис»). В 2010 году распоряжением правительства России ОАО ГУОВ было определено единственным проектировщиком и строителем в 2011-2012 годах жилья для военнослужащих на участках, предоставленных Минобороны. По итогам проверки компании в 2012 году Счетная палата установила, что 93% работ по контрактам Минобороны с ГУОВ выполнялись субподрядчиками. При этом сумма финансовых нарушений составила 10,7 млрд руб.

Всего в состав ОАО ГУОВ входят 11 филиалов строительных организаций. По данным Kartoteka.ru, в 2011-2012 годах компания приняла участие в 57 государственных контрактах на общую сумму около 36 млрд руб. А ее выручка, к примеру, в 2012 году составила 41,4 млрд руб., чистая прибыль — около 1 млрд руб.

В ноябре 2014 года общественность узнала, что была вскрыта крупная афера, связанная с поставкой угля для нужд Минобороны. По данным СМИ, Главное военное следственное управление (ГВСУ) СКР возбудило уголовное дело о крупном мошенничестве, фигурантами которого теперь могут стать сотрудники ООО «Трансстройинжиниринг» и экс-руководители ОАО «РЭУ» — дочерней компании ОАО «Оборонстрой».

По версии следствия, под предлогом дорогой логистики в 2012 году ООО «Трансстройинжиниринг» завышало цену на уголь для нужд Минобороны в несколько раз, а бывшее руководство ОАО «РЭУ» оплачивало эти контракты, из-за чего бюджет потерял более 400 млн рублей.

Все больше, и больше, и больше…

Тимур Иванов получил «в наследство от Васильевой» структуры, механизм «распила» в которых был уже налажен. Можно предположить, что теперь, в случае необходимости чиновник сам сможет выводить финансы через эти самые схемы.

Представляется, однако, что Тимур Иванов – профессионал высочайшего уровня, который примитивных серых схем Васильевой хоть и не чурается, но стремится к гораздо большему.

Дело в том, что, как мы говорили, он «зашел» на должность не сам по себе. Иванов – надежный и проверенный член «клана Сергея Шойгу». И когда Тимур Иванов что-то предпринимает, можно предположить, что во главе угла у него – интересы команды.

А что, кстати, он предпринимает? Вернее, предпринимал, еще будучи главой ГУОВ? Он… скупал всех подрядчиков.

К июлю прошлого года ГУОВ скупило контрольные пакеты в уставных капиталах восьми компаний, каждая из которых специализируется на своей сфере — проектировании больниц и поликлиник, строительстве казарм или устройстве полевых лагерей. ГУОВ покупало от 51 до 75% акций, но уже в этом году стало увеличивать долю в компаниях до 100%. С 2015 года ГУОВ стало единственным владельцем петербургской компании «АсконСтрой» и московской «Строф ПМ», теперь они стали называться «Оборонстройпроект СПБ» и «Оборонстройпроект» соответственно. Одним из крупных приобретений стало 67% инженерного бюро «Хоссер», после чего «Хоссер» переименовали в «Оборонмедстрой».

По итогам 2014 года ГУОВ был крупнейшим господрядчиком в сфере строительства в России — управление заключило и реализует госконтракты на 364,15 млрд рублей. Кроме прочего, в 2014 году компания была генподрядчиком при строительстве 1 млн м2 жилья.

Раньше ГУОВ, получая заказы от Минобороны, искало субподрядчиков через открытые конкурсы. Чтобы понимать масштабы, напомним, что общая выручка ГУОВ за 2014 год составила 40,2 млрд рублей. При этом консолидированные расходы по строительно-монтажным работам — 43,2 млрд рублей, из которых 75,08% ушло на субподрядные работы. Теперь же заказы, по всей видимости, будут оставаться внутри управления. ГУОВ приобрела подрядчиков, которые смогут выполнить все необходимые работы. А в положение о торгово-закупочной деятельности управления включено условие о том, что если его дочерняя компания получает не менее 70% своего дохода от ГУОВ, то заказы ей могут передаваться напрямую, минуя конкурентов. Такое положение совет директоров ГУОВ самостоятельно утвердил в 2013 году.

В годовом отчете ГУОВ поясняется, что акции компаний куплены «в целях восстановления и развития собственной производственной базы». ГУОВ приобретает доли не только в частных компаниях, но становится акционером компаний, которые ранее принадлежали напрямую «Оборонстрою» или другим «дочкам» Минобороны. Такими приобретениями стали, например, «Оборонкадастр» и «Оборонэнергоэффективность». Кроме того, к ГУОВ были присоединены сразу 10 дочек «Оборонстроя» — строительные и ремонтно-эксплуатационные управления от Москвы до Дальнего Востока.

Характерно, что нынешние и бывшие совладельцы компаний, перешедших в ГУОВ, с неохотой комментируют это. Так обычно ведут себя люди, которым сделали предложение, как сказал бы Дон Корлеоне, от которого невозможно отказаться. В этой связи вспоминается, что российский бизнесмен Михаил Маниович не так давно, как написали некоторые СМИ, обвинил Тимура Иванова и свою бывшую жену Светлану (которая бросила Маниовича ради Иванова) в том, что они «заказали» его через питерских бандитов.

В ГУОВ не раскрывают, во сколько управлению обошлись приобретения компаний. Участники рынка говорят, что стоимость сделок могла быть не рыночной из-за «особенностей» покупки (школа Корлеоне). Известно, что доли в «Оборонкадастре» и «Оборонэнергоэффективности» стоили… 3,5 млн рублей. Стоимость чистых активов в восьми компаниях (в пересчете на процентные доли, которые достались ГУОВ) по данным на конец 2013 года составляла 99,7 млн рублей, в основном из-за того, что чистые активы «Кубаньпроекта» были 121,9 млн рублей. Но уже в конце 2014 года те же доли в компаниях превысили 31 млн рублей.

Судя по всему, ГУОВ планирует нарастить долю в дочках до 100% и сделать их своими структурными подразделениями. В годовом отчете ГУОВ поясняется, что присоединение к управлению предприятий «Оборонстроя» и покупка долей частных компаний — это часть концепции стратегического развития. «Создание единой системы управления позволит стандартизировать процедуры, оптимизировать работу корпоративного центра, повысить контроль качества и сроков осуществления строительной и другой профильной деятельности в интересах заказчиков», — говорится в обращении Тимура Иванова.

Комментируя эту экспансию ГУОВ, глава Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации Министерства культуры РФ Александр Шабасов заметил, что главное в этой ситуации – «не заиграться, потому что есть и другая сторона медали — сглаживается сам контроль за ситуацией. Когда все в одних руках, даже у искренне честного человека может глаз замылиться».

Не все коту «Интарсия»

Скупив всех своих подрядчиков и отказавшись от конкурсов, ГУОВ получит возможность избежать скандалов наподобие того, что случился совсем с компанией «Интарсия».

В недалеком прошлом название этой структуры звучало громко. В былые времена «Интарсия» занимала до 50% петербургского рынка реставрации и выполняла массу заказов в других регионах. В 2000-е годы штат компании доходил до 1,5 тысяч сотрудников. Ей доставались самые значимые подряды: реставрация Константиновского дворца в Стрельне для резиденции Президента, зданий Сената и Синода для Конституционного суда РФ и президентской библиотеки и восточного крыла Главного штаба для нужд Эрмитажа.

К концу 2000-х ежегодная выручка фирмы достигала 10 млрд рублей. По слухам, компании покровительствовал управделами президента Владимир Кожин, покинувший должность в мае 2014 года. И вот тут в жизни «Интарсии» началась черная полоса. В июле прошлого года контракт на ремонт зданий на Московском проспекте Санкт-Петербурга был разорван и без конкурса передан компании «Деметра». Лишившись этого и других масштабных госзаказов, «Интарсия» сначала ушла с рынка, а вскоре распалась.

Если учесть, что в 2013-м году 75% долей ООО «Строительная компания «Интарсия» выкупил Борис Ротенберг, то вытеснение «Интарсии» со строительно-реставрационного рынка может выглядеть как откровенный наезд команды Шойгу на друзей Путина.

Видимо, испытывая некий внутренний дискомфорт после показательного унижения компании, в которой он купил строительное подразделение, Борис Ротенберг переименовал ее в «Трансепт групп». В сентябре этого года компания получила лицензию Минкультуры на реставрационные работы, поскольку стало очевидно, что на заказы ГУОВ Ротенберг не сможет претендовать никогда. Ибо там прочно прописались люди, близкие Сергею Шойгу.

Место «Интарсии» занял новый гигант ЗАО «БалтСтрой». А несколько дней назад российские СМИ сообщили, что ГУОВ может… купить этого крупнейшего генподрядчика России.

Право – не лево?

И тем не менее, дальнейшей экспансии ГУОВ, которым Иванов руководит уже из своего министерского кабинета, сегодня угрожают не конкуренты, а закон.

По мнению управляющего партнера компании «Дювернуа Лигал» Егора Носкова, ГУОВ рискует получить судебные иски от компаний, которые могли бы стать потенциальными подрядчиками: «По 223-ФЗ допускается, что акционерные общества, контрольный пакет акций которых находится в собственности государства, могут проводить торги по собственным положениям. Но в случае ГУОВ, хоть это и соответствует букве закона, это определенно не соответствует духу закона. Очевидно, они воспользовались формальной возможностью для того, чтобы, по сути, бесконтрольно расходовать средства, находящиеся в их ведении. Заинтересованное лицо, которое посчитает, что его права нарушены этим положением, которое делает полностью непрозрачными поставки этой компании, может обратиться как в ФАС, так и в суд, и в прокуратуру».

Вероятность того, что такие иски будут поданы и даже благосклонно рассмотрены в судах весьма велика. Она еще более увеличится, когда в Кремле поймут потенциальную угрозу для политической стабильности в стране от сосредоточения столь непомерной власти и возможности распоряжаться средствами госбюджета в руках набирающего силу и влияние «команды Шойгу». Тем более в преддверии парламентских и президентских выборов. Звучащее возражение, что, мол, Шойгу — чисто технический менеджер и никаких политических амбиций и намерений не имеет, легко опровергается непреложной максимой, что в политике имеют значение не намерения, а возможности.

Петр Свиридов
comments powered by HyperComments