«Зачистка» Антона Астахова

«Зачистка» Антона Астахова

Как выпускник Оксфорда и сын бывшего детского омбудсмена внедрялся в советы директоров банков, которые вскоре приходили банкротству.

Anton_AstachovВ конце прошлого года бесславно «скончался» Региональный Банк Развития (РБР), четвертый по капиталу банк Башкирии. Разумеется, говорим мы это образно и фигурально: процедура ухода в небытие финансово-кредитного учреждения не предполагает немедленного захлопывания дверей в связи с банкротством и т.д.

Но сути это не меняет: 10 ноября 2015 года Центробанк лишил РБК лицензии, а 18 декабря 2015 года Арбитражный суда Москвы объявил на своем заседании о признании Регионального Банка Развития несостоятельным (банкротом). Стало быть, так или иначе пострадали многочисленные вкладчики банка, и рухнули планы РБР по многим проектам. Спасся, возможно, лишь тот, кто предвидел исход загодя и успел «спрыгнуть» с тонущего корабля.

«Хроники объявленной смерти»

Естественно, аналитики следили, выражаясь по Габриэлю Маркесу, за «хроникой объявленной смерти». 15 октября 2015 года КоммерсантЪ в Башкирии сообщил, что Региональный Банк Развития банк избрал новый совет директоров, в котором не оказалось ни одного представителя из предыдущего состава. И что не менее важно: поменял структуру акционеров. Это походило, скорее, на признание, что ловкие уже «спрыгнули», а остались те, кому тонуть.

В частности, сообщило издание, по состоянию на 9 октября 2015 года из участия в РБР вышел Антон Астахов  — сын известного всей стране детского омбудсмена России Павла Астахова, летом 2014 года входившего в банк с пакетом 8,47%. Фигура Астахова-младшего, может, и не самая крупная в «пакетном раскладе» РБР, но это не делает менее интересным вояж отпрыска недавнего «всероссийского защитника детей» Павла Астахова в башкирские банковские степи. Ведь в 2014 году в распространенном в Сети интервью с пафосным названием «Хочется принять участие в качественных процессах и создать серьезный финансовый институт» Антон Астахов поведал, что с некими компаньонами – впрочем, им не названными – они просмотрели огромное количество банков, чтобы войти в качестве собственников, и выбрали для своего участия и активной деятельности именно Региональный Банк Развития. Башкирский банк к тому времени, что называется, кряхтел и чах, но вот какой пафос насчет него звучал в том интервью Астахова-младшего в блоге на ресурсе Planetasmi.ru в сентябре 2014 года:

— Вообще РБР как площадка давно требовал развития, он напомнил прекрасного мощного скакуна, которого кормили неправильно и вместо участия в соревнованиях заставляли таскать телегу — накорми правильно, дай волю и он обгонит любого. То, что у банка существует некоторое количество проблем оставшихся от предыдущих владельцев — не пугает, если знаешь как их решить… Ныне, как мы видим, этому «мощному скакуну» вместо корма подрезали жилы – причем за короткий срок после введения Антона Астахова в совет директоров РБР,

О том, как тот вообще сел в «седло скакуна», то бишь в органы управления банка, мы расскажем чуть ниже. А пока процитируем официальный документ: «Предписание о замене председателя, члена совета директоров (наблюдательного совета) кредитной организации», направленное в РБР 16 июля 2015 года Национальным банком по Республике Башкортостан, которое является отделением Уральского главного управления Центробанка РФ, т.е. регулятором банковской деятельности в этом регионе.

Данным документом публичному акционерному обществу «Региональный Банк Развития» предписывалось в срок не более 60 дней освободить от исполнения обязанностей члена совета директоров ПАО АКБ «РБК» Астахова Антона Павловича» в связи с несоответствием указанного лица требованиям закона, в частности ст.16 ФЗ «О банках и банковской деятельности» и ст. 60 ФЗ о Центробанке РФ.

Эта суровая бумага, подписанная и.о. управляющего Национального банка по Республике Башкортостан Р.З. Закировым за 5 месяцев до объявления судом банкротства башкирского РБР приоткрывает завесу о причастности Антона Астахова к другому банкротству: Коммерческого банка Сбережений и Кредита (Сберкредитбанка), который 18 марта 2014 года лишился лицензии Центробанка, а 28.05.2014 г. был признан арбитражным судом несостоятельным…

Про связь сына омбудсмена с этим банком написал в декабре 2013 года интернет-ресурс «Росинвест», сообщивший, что внеочередным собранием акционеров был избран новый состав директоров Сберкредитбанка, и в этот новый состав вошел Антон Астахов. Невольно можно задуматься о тенденции: беда настигает те кредитные организации, где в органах управления появляется сын детского омбудсмена. Который при этом еще заявляет публично, что знает, как решать проблемы лучше банкиров…

Возьмем еще одну, третью по счёту банковскую «пристань» Антона Астахова – Акционерный коммерческий банк «Объединенный банк промышленных инвестиций» (ОБПИ). Приказом Банка России от 21 июля 2015 за № ОД-1721 у банка также была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

Примечательно, что буквально за неделю до этого, 15 июля 2015 года, на внеочередном общем собрании в Москве акционеры досрочно прекратили полномочия Антона Астахова, являвшегося в банке членом совета директоров, и ряда других лиц, которые довели банк до ручки: «за» проголосовали все участники собрания.

Лицензию у банка «ОБПИ», напомним, отобрали за выполнение сомнительных операций, а также за рискованную кредитную политику, проводимую органами его управления, в которые входил Антон Астахов.

Что ж, один «проваленный» и не «накормленный правильно» столь продвинутым «профессионалом банковской деятельности», конечно, можно списать на случайность. Два случая уже настораживают. А когда таких угробленных банков уже три, то приходится констатировать: либо Астахов-младший просто неудачник, либо это своего рода «киллер» для добивания проблемных банков.

…Но вернемся в Башкирию к «прекрасному мощному скакуну», которому под Новый 2016-й год банкротством «подрезали жилы». Созданный в 1993 году Региональный Банк Развития (бывший «Орлан-банк», «Башкирский железнодорожный банк») был весьма весомым игроком финансового рынка региона и за его пределами. Его кредитно-финансовыми услугами пользовались республиканские строительные и промышленные компании, торговые и аптечные сети, сфера ЖКХ, производители продуктов питания и т.д.

У банка порой возникали трудности, как, к примеру, с дольщиками уфимского микрорайона «Солнечный» — разорившегося девелопера этой новостройки как раз финансировал РБР. Поэтому акционеры банка, конечно, искали спасителей-инвесторов, поэтому и ухватились за сына детского омбудсмена. Но, как горько отметила газета «Коммерсантъ» в Башкортостане»: в итоге «РБР дождался не инвестора, но ликвидатора».

Скандальное возвращение на Родину

Интересно, что в поле зрения СМИ банковский «вундеркинд» Антон Астахов попал после скандального ДПТ, произошедшего 21 апреля 2012 года, когда 24-летний сын детского омбудсмена России, как отмечали журналисты, «предположительно в средней степени опьянения» на своем автомобиле BMW 5-ой серии в Москве, на 1-й Тверской-Ямской улице, въехал в автомобиль Toyota Yaris. А затем, «пошатываясь перед инспектором ГИБДД», отказался пройти медицинское освидетельствование. Но, судя по всему, именитый папа не оставил в беде сына, числившегося у него то помощником уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ, то исполнительным директором коллегии адвокатов Павла Астахова. Мировой суд трижды переносил слушания по административному делу в отношении Астахова-младшего. К примеру, из-за госпитализации, поверив факсу медицинской компании, которая в Сети предлагала услуги… по прерыванию беременности…

Проживший юные годы в Англии и США, выпускник Оксфордского колледжа и Нью-Йоркской экономической школы, Антон Астахов рассказывал журналистам о том, что его интерес – крупные финансы, и вообще он торгует с 18 лет, и в Америке, когда учился в университете на знаменитой улице Wall Street, его друзьями были сплошь брокеры и трейдеры…

Недавний «всероссийский защитник детей» Павел Астахов, имевший вес во многих структурах власти, попытался пристроить сына поближе к бюджетным деньгам: то в Совет при Президенте по модернизации экономики и инновационному развитию России, то ввести в проекты по контролю за Рунетом…

Однако и сам наследник именитого отца не дремал, пытаясь активно внедряться в банковский российский сектор благодаря знаменитой фамилии. Так, в феврале 2015 года сын детского омбудсмена неожиданно обнаружился в башкирском Региональном Банке Развития (РБР). Крупные СМИ, можно сказать, проспали, что в стране уже пару лет как родился новый специалист по вхождению в советы директоров банков, находящихся в затруднительных и предбанкротных состояниях (примеры мы упомянули выше).

«Пряники» для банков

В переживавшем не лучшие времена башкирском Региональном Банке Развития Антон Астахов получил 7% акций еще 6 июня 2014 г., а затем он увеличил долю до 8,5% и вошел в совет директоров РБР. Сыну известного адвоката, находящегося на короткой ноги со многими «сильными мира сего», скорее всего, было чего посулить банкирам! В том же июне 2014 года НП «Ассоциация уполномоченных по правам ребенка» открыла в РБР счета для сбора пожертвованиям семьям с детьми с юго-востока Украины, оказавшимся в зоне вооруженного конфликта. Павел Астахов, являвшийся её председателем, делал тогда перед общественностью удивлённые глаза, как бы списывая на бухгалтеров и помощников то, что его структура перешла на обслуживание в банк, где у его сына доля в капитале и финансовый интерес.

Еще один июньский подарок был юридическим: Центробанк в 2014 году не лишил РБР лицензии, а просто оштрафовал банк за неисполнение требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. У других за такое лицензию отбирали без дебатов. Эксперты могли подозревать за этим возможное «крышевание» финансовой организации влиятельным юристом Павлом Астаховым, вхожим на самый верх правительственных структур. Не случайно башкирский бизнесмен Рауил Сайфуллин, судившийся с РБР, обвинил Астахова-старшего в давлении на судей, в результате которого апелляционная инстанция вынесла постановление в пользу банка. По мнению предпринимателя, решение суда вошло в противоречие с судебной практикой.

Поначалу вкусных «пряников» из-за вхождения Антона Астахова в проблемный банк вроде бы действительно было немало: к концу 2014 года РБР поднялся на 24 позиции в рейтинге банков по активам  — до 285-го места. РБР выиграл конкурс (где был единственным участником) на оказание услуг по открытию и ведению расчетных счетов Управления Федерального казначейства по г. Севастополю. В октябре 2014 г. с помощью Минвостокразвития РБР подписал договоры с китайцами и корейцами об открытии корреспондентских счетов в рублях и т.д.

Как утверждают источники, по «прянику» вначале получали и упомянутые нами выше банки, в которые Астахов-младший вошел в управляющие органы. В качестве приманки им обещали при условии введения в советы директоров нужных лиц кредиты, выгодных клиентов, оздоровление финансов за счет связей. Но как говорят в таких случаях, недолго музыка играла. Следом в кредитно-финансовых учреждениях, где начинал рулить выпускник Оксфорда, начиналась практика, при которой финансы таяли, как снега в Африке.

К примеру, по разъяснению Центробанка России, «РБР размещал средства в низкокачественные активы и не создавал адекватных принятым рискам резервов. В связи с неудовлетворительным качеством активов, не генерировавших достаточный денежный поток, банк не обеспечил своевременного исполнения обязательств перед кредиторами. Также финорганизация представляла в надзорный орган недостоверную отчетность, скрывающую наличие оснований для отзыва лицензии».

АКБ «ОБПИ» (ПАО) тоже, по сообщению пресс-службы ЦБ РФ, «размещал денежные средства в низкокачественные активы… кредитная организация не обеспечила своевременное исполнение обязательств перед кредиторами».

Тот же почерк управления был отмечен и в Акционерном Коммерческом Банке Сбережений и Кредита – про крах его сообщается в тех же формулировках о «высокорискованной политике по размещению привлеченных средств» без создания резервов, «утрате собственного капитала» и т.д. «Руководством и собственниками банка» не приняты меры по ее финансовому оздоровлению», — говорится на банковских сайтах

Словом, при участии обновленных советов директоров и новых лиц «со связями» деньги вкладчиков указанных банков в итоге растворились и испарились! Надо ли говорить, что гибель каждого банка – беда для огромного числа предприятий, учреждений и граждан, несших туда свои «медяки». Выведены средства, кем-то получены и не отданы кредиты, а виновные где? «Умные и дальновидные», учившие жить, уже далече, причем унесли не только ноги, но и капиталы… Беда еще и в том, что в обанкроченных банках, как правило, не остается средств, которые потом вкладчикам должно возвратить АСВ — за всё платит государство.

Хроника «непредумышленных» банкротств

Но вернемся к банкротству РБР в Башкортостане. Как сообщило в середине нынешнего октября издание Коммерсантъ (Уфа), из банка в сентябре 2015 года «предусмотрительно ушел… входивший в РБР в качестве инвестора предприниматель Андрей Коркунов, основатель одноименной кондитерской марки». На самом деле кондитерский бизнес основатель известной шоколадной марки продал не позднее 2008 года и сосредоточился после этого на банковском секторе — у него, в частности, имеется 49,8% акций в татарстанском «Анкор Банке».

А вот новость из Татарстана. Как сообщил электронному изданию «Реальное время» первый заместитель председателя правления «Анкор Банка» Айрат Забиров, в начале апреля 2015 года у банка появился новый акционер, которому теперь в «Анкор Банке» принадлежит 9%. Как вы уже, наверное, догадались, новым акционером оказался Антон Астахов. Сей факт приобретения акций казанского происхождения говорит о многом. Прежде всего, как можно предположить, о том, что бегство из Уфы Астахова-младшего планировалось еще до того, как в июле 2015 года Национальный банк по Республике Башкортостан указал ему дверь на выход из РБР. То есть, последующий выход из банка, банкротство которого до конца года было не трудно предвидеть, находясь в кресле члена совета директоров РБР, был осуществлен банковским «вундеркиндом» вопреки его декларациям на интернет-ресурсе «Планета СМИ»: «накормить правильно» этого «прекрасного мощного скакуна» из Башкортостана, чтобы тот «обогнал любого».

Мы уже упоминали, что в том же имиджевом интервью на «Планете СМИ» сын недавнего «защитника детей» интригующе поведал про свою команду компаньонов, «настоящих профессионалов», которые вместе с ним, просмотрев огромное количество банков, приняли решение войти в качестве собственников именно в башкирский банк. Имен профессионалов, «знания и умения которых помогают динамично решать любые вопросы», правда, он не назвал. Но, как говорят, шила в мешке не утаишь…

Татарское издание «Реальное время» сообщило о том, что «Коркунов вслед за Астаховым пришел в Башкирию и Крым», а «шоколадный король» привел сына Павла Астахова на банковский рынок Татарстана».

А башкирский «Коммерсантъ» подмечает, что вслед за «вышедшим» в сентябре 2015 г. из РБР экс-кондитером Коркуновым «по состоянию на 9 октября из участия в РБР вышли также Антон Астахов — сын детского омбудсмена России и бывший заместитель предправления банка «Метрополь» Михаил Коршиков. Летом 2014 года они входили в банк с пакетами по 8,47% каждый». То есть, пришли дружно в банк, который еще был жив, а в канун банкротства также дружно, и надо сказать, на удивление вовремя его покинули. По слухам в уфимской банковской среде, господа Астахов-младший и Коркунов якобы даже вынашивали планы то ли объединить РБР и «Анкор Банк», то ли присоединить кого-то к казанскому банку, даже сотрудников из уфимского банка уговаривали на это, но альянс не состоялся… Словом, не стали компаньоны дальше гулять в Уфе со своими далеко идущими планами, «сделав ноги» из мчащегося к банкротству банка «скакуна».

Что ж, всегда грустно писать о падении банков – тут, видимо, нужен писарь в виде финансового инспектора, а, может, и даже следователя – для выявления схем увода средств «в низкокачественные активы» (по формулировке ЦБ РФ). Ясно, что кто-то из державших под узды «скакунов» урвал больше, кто-то меньше. Хорошо бы, чтобы в итоге эти джигиты и ответ держали в итоге в точном соответствии с этими «долями»…

Сейчас, как говорят из окружения Астахова-младшего люди, на примете у него есть многие другие банки, функционирующие в настоящий момент и сохранившие достаточные активы.

Словом, Астахов-младший не останавливается, набив сноровку, дальше строит себе карьеру в банковской сфере. Так что, не исключено, мы еще не раз увидим услышим о новых проявлениях его банкирского таланта.

Андрей Пономарев
comments powered by HyperComments