Украина пошла по стопам «погрязшей» в санкциях Турции

Украина пошла по стопам «погрязшей» в санкциях Турции

Истеричная реакция официального Киева и направленные сразу в несколько западных инстанций обращения — повторение событий ноября 2015-го.

Ukraine_Take_Turkish_Steps_Aggressive_Confrontation_Russia

Произошедшие 7 и 8 августа на крымском перешейке столкновения российских пограничников из личного состава Федеральной Службы Безопасности с участием военнослужащих расположенных в Крыму частей с украинскими диверсантами, посланными в регион для совершения диверсионных операций и подрывной деятельности Главным Управлением Разведки Украины, послужили началом нового этапа российско-украинских взаимоотношений, повторяющих историю «погрязшей» в санкциях Турции. Напомним, что в конце ноября 2015 года вылетевшие на перехват якобы обнаруженного в турецком воздушном пространстве нарушителя два истребителя-перехватчика F-16 ВВС Турции сбили выполнявший боевую задачу по бомбардировке позиций террористов в Сирии самолет-бомбардировщик российских Воздушно-Космических сил Су-24М. Один из двух катапультировавшихся после попадания ракеты пилотов бомбардировщика погиб от огня с земли, который вели представители праворадикальной турецкой группировки «Серые волки». Репортаж об убийстве россиянина с участием непосредственных исполнителей расстрела ведущие западные телеканалы продемонстрировали в прямом эфире уже через 2 часа после инцидента. Последствием агрессии для Анкары стали наложенные Россией санкции, затронувшие финансово-экономическую систему Республики, строительный и туристический бизнес.

События 7-8 августа 2016 года, произошедшие при прямом участии Украины, которая своими действиями спровоцировала гибель сотрудника ФСБ и бойца спецподразделения Воздушно-Десантных Войск РФ в ходе перестрелки с украинскими диверсантами, послужили отправной точкой для начала идентичной турецкой линии поведения Москвы. Сразу после гибели российского пилота Су-24 президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган связался с руководством Североатлантического Альянса, пытаясь «проинформировать НАТО о подробностях воздушного инцидента». Первые заявления турецкого лидера и представителей власти в Анкаре указывали на проведение согласованной операции по ликвидации нарушителя воздушного пространства суверенного государства, полностью оправдывающие поведение пилотов F-16 в отношении самолета ВКС РФ. Однако уже через неделю риторика Эрдогана сменилась на оправдательную, когда глава страны заявил о «возможности другой реакции Анкары на нарушителя, если бы мы знали о том, что сбитый самолет принадлежит России». На многочисленные попытки президентской администрации лидера Турции связаться с российским президентом Владимиром Путиным Кремль отвечал гробовым молчанием. Прямо в эти дни похожие чувства испытывает глава Украины Петр Порошенко.

По информации украинских изданий, президент Незалежной поручил своему аппарату инициировать встречу или телефонный звонок с Путиным, параллельно «созывая» лидеров стран-участниц Минских соглашений к диалогу по проблемам складывающейся на территории Украины обстановки. Кроме руководителей Германии и Франции Порошенко потребовал наладить прямую связь с руководством Еврокомиссии и представителями Вашингтона, в частности с главой внешнеполитического американского ведомства Джоном Керри. Поведение Порошенко один-в-один напоминает хаотичное метание турецкого президента, столкнувшегося с неожиданной для администрации ситуацией. Напомним, что первая реакция представителей НАТО и Пентагона после уничтожения Су-24М в сирийском небе носила оправдательный характер в отношении правительства в Анкаре — США назвали действия пилотов истребителей-перехватчиков оправданными. Однако позднее руководство НАТО заявило об отсутствии достаточных документальных оснований для подтверждения слов турок о якобы совершенном россиянами пересечении сирийско-турецкой границы. Впоследствии Министерство обороны РФ предоставило данные средств объективного контроля, подтвердившие нахождение самолета Су-24М в небе Сирии на всем протяжении полета.

Предполагается, что в отношении попыток проникновения на территорию Крыма, организованную разведывательным ведомством МО Украины с помощью подготовленных групп диверсантов, американские партнеры Киева будут действовать по аналогии с Анкарой — сначала Вашингтон официально опровергнет обвинения Москвы в адрес киевского правительства, однако позднее, после появления неопровержимых доказательств отсылки в Крым украинских военных с диверсионными целями, «мнение» вашингтонского Белого дома изменится. Именно с таким «двусмысленным» поведением американцев ранее столкнулся Эрдоган, впоследствии решивший «переметнуться» в так называемый «российский лагерь», удостоверившись в неадекватности заокеанских партнеров. Наибольший интерес у экспертов вызывают предполагаемые шаги Кремля по «наказанию» агрессивного Киева, перешедшего к политике откровенного террора, о чем в четверг заявил глава российского государства. По словам Путина, поведение украинских властей является «недопустимым», и предпринятые Незалежной попытки дестабилизации обстановки на полуострове «не останутся без ответа».

Если для Турции самыми болезненными ударами были закрытие туристического сообщения и фактическое изгнание строительного турецкого бизнеса из России, что привело к серьезным внутренним проблемам с бизнесом в стране, то для Украины ответной мерой может стать газовая инфраструктура и поставки электроэнергии. Напомним, что месяцем ранее Киев попросил Москву нарастить объемы поставляемого в страну электричества, чтобы ликвидировать возникшие после проблем на Запорожской АЭС «просадки» в выработке электроэнергии. Кремль отказал в увеличении объемов поставок, что вызвало негативную реакцию у правительства соседней страны, дополненную прозвучавшим на днях предупреждением Москвы о необходимости увеличить объемы прокачки голубого топлива через газотранспортную систему, чтобы набрать требуемое количество газа в хранилища для прохождения зимнего отопительного сезона. Чуть раньше Нафтогаз почти в ультимативной форме потребовал от Газпрома снижения стоимости газа, на что руководство российского газового гиганта пока не согласилось. Ожидается, что окончательное решение Газпрома очень не понравится руководителям Нафтогаза, вынужденным изыскивать дополнительные финансовые средства на зимний период.

Более серьезным ударом для соседа станет отказ от эксплуатации газораспределительной системы Незалежной, через которую из России в Европу прокачиваются десятки миллиардов кубометров газа, закупаемого странами Евросоюза. Возобновившиеся с Турцией переговоры о строительстве «Турецкого потока-2», ввод которого в эксплуатацию запланирован на 2019 год, полностью лишает Украину статуса государства-транзитера российского голубого топлива. Поступающие за транспортировку газа по украинской газотранспортной системе деньги составляют львиную долю валютной выручки Нафтогаза, которому после окончания действующего контракта в 2019 году придется столкнуться номинальным банкротством. Выросший в цене для рядовых украинцев газ подавляющей частью населения больше не закупается, при этом предусмотренные властями субсидии коммерческой компании оплачиваются с огромными задержками. А кроме газоснабжения и электрификации Кремль может нанести и болезненный удар «ниже пояса» — прямо в банковскую систему Незалежной, серьезно зависящей от вливаний приходящих из РФ денег. Работающие на Украине российские банки вправе свернуть деятельность, лишая финансово-экономическую систему некогда добрососедской страны сотен миллиардов долларов ВВП, что спровоцирует окончательный крах экономики украинского государства.

По какому направлению последует ответный удар России — по энергетическому, газотранспортному или банковскому сегментам экономики, продемонстрируют дальнейшие шаги официального Киева и регулирующих киевский режим партнеров из Евросоюза и США. Первый шаг руководство Кремля уже сделало, четко обозначив вектор формирующегося удара, предотвратить который смогут только заокеанские и европейские “кураторы” правительства Порошенко, для чего Западу придется пойти на серьезные уступки, согласившись на навязываемые Кремлем правила игры во внешней политике. Последнее касается и государства пост-советского пространства, и вопросы нахождения РФ на европейском энергетическом рынке, и вызывающий самую болезненную реакцию у США Ближний Восток.

Сергей Комов
comments powered by HyperComments